08 ноября 2017
История современности

От эрцгерцога до генацвале

История политических гастарбайтеров на Украине.
Упорство, с которым Михаил Саакашвили пытается доказать свою полезность новой незалежной «родине», вызывает удивление, смешанное с сочувствием.
Ныне, вспомнив лихую молодость и «революцию роз», он Михо-майдан в Киеве замутил и с горящими глазами призывает к свержению «злочинной влады». А ведь 21 декабря дяденьке полвека стукнет.
Возраст, как ни крути, вполне солидный. Любой другой на его месте, да ещё при таких нагрузках, тяжким бременем легших на печень, нервную систему и прочие жизненно важные органы Михайлы Николозовича, уже давно бы остановился, задумавшись о вечном. А он всё молодым козликом по просторам незалежной скачет, народ на борьбу поднимает, вялым кулачком размахивает, хотя и здоровье уже не то, да и украинская публика изрядно притомилась от однообразных эскапад политического гастарбайтера.

Но Саакашвили принадлежит к той популяции актеров политического театра, которые добровольно никогда не уйдут со сцены. Если только их оттуда не вынесут вперед ногами.
Что поделать, демагогия и популистская риторика являются, по сути, единственными дарованиями бывшего грузинского президента и отставного одесского губернатора. И, на счастье Шалумишки (так его за глаза называли на родине в середине 2000-х за многочисленные амурные похождения), эти качества пока ещё востребованы забугорными хозяевами.
Путь, пройденный паном-генацвале Михо за последние годы, по своему уникален и не имеет прямых аналогов в мировой истории. Нет, ситуация, когда президент или монарх после утраты полномочий подвергался преследованию на родине и был вынужден эмигрировать, не является такой уж редкой. Однако почти невозможно найти другой пример, когда бывший глава одного государства соглашался на роль чиновника регионального уровня в другом. До сих пор такое считалось невозможным. Деятели, по каким-то причинам слезшие с вершины даже невысокой, но суверенной властной пирамиды и оказавшиеся за рубежом, никогда не встраивались в чужую властную вертикаль. Как говорится, положение обязывает. 
Саакашвили же на традиции наплевал, согласившись стать губернатором Одесской области унитарной Украины. Более того, отодвинутый от властной кормушки за полную профнепригодность он стал изо всех сил кусать своего благодетеля.
За всё это Шалумишке вряд ли будут возданы респект и уважуха от покойных коллег по властному цеху, когда он рано или поздно встретится с ними на том свете. Впрочем, среди деятелей минувших эпох всё-таки есть один персонаж, который мог бы отнестись к Саакашвили с сочувствием. Будучи чужаком, он, как и ныне экс-президент Грузии, пытался стать большим украинцем, чем населяющие эту несчастную страну громадяне, и осчастливить их своим мудрым правлением.
Речь идёт о Вильгельме Франце Габсбурге, известном среди продвинутых свидомитов, как Василь Вышиваный. 
Сей персонаж украинского театра абсурда столетней давности появился на свет в 1895 году, став шестым ребёнком в весьма своеобразной семейке. Его отец эрцгерцог Карл-Стефан принадлежал к тешинской ветви правящей в Австро-Венгрии династии, приходясь троюродным братом императору Францу-Иосифу. Мать тоже была из Габсбургов, только тосканских, так что при замужестве ей даже фамилию менять не пришлось.
Понимая, что ни ему самому, ни его отпрыскам венский престол не светит ни при каких раскладах, Карл-Стефан принял нетривиальное решение. В то время в правящих кругах Австро-Венгрии бродила идея о предоставлении автономии нетитульным народам, населявшим лоскутную империю. Предлагалось создать несколько национальных квазигосударств (королевств, княжеств, герцогств и т.п.), во главе которых будут стоять принцы из дома Габсбургов. Это позволило бы купировать сепаратистские тенденции на окраинах, а заодно пристроить чрезвычайно расплодившихся родственников престарелого императора.
Смекнув, что при прочих равных приоритет при раздаче новых корон будет отдан тому, кто сумеет лучше обосновать свою близость к потенциальным подданным, Карл-Стефан решил сделать своих детей поляками. Они учили язык и историю, одевались в национальные костюмы, тесно общались со шляхтой, со временем обретая характерную спесь и гонор. Так природные немцы Габсбурги превратились в стопроцентных поляков.
Но в семье не без урода. Исключением стал младший Вилли. Он тоже поменял национальную идентичность, но не в том направлении. То ли из романтических побуждений, то ли назло отцу и старшим братьям юный Габсбург решил стать украинцем. Самостоятельно освоил «мову», штудировал «труды» Грушевского, заучивал наизусть зубодробительные вирши Ивана Франко, часто гостил в домах галичан, проникаясь идеями свидомости.
Такой кульбит не понравился родственникам, которые отреклись от отщепенца. Но Вилли на это было наплевать, поскольку у него появилась мечта – стать королем Украины. Начавшаяся Первая мировая этим планам благоприятствовала. Служа в уланском полку, 19-летний Вильгельм провел «этническую чистку» в своем эскадроне, избавившись от всяких поляков, чехов и цыган и полностью укомплектовав его галичанами. Подчинённым эрцгерцог приказал обращаться к нему «пан Василь» и раздал жовто-блакитные нарукавные повязки. Стремясь подчеркнуть свою новую национальную идентичность, лейтенант Габсбург носил под мундиром украинскую сорочку, делая это так, чтобы всем был виден ее расшитый ворот. За это он и получил прозвище «Вышиваный», позже ставшее его второй фамилией.
В марте 1918-го Украина была оккупирована немцами и австрийцами. Взгляды союзников на будущее этих земель разнились. В Берлине их рассматривали как ресурсную базу для обеспечения победы на Западном фронте, для чего установили в Киеве марионеточный режим Скоропадского. Вена же рассчитывала создать здесь вассальное буферное государство, враждебное России. Одним из наиболее активных лоббистов этого проекта был Габсбург-Вышиваный. К тому времени он стал полковником и получил под командование достаточно крупную группировку, в которую входили остатки легиона сечевых стрельцов.
Добившись аудиенции у нового императора Карла, сменившего умершего Франца-Иосифа на венском престоле, Вильгельм-Василий изложил ему план по образованию в Восточной Галиции княжества с собой во главе. Тот, занятый более важными делами, родственника выслушал невнимательно, но, вроде бы, не возражал, пообещав подумать.  
Окрылённый Вышиваный вернулся на Украину и стал готовиться к воплощению своей мечты. Чтобы понравиться будущим подданным, эрцгерцог распевал с сечевиками народные песни, гулял на сельских свадьбах, укрывал крестьян, жёгших усадьбы польских помещиков и поселения немецких колонистов, на чём свет стоит ругал Скоропадского и москалей. Заодно провел локальную украинизацию, распорядившись поменять в местечках, где стояли его войска, все русские вывески на украинские. В общем, как мог, «окучивал электорат».
Однажды в разгар грандиозной попойки стрельцы притащили из разоренного особняка похожее на трон резное кресло, и под крики «Слава!» усадили на него своего командира, короновав его казачьей шапкой. Эрцгерцог пьяно улыбался и приветственно махал рукой будущим «подданным». Ему казалось, что заветная мечта вот-вот сбудется. 
Вскоре к Вышиваному прибыла депутация офицеров армии Скоропадского во главе с полковником Болбочаном. Они предложили Василю-Вильгельму свергнуть гетмана и самому взойти на престол. Обрадованный эрцгерцог запросил санкцию у Карла, но получил приказ вернуться в Вену. Там несостоявшемуся украинскому монарху доходчиво объяснили, что его художества вызвали крайнее раздражение германского кайзера, поэтому, если он не хочет оказаться под трибуналом, о троне ему стоит забыть.
После крушения Австро-Венгрии Вышиваный пытался поступить на службу в армию Западно-Украинской Республики, но там своих клоунов хватало, и ему отказали. Бедолагу приютил Петлюра, посчитавший, что природный Габсбург может быть полезен. Но их дружба была недолгой. Когда в 1920-м глава УНР заключил союз с поляками, посулив им за военную помощь против Советов Галицию, оскорбленный в лучших чувствах Вышиваный обозвал Симона Васильевича «предателем украинской идеи» и укатил в Европу.
Там он влез в долги и стал героем скандальной хроники, оказавшись замешанным в гомосексуальных скандалах (не исключено, что бывший эрцгерцог воспринимал клич «Гей, славяне!» как прямое руководство к действию). Кроме того, Василь-Вильгельм организовал сбор средств на «освобождение Украины», которое происходило в основном за столами парижских ресторанов в компании молодых любовников. Когда аферы вскрылись, несостоявшийся князь Галиции был заочно приговорен французским судом к пяти годам тюрьмы. Бежав из Парижа, он осел в Вене, где издавал газету «Соборна Украйна». Приветствовал поглощение Австрии Гитлером. Вспомнив о немецком происхождении и отсудив у старшего брата-поляка круглую сумму из отцовского наследства, открыл лакокрасочный завод, производивший защитные краски для вермахта. Параллельно Василь, опять ставший Вильгельмом, установил связи с британской разведкой и эмиссарами Бандеры. В общем, жил, не скучая.
После войны об эрцгерцоге в вышиванке вспомнили. В 1947-м он был арестован советской контрразведкой и помещен в Лукьяновскую тюрьму Киева, где и умер от туберкулёза и последствий венерических заболеваний.
Так грустно закончилась история Василя Вышиваного, за сто лет до Саакашвили пытавшегося стать «спасителем Украины».  
                   
Виктор Димиулин    

Добавление комментариев:
Имя
Текст
Ввведите ответ на контрольный вопрос в синем поле:
Какой сейчас год по календарю?
Читайте в рубрике
Украинские скелеты в польском шкафу (Часть 3).
читать далее >>
13 декабря 2017
Украинские скелеты в польском шкафу (Часть 2).
читать далее >>
08 декабря 2017
Украинские скелеты в польском шкафу (Часть 1).
читать далее >>
05 декабря 2017
«Железная маска» российской истории.
читать далее >>
01 декабря 2017