Четверг, апреля 26, 2018

Из эксклюзивного цикла «Маленькие комедии Третьего рейха»

Геринга не любили. Но сказать, что не любил никто, не могу. Любила первая жена Карин. Ещё любила дочка Эдда. А друзей у Геринга – настоящих, верных – не было. Но были враги. И немало.
Но намного больше было мелких недоброжелателей. И обитала эта «популяция» в непосредственной близости с «телом»: в его доме, в его приёмных, в его замках и охотничьих «домиках». Гнездилась среди адъютантов, секретарей, семейной прислуги, технического персонала…

«Арийская власть» всех арийцев объявила равными. Достойными арийской идеи, арийского смысла и арийского будущего. А Геринг на людях играл в одну игру, а дома и в штабе вёл себя, как вельможа. За это он расплачивался, и не раз. Партийцы писали письма с жалобами на барские замашки рейхсмаршала. Товарищи по партии пытались его образумить, уговаривали, увещевали…
Геринг критики не принимал. Объяснял свое поведение так: «Монархи, принцы и дипломаты привыкли к тому, что даю им я. Я несу на себе эту партийную обязанность. Кто-то другой согласен взять её на себя? Берите. Я буду рад. Лично мне нужно два сухаря в день… я только здоровее стану…»
И вот однажды произошло следующее. Представьте себе роскошный кабинет Геринга в его гигантской квартире в Берлине, где он принимал всю мировую  политическую элиту  – от советского Молотова до королей и принцев крови. .
Кстати, Вячеслав Михайлович в гигантском кабинете Геринга ни разу не присел, вынуждая стоять и хозяина кабинета. Но расслабленные европейские монархи и принцы, конечно, такого напряжения не ведали и вальяжно разваливались на роскошных диванах, спокойно садились в кресла стиля рококо…
Однако главное – кресло самого хозяина. Оно было выставлено на аукционе в Париже, в 1921 году семьей Кшесинских, и когда-то принадлежало русской императрице, племяннице Петра Первого Анне Иоанновне. Анна была дамой грузной и нездоровой, и кресло ей делали на заказ. Она даже возила его с собой по разным дворцам.
Агенты Геринга купили это кресло для преемника фюрера на аукционе. И никто, повторяю, не смел посягнуть своей пятой точкой  на «трон» преемника фюрера.
Но «никто» – всегда относительное. Как-то заехал к рейхсмаршалу по делам глава Трудового фронта и начальник организационного отдела НСДАП Роберт Лей. Это был персонаж, которому и на самого фюрера было наплевать при случае, а уж на Германа-то в первую очередь.
Лея, конечно, никто не посмел бы предупредить, что вот, де, есть кресло хозяина, эксклюзивное, а посему не плюхайся в него.
Так он вошел и плюхнулся… и через пару секунд оказался пятой точкой на полу. Даже не успев подстраховаться рукой.
Это вообще-то очень больно.
Геринг даже не сразу понял, что произошло. Лей был шутник и интриган, и вообще мог учудить такое, что нормальному человеку и не приснится. И вот… лежит на полу и корчится от боли.    
Геринг поначалу растерялся. Потом испугался так, что не смог вспомнить позже ничего, что делал: бегал вокруг Лея, орал на всех, сидел на корточках около соратника, предлагая приложить лёд.
Прибежала жена Эмма, сначала тоже ничего не поняла. Но сразу дала Лею обезболивающее – чисто по-женски, видимо, пожалела.
Чуть позже, рассмотрев обломки, обнаружили аккуратно подпиленные кем-то задние ножки кресла.
Когда Роберт Лей уезжал из резиденции рейхсмаршала, то кряхтел и матерился.  На это Геринг заявил, что он всё понял, что месть будет страшной, что это покушение на него, преемника фюрера, и что за такое кто-то «кровью умоется»».
- Заткни фонтан! - сказал ему на это Лей. - Остынь и сделай так, чтобы об этом узнало как можно меньше людей (это примерный текст, т.к. подлинный состоял в основном из нецензурных выражений.
- Как? Почему? - бесновался  Геринг. - Это же  покушение на меня, преемника фюрера!
- Дурак! - ответил Лей, - Это покушение не на преемника фюрера, а на его задницу. Ты разницу понимаешь?
Геринг остыл не сразу. Звонил Гиммлеру, Гитлеру, Гессу, требовал расследования.
Гитлер промолчал. Гесс последовал примеру Гитлера.
Не знаю, что понял в этой истории Генрих Гиммлер. Но происшествие в доме Геринга с «травмой спины вождя Трудового фронта доктора Роберта Лея» приказал дать в прессе «максимально сдержанно».

Заметки народного политолога

«Эх, российская дорога…»



Восточной Европе, и особенно Прибалтике, сильно повезло. Теперь у них дороги хорошие будут. А всё потому, что из-за океана пришло указание эти самые дороги улучшить – укрепить и расширить.
Тьфу! Чуть было не сказал, как Горбачёв, «углубить», с ударением на втором слоге…
Дороги нужны танкам американским, которые у наших границ. Они сюда, как известно, добрались почти без потерь, если не считать, что в дороге слегка повредились. А кое-какие и вовсе не доехали…
Зато теперь, как обещали в Пентагоне, всё будет хорошо.

Подробнее...
Либеральный элемент на фоне реальной войны



Война информационная, война экономическая, просто война…
Это реальность, причём, ежедневная, без выходных и перерывов на праздники. И вот уже у нас нет-нет да и сравнивают Россию и Израиль. Точнее, вспоминают известную формулу, бытующую в Израиле независимо от того, какая по счёту война на дворе: «Мы – воюющее государство».
Ну да, воюющее. А мы чем хуже? Нам тоже не слабо…
Вот тут и начинается «засада». У большинства наших сограждан слово «война» особого ужаса не вызывает. Да, война – это плохо и тяжело, но всё же знакомо, хотя бы на уровне исторической памяти: «Впереди враг, рядом свои, и наше дело правое…»

Подробнее...
Бабищи в штанищах



Я всегда был за раздельное обучение. Это чтобы в школах мальчики и девочки – отдельно друг от друга. Как во времена наших государей-самодержцев.
Любой «продвинутый» психолог-социолог-сексопатолог, а тем более серьёзный педагог (есть ещё такие) подтвердит, что это правильно, и что сухом остатке должно быть следующее: мужчин нужно растить и воспитывать мужчинами, а женщин – женщинами. То есть всё-таки отдельно друг от друга.
Это, кстати, и одежды касается. А то, как говорили наши не совсем давние предки, бабища в штанищах – это как-то уж совсем не комильфо.

Подробнее...
«Царствуй на славу!..»



Президент Путин уж неоднократно от должности царя открестился. Мол, неправильно меня так называть, не царь я вовсе…
А вот и плохо, что не царь. И никакие ВЦИОМы не могут измерить меру, степень и глубину скорби народной, что разливается при тех президентских словах по просторам Отечества.  
Как так – не царь?! А мы, значит, опять без царя?! Да сколько ж можно! И, значит,  через несколько лет – опять выборы-перевыборы, и опять всё снова-здорово…   
В общем, так дело дальше не пойдёт. Ибо не имеет никакого значения, что там о себе думает глава государства в конкретный исторический момент. А имеет значение только то, что думает наш народ, который, почитай, уж второй век без царя мяется.

Подробнее...
Яндекс.Метрика