Понедельник, мая 21, 2018

Из эксклюзивного цикла «Маленькие комедии Третьего рейха»

Гитлер свои дни рождения ненавидел, называл «датами умирания». Но пятидесятилетие фюрера в 1939 году его окружение твёрдо решило сделать «днём общенационального восторга».
Но всё с утра как-то не заладилось. И погода была скверная, и колокола в Берлине гудели с каким-то присвистом…
Да ещё и подаренный накануне живой орёл вырвался из клетки и распугал нарядных секретарш. Пока его ловили, этот «символ германской мощи» успел испачкать белый китель Геринга, приехавшего в самом приподнятом настроении. Это происшествие насмешило Гитлера, зато Геринг расстроился.

Для всей Германии это был нерабочий оплаченный день. На улицы Берлина и других городов вывезли даже паралитиков и грудных детей. Пока «мерседес» фюрера плавно скользил по аллее среди аплодирующей, кричащей толпы, у Гитлера ещё более поднялось настроение. Но позже он признался, что, увидев в толпе первую рыдающую женщину, в первый момент испугался. Потом заплаканные лица замелькали, как в калейдоскопе, и он понял, что это слезы любви.
После грандиозного парада предстояло принимать подарки. Церемония растянулась часов на пять и началась с недоразумения: беременная Магда Геббельс и двое секретарш едва не упали в обморок, когда после парада зашли в одну из комнат поправить туалеты. Там в углу лежала большая серая куча, мягкая и шерстистая, и дамы приняли её за холмик из дохлых мышей. А это оказались добротные вязаные носки – «подарок от женщин Вестфалии солдатам фюрера».
На юбилей Гитлеру вручили целый арсенал оружия: от револьверов и кинжалов с инкрустированными драгоценными камнями рукоятями до каких-то диковинных ножей с потайными лезвиями, с которыми удобно выходить на большую дорогу. Подарен был и живой лев, которого, в отличие от орла, хотя бы не привезли в рейхсканцелярию, а сразу отправили в берлинский зоопарк.
Журналистам было объявлено, что сенат города Данцига (Гданьска) присвоил Адольфу Гитлеру звание своего почётного гражданина, и кто-то из дам преподнес фюреру в подарок золотые запонки со свастиками над гербом «вольного города».
Своему ближнему окружению фюрер запретил делать ему ценные подарки, предложив ограничиться цветами и конфетами, и дамы были этим очень недовольны. Зато их мужья проявили фантазию и обошли запрет. Функ преподнёс полотно Тициана, зная, что к этому художнику у Гитлера особое отношение. Геринг подарил коллекцию старинного саксонского фарфора; Геббельс – гигантскую фильмотеку, практически всё, отснятое в мире к 1939 году;  Лей – внешне совершенно обычный  народный автомобиль «Фольксваген», но с кондиционером и особой системой безопасности, которую немедленно предложил лично опробовать во дворе рейхсканцелярии. Но Гитлер его отговорил.
А заместитель фюрера Рудольф Гесс преподнёс юбиляру какой-то непрезентабельного вида пакет, перетянутый атласной ленточкой.  Гитлер даже не понял, что это такое, однако поздним вечером, когда все торжества закончились и соратники разъехались по домам, именно этот подарок он и взял в руки первым.
Узкие тёмные листы с золотыми оттисками герба Пруссии и истонченными, точно обгорелыми краями… Это были два десятка отлично сохранившихся писем короля Фридриха Великого, датированные 1773-1774 годами. Агенты Гесса  купили их на одном из аукционов Европы, а реставраторы едва успели очистить их от мышиного помёта.
Гитлер долго читал эти письма. Сколько мудрых советов, сколько гениальных предвидений! Близкие его разумению мысли по-иному открывались сейчас через эти строки.
Внезапно одна из них вызвала у него неприятную оторопь:
«Всякая вражеская армия, осмелившаяся проникнуть до Смоленска и далее, безусловно, найдёт себе могилу в русских степях», - предупреждал Фридрих.
Гитлер долго раздражённо выхаживал по кабинету. Вспоминался и наказ Бисмарка никогда не воевать с Россией, и поучения Клаузевица, считавшего, что любая армия завоевателей, даже самая совершенная, растворится, как пыль, в необозримых и роковых просторах этой страны, и провалившийся «русский поход» Наполеона…
Как начался этот день у фюрера головной болью, так ею и закончился.

Заметки народного политолога

Нам не дано предугадать, как наше слово отзовётся



Свободный интернет – дело, конечно, серьёзное и для всех важное. Ради этого и на демонстрацию выйти можно, кричалки покричать, плакатиками помахать…
Только на это вот что скажу. Побывал я давеча в одной частной фирме, большинство сотрудников которой молодые женщины, приехавшие в Москву. Газет они не читают, телевизор смотрят лишь на ночь (сериалы). Интернет же используют по назначению: кулинарные рецепты и погода. Всё.

Подробнее...
Ужасное в малом



Приходит из школы Николка, внук нашего конюха Пантелеича – и даже не с «двойкой», а с форменным «колом» по русской литературе в дневнике. Весь зарёванный. И всё прямо как по Черномырдину: «Никогда такого не было, и вот опять!»
Расписывается Пантелеич в дневнике, снимает ремень и начинает направлять своего внука на путь просветления. И, выпоров Николку для его же пользы, читает вслух его сочинение «Борис Годунов», за которое учительница русского языка и литературы родителей в школу вызывает.
Читает Пантелеич сочинение, а у самого очки на лоб лезут. Для ясности даю краткий пересказ николкиной версии пушкинской трагедии.

Подробнее...
Облом «всесильного и верного»



Приехал тут к нам из столицы какой-то политолог. Дом решил прикупить.
Выяснилось, что в прошлом он сотрудник института марксизма-ленинизма, а ныне воспитатель юношества, и работает в каком-то запредельно дорогом и престижном вузе, где сцеживают ученые сливки для высшего общества.
Но нам, политологам не на окладе, а по необходимости, абы кого соседом иметь не резон. Посему собрались наши мужики и решили выяснить, кто он и чем дышит. А для этого попросили его прочитать лекцию о науках и их перспективах в условиях, максимально приближённых к боевым.

Подробнее...
«Вам слово, товарищ старшина…»



В ночь на 9 мая мне такой вот сон приснился.
Будто бы смотрю я свой любимый ежедневный телесериал «Право голоса», с ведущим Романом Бабаяном.
Обсуждают там тему про Россию и НАТО. Бурно обсуждают, почти яростно.
Все, как всегда, все на своих местах. НАТОвцы в шеренгу построены. Крайний среди них, помятый и опухший Станкевич своею правой рукой опасно размахивает. Напротив – такой же шеренгой русские стоят…    

Подробнее...