04 августа 2017
История современности

Отступать больше некуда…

Что скрывалось за словами «Ни шагу назад!»
Семьдесят пять лет назад, в начале августа 1942 года во всех ротах, батареях, эскадронах и эскадрильях отступавшей под ударами гитлеровцев Красной Армии командиры и политруки осипшими голосами зачитывали только что поступивший из типографий приказ наркома обороны СССР Сталина за номером 227.
Этот предельно жёсткий документ с казённым названием «О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций» отличался высокой эмоциональностью, не свойственной чётким армейским директивам. В войсках приказ стал известен, как «Ни шагу назад!»

В этих трёх словах был сосредоточен ключевой смысл предельно откровенного послания руководителя советской державы её защитникам – тем, от кого зависело будущее Родины и всего человечества. 
Стоя под палящим степным солнцем, крепко сжав потрескавшиеся губы, утомленные бойцы в запыленных гимнастёрках напряженно вслушивались в пронизанные горьким упрёком и надеждой рубленые фразы:
«Враг бросает на фронт всё новые силы и, не считаясь с большими для него потерями, лезет вперёд, рвётся в глубь Советского Союза, захватывает новые районы, опустошает и разоряет наши города и сёла, насилует, грабит и убивает советское население. Бои идут в районе Воронежа, на Дону, на юге у ворот Северного Кавказа…
Население нашей страны, с любовью и уважением относящееся к Красной Армии, начинает разочаровываться в ней, теряет веру в Красную Армию, а многие из них проклинают Красную Армию за то, что она отдаёт наш народ под ярмо немецких угнетателей, а сама утекает на восток…
У нас нет уже теперь преобладания над немцами ни в людских резервах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше – значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину. Каждый новый клочок оставленной нами территории будет всемерно усиливать врага и всемерно ослаблять нашу оборону, нашу Родину...
Надо упорно, до последней капли крови защищать каждую позицию, каждый метр советской территории, цепляться за каждый клочок советской земли и отстаивать его до последней возможности…
Отныне железным законом дисциплины… должно являться требование – ни шагу назад без приказа высшего командования…»
Усилиями либеральных «историков» и политиканов-демократов приказ № 227 был превращён в одно из неубиваемых «доказательств» любовно взращённого мифа о людоедской сущности сталинского режима. Ведь именно в этом приказе шла речь о создании штрафбатов, кровью бойцов которых якобы была куплена Победа. Там же говорилось и о приснопамятных заградотрядах, пулемётными очередями в спину гнавших солдат умирать во славу засевшего в Кремле тирана.
Эти далёкие от реальности байки были забетонированы в многочисленных творениях глубоко ненавидящих «эту страну» и её историю «мастеров культуры», наиболее характерным образцом которых является многосерийный телеопус Володарского и Досталя «Штрафбат». Кстати, сей «шедевр», изобилующий большими и малыми злонамеренными искажениями, снят на государственные деньги и неоднократно демонстрировался по государственному же каналу «Россия». Причём, к его созданию авторы даже не потрудились привлечь военных консультантов.
Что ж, приказ № 227 был действительно суров. Предусмотренные им меры, среди которых не только формирование наделённых правом расстрела паникеров заградотрядов и направление провинившихся в нарушении дисциплины по трусости и неустойчивости в штрафные подразделения, но и снятие с постов с последующим преданием военному суду командиров, - вплоть до командармов, допустивших самовольный отход войск с позиций без приказа, иначе как чрезвычайными не назовешь.
Но именно этого требовала боевая обстановка. За успешным контрнаступлением РККА под Москвой и стабилизацией фронта на других участках зимой 1941-1942 годов последовала грандиозная харьковская катастрофа, поражение на Керченском полуострове и падение Севастополя. После взятия Ростова-на-Дону перед немцами открывались дороги в низовья Волги и на Северный Кавказ, где хватало недоброжелателей советской власти как среди затаивших злобу казаков, так и бредящих о временах Шамиля непокорных горцев. В ближайшие планы командования вермахта входил захват нефтеносных районов Баку и перерезание волжской транспортной артерии, что лишало Советский Союз возможности продолжать организованное сопротивление захватчикам. Фактически летом 1942-го речь шла о судьбе государства, и, пожалуй, ситуация была ещё страшнее и опаснее, чем за год до этого.
Всё это происходило на фоне падения дисциплины и роста панических настроений в отступающих войсках. То и дело оторвавшиеся от противника полки и батальоны, не останавливаясь, отходили на восток, оголяя фронт. Вовсю старались и действовавшие в тылу немецкие диверсанты, сеявшие хаос и панику. На Северном Кавказе создавались тайные организации, готовившиеся поднять антисоветские восстания при приближении немцев.   
В этих условиях были жизненно необходимы самые радикальные меры. И они последовали в виде приказа № 227. К слову, Сталин не выдумал в нем ничего принципиально нового. Заградительные отряды, как средство привести пятящуюся армию в чувство, применялись ещё в античные времена. Во время Первой мировой французы с их помощью боролись с массовым дезертирством.
Что же касается штрафных подразделений, то немцы начали создавать их ещё до войны. Туда по приговору трибунала отправляли провинившихся на срок от трёх до пяти лет; сокращение срока не предусматривалось. Именно на немецкий опыт ссылается Сталин в своем приказе. Ну, а полководцев, не сумевших обеспечить выполнение боевой задачи, снимали с должностей и судили во все времена.
Свою основную задачу – укрепить дисциплину в армии – приказ № 227 выполнил, создав условия для последующих побед.
Что же касается мифов о бессудных расправах «откормленных энкавэдешников из заградотрядов» над несчастными красноармейцами, то они опровергаются буквально за минуту. Для этого достаточно заглянуть в любой справочник, хоть в ту же Википедию. Оттуда можно узнать, что в период с 1 августа по 15 октября 1942 года, когда шли самые напряжённые бои Сталинградской битвы, на всех фронтах заградотрядами были задержано немногим более 140 тысяч военнослужащих, оставивших позиции. Из них арестованы 3980 человек, расстреляны за трусость 1189, направлены в штрафные подразделения 2961, возвращены в свои части и на пересыльные пункты 131094. Желающие могут сами вычислить процентные соотношения и сравнить с тем, что творилось у тех же французов осенью 1914-го.
Более того, заградотряды нередко сами вступали в бой с немцами, сутками сдерживая атаки противника. А ведь численность каждого из них не превышала двухсот человек (две роты), и никакого тяжёлого вооружения, даже минометов, им по штату не полагалось. В лучшем случае бойцы заградотрядов располагали несколькими станковыми пулемётами. И это против танков. Потери в этих спецподразделениях в боях за Сталинград были столь высоки, что был издан специальный приказ, запрещающий их командирам вступать в бой наравне с обычными воинскими частями. В отличие от приказа № 227, он соблюдался далеко не всегда.
Со штрафниками тоже все было не так просто и жёстоко, как утверждают псевдоисторики. Например, вопреки развесистой клюкве Володарского – Досталя, в штрафбатах никогда не служили уголовники и осужденные по политическим статьям. В эти подразделения, создававшиеся при фронтах (а не дивизиях, как в телесериале), направляли только давших слабину в бою средних и старших командиров (от младшего лейтенанта до полковника включительно) и политработников тех же рангов.
Рядовых и младших командиров (сержантов и старшин) в случае провинности ждали штрафные роты. Туда же могли по приговору суда отправить и гражданских лиц, совершивших преступления лёгкой и средней степени тяжести. Бандитам, грабителям, убийцам, ворам-рецидивистам, а также тем, кто сидел за контрреволюцию, защищать Родину с оружием в руках не доверяли. Основные задачи штрафных рот – тяжёлые, в том числе строительные, ремонтно-восстановительные и погрузочно-разгрузочные работы, которых на войне всегда хватает…
Командные должности у штрафников никогда не занимали выходцы из их среды, на них назначали обычных строевых офицеров. Кстати, эти должности высоко ценились среди офицеров РККА. Такие командиры и были постоянным составом штрафбатов, а все остальные – переменным.
Отбыв положенный срок (от одного до трёх месяцев) или получив ранение («искупив вину кровью»), штрафник восстанавливался в правах и звании, получал обратно свои награды (если они были) и отправлялся в «нормальную» часть. Погибший на поле боя признавался полностью реабилитированным.     
За всю войну в штрафные батальоны и роты было направлено 427910 человек. Конечно, это много, но если учесть, что за этот же период через армию прошло около 34 миллионов граждан, цифра выглядит не столь пугающей.
Потери у штрафников действительно были большими, в три-шесть раз превышавшими те, что несли прочие армейские части. Однако, прежде чем пускать скупую либеральную слезу по этому поводу, стоит вспомнить, что туда отправляли не загорать, а отбывать наказание. В условиях войны это могло означать только выполнение боевой задачи на самых трудных участках…
Сейчас, когда отмечается 75-летие Сталинградской битвы и вновь льются ведра грязи на историю войны, стоит дать объективную политическую оценку роли приказа № 227, который помог армии собраться и спасти страну, а затем и Европу, ныне забывшую о совершенном ради неё подвиге.
А показ по телевидению «Штрафбатов», «Цитаделей» и прочей псевдохудожественной продукции «про войну» хорошо бы предварять роликом минут на десять-пятнадцать, в котором бы кратко рассказывалось про то, «как оно было на самом деле», а заодно перечислялись бы все «косяки», допущенные авторами. Причём, не художественные, а именно исторические.
А будет ещё лучше, если какой-нибудь уважаемый человек, например, министр обороны Шойгу, в качестве анонса выскажет своё личное отношение к «шедевру». Может, тогда и смотреть его никто не станет. А там, глядишь, и мозги прочистятся.      
 
Виктор Димиулин

Добавление комментариев:
Имя
Текст
Ввведите ответ на контрольный вопрос в синем поле:
Какой сейчас год по календарю?
Читайте в рубрике
Веками разбираться с собственным прошлым – наша традиция.
читать далее >>
15 ноября 2017
История политических гастарбайтеров на Украине.
читать далее >>
08 ноября 2017
Недо-вольная Каталония и «невидимая рука рынка».
читать далее >>
03 ноября 2017
Как поляки за «правильную» историю воюют (Часть 2).
читать далее >>
30 октября 2017