Вторник, января 23, 2018

Как поляки за «правильную» историю воюют (Часть 1)

Власти любой страны мира озабочены тем, чтобы сохранить доверие и лояльность своих подданных. Когда экономические условия благоприятны, решить эту задачу нетрудно: достаточно перераспределять некую часть получаемых доходов на социальные нужды.
Когда же с экономикой возникают проблемы, приходится пускаться на разные ухищрения. Поэтому намного чаще власть предержащие выбирают более простые способы для консолидации общества. Наиболее действенным является создание образа внешнего врага, из-за происков и козней которого дела в родной державе идут не вполне успешно. И тут на помощь нередко приходит история, вернее, её нужная трактовка, позволяющая показать, что зарубежный недруг издавна пакостил твоей стране.

Безусловным мировым лидером по практическому использованию событий прошлого для решения актуальных политических задач является Польша. Если просмотреть польские учебники, становится ясно, что на планете нет другой страны, которая бы столько претерпела от соседей, на протяжении веков добивавшихся уничтожения польской государственности и периодически в этом преуспевавших.
Второй важный момент состоит в том, что мягкая и пушистая Польша никогда и никому не делала ничего плохого, всегда выступая в роли невинной жертвы. В разное время страну тиранили османы, крымчаки, шведы, пруссаки, австрияки и, конечно же, русские. Поляки же только защищались, страдали и гибли. Поэтому сейчас Польша имеет все основания, чтобы требовать от соседей извинений и компенсаций за прошлые преступления, - когда реальные, но чаще мнимые, - существующие только в сознании потомков гордых шляхтичей.         
Шановные паны были, конечно, не первыми, кто додумался применить историю в качестве политического инструмента, а заодно и способа получения нетрудового дохода. Но никогда и нигде до них эти действия не приобрели столь системного характера и такого масштаба. Например, в Польше существует государственная структура, целиком и полностью сосредоточенная на реализации «исторической политики», т.е. разъяснении (вернее, навязывании) своим и иностранным гражданам, что представляет собой историческая справедливость по-польски, и какие меры следует принять, дабы её восстановить. Называется эта контора Институт национальной памяти, её отделения созданы во всех воеводствах. По влиятельности, численности сотрудников, размаху деятельности и числу упоминаний в публикациях СМИ Институт даст фору многим польским министерствам и ведомствам. 
Успехи проводимой Варшавой «исторической политики» налицо. В стране по вопросам трактовки событий прошлого существует практически полный консенсус. Лишь единицы осмеливаются ставить под сомнение самоприсвоенный статус «народа-жертвы», рискуя навсегда получить ярлык «предателя».
В своё время грандиозный скандал вызвала книга-расследование историка Яна Томаша Гросса «Соседи», рассказывающая о массовых убийствах поляками евреев в годы Второй мировой войны. Автора обвиняли во лжи и выполнении «политического заказа врагов Польши», ему угрожали судом и физической расправой. Но если Гросс, ещё в 1960-х перебравшийся в США, мог чувствовать себя спокойно, то съёмочной группе снятого по мотивам его книги в 2013 году художественного фильма «Колоски» пришлось реально опасаться за свою безопасность…   
Правда, достижения поляков на ниве выстраивания «правильного» понимания истории носят в последнее время в основном внутренний характер. Зарубежные государства, от которых Варшава с упорством обкурившегося дятла требует покаяний и репараций, имеют наглость не признавать очевидного и уходят в несознанку.
Особенно обидный затык у панов произошёл на российском направлении. А ведь как всё хорошо было на стыке 1980-1990-х, когда Горбачёв, а вслед за ним и Ельцин взяли и признали ответственность «кровавых сталинских палачей» за расстрел пленных польских офицеров в Козьих горах под Смоленском (поляки предпочитают назвать это место Катынью, хотя одноимённый населенный пункт находится от него в семи километрах), несмотря на то, что на протяжении сорока лет Москва вполне аргументированно утверждала, что это преступление – дело рук нацистов.
На волне катынского успеха полякам в «лихие 1990-е» удалось не только обустроить «место русского позора» под Смоленском, но и отгрохать посвящённый «тысячам невинно убиенных поляков» мемориал в Медном под Тверью, коих там в таких количествах вообще никто и никогда не расстреливал.
Но вот ныне польская коса уперлась в русский камень. Распоясавшиеся при Путине московиты начали спорить, сличать документы и приводить какие-то факты, разрушающие такую стройную официальную версию. Уже появились инициативы о признании ранее сделанных официальных заявлений недействительными и проведении нового расследования «катынско-медновского дела». Более того, русские стали всё громче заявлять о встречных претензиях исторического характера: то возмущаются чётко выверенными заявлениями Варшавы про «украинцев-освободителей Освенцима», то вспомнят про свои памятники в Польше, то требуют увековечить память замученных в польском плену в 1920-х красноармейцев, то ябедничают, что их исключили из музейного проекта в Собиборе.        
        

 

Заметки

Категорический императив



Всем нам ещё со времён не к ночи будь помянутой перестройки известно, что начинать нужно с себя. Собрались мы как-то раз в нашей избе-читальне, потолковали-проанализировали ситуацию и пришли к выводу: «Так жить нельзя!»
Вопрос «Кто виноват?» в силу полного отсутствия у него судебной перспективы обсуждать не стали.
И тогда с неизбежностью восхода солнца встал ещё один великий русский вопрос: «С чего начать?»

«В тренде» с Нуреевым


     
Что ни говори, а начальственная должность, пусть даже самой пустячная, существенно развивает человеческие способности, в частности, верхний политический нюх, которому любая элитная легавая позавидовать может.
Вот, взять хотя бы наше районное начальство. Прослышало оно о премьере балета «Нуреев» в Большом театре и решило продемонстрировать вышестоящему начальству, что оно тоже «в тренде». И ещё так потрендить может, как и в Москве не снилось.

Без руля



Как я уже неоднократно сообщал, победа в Великой Отечественной войне была достигнута «вопреки Сталину». Как это делается, сейчас объясню.
Механизм прост, как табуретка. Для наглядности предлагаю провести мысленный эксперимент. Некая вооружённая банда терроризирует ваш дачный посёлок. Вы всеми силами пытаетесь дать ей отпор, но руководство вашего дачного кооператива вкупе с местным полицейским начальством создают невыносимые условия для жизни дачников, пытающихся организовать самооборону: отбирают у вас дробовики, вилы, ухваты и рогатки.

«Я, Гней Помпей!..»



Услыхал я, что первое лицо нашего богоспасаемого государства будет участвовать в выборах как самовыдвиженец. Да и ни о каких теледебатах он ни слова не сказал.
И это правильно. У главного лица дел по горло и некогда ему на всякие глупые вопросы раз за разом отвечать.
На пресс-конференции он и так всё сказал. А дебаты, на которые бывшая хозяйка борделя «Дом-2» всё время рвётся, пусть другие промеж собой устраивают. И вообще, дебаты – слишком серьезная вещь, чтобы её политикам доверять. Иной в режиме реального времени такое может ляпнуть, что авторитету его партии великая убыль случится. Стало быть, формировать бригады для теледебатов надо из юмористов и пародистов, для которых языком работать и народ потешать – профессия, а не отхожий сезонный промысел.