Понедельник, мая 21, 2018

Зачем в Белоруссии отмечали столетие фантомного государства (Часть 2)

Ещё одним креативным начинанием создателей БНР стала попытка переименовать белорусов в кривичей, дабы подчеркнуть историческую связь с обитавшим на этих землях тысячелетие назад древнеславянским племенем и подчеркнуть полную независимость от России. Однако воплотить этот грандиозный проект не удалось, в том числе из-за полного игнорирования бульбашами, не проникшимися важностью сего деяния.
Провалились и попытки вождей БНР добиться международного признания. Отправленное ими подобострастное послание кайзеру Вильгельму осталось без ответа. Ответили отказом поляки и литовцы. Даже большевикам в Москве, в то время из стратегических соображений легко соглашавшимся на подобные предложения, идея признания БНР не показалась заслуживающей внимания.

Ничего не вышло даже с идейно близкими вождями УНР, которые поначалу хоть и выразили симпатии начинанию белорусских коллег, но тут же затребовали южное Полесье. Дружба не задалась.
В целом, БНР в 1918-м представляла собой фантомное образование, не имевшее ни армии, ни структурированного госаппарата, ни собственной денежной единицы, ни судебной системы, ни даже территории. Реально хозяйничавшие в стране немцы мирились с существованием опереточного правительства в Минске, но к реальному управлению его деятелей не подпускали и на пушечный выстрел, ограничив их полномочия вопросами языка, культуры и прочей социалкой.
В подавляющем большинстве белорусы и не подозревали, что живут в какой-то БНР. Цирк закончился, когда Германия подписала в Компьенском лесу перемирие, де-факто означавшее её поражение в войне. Вслед за немецкими войсками Белоруссию покинула и Рада БНР, перебравшаяся сначала в Каунас, затем в Ригу, а после в Прагу. Переезды сопровождал раскол на сторонников федерации с Польшей (Наивысшую Раду) и упёртых самостийников (Народную Раду), пути которых разошлись навсегда.
Единственный эпизод в короткой летописи БНР, который может быть признан более-менее зачётной попыткой установления реального контроля над клочком белорусской земли, пусть и на очень небольшое время, датирован осенью 1920-го. Он связан с именем человека, к созданию самой БНР никаким боком не причастного. Звали его Станислав Булак-Балахович.
Об этом колоритном персонаже, оставившем заметный след в истории Польши, Белоруссии, Эстонии и Северо-Западной России, исчерпывающе высказался маршал Пилсудский: «Человек, который сегодня русский, завтра – поляк, послезавтра – белорус, а еще через день – негр».
Начав Первую мировую вольноопределяющимся, т.е. рядовым, он уже через год благодаря личной храбрости стал обладателем нескольких боевых наград и офицерских погон, командовал эскадроном разведчиков-диверсантов на Северном фронте и в аккурат накануне Октябрьской революции получил чин штабс-ротмистра. Некоторое время командовал конным полком у красных, подавляя крестьянские восстания в районе Луги, затем со всем своим войском перешел к белым. В конце мая 1919-го во главе отряда в пару тысяч штыков и сабель, пафосно именуемого дивизией, занял Псков, где хозяйничал до августа, снискав заслуженную славу палача и висельника, а заодно получив генеральское звание. Путь от рядового до генерала занял у Балаховича менее пяти лет – случай даже по тем временам уникальный. После отступления остатков Северо-Западной армии в Эстонию он пытался арестовать ее командующего Юденича, но сам оказался за решёткой, правда, ненадолго. В общем, жил весело и интересно.
Находясь в Ревеле, маявшийся от безделья скороспелый генерал сошёлся с представителями БНР, предложившими ему сотрудничество. Поскольку белорусская армия существовала лишь на бумаге, Балахович со своими головорезами во главе группы имени самого себя поучаствовал в советско-польской войне на стороне пилсудчиков.
Время вспомнить про предложение белорусов пришло осенью 1920-го, когда Москва и Варшава заключили перемирие. При помощи поляков Балахович вместе с братом Иосифом и авантюристом Борисом Савинковым, за спиной которого стояла британская разведка, сформировал Русскую Народную добровольческую армию, во главе которой вторгся в Белоруссию.
Заняв 12 ноября город Мозырь, он объявил о восстановлении БНР и создании национальной армии, а себя провозгласил «начальником Белорусского государства». Недолгое хозяйничанье Булак-Балаховича на белорусской земле запомнилось чередой еврейских погромов и расправ над теми, кого посчитали сочувствующим большевикам.
Никакой поддержки от «истомившихся по свободе братьев-белорусов» балаховцы не получили, и уже через две недели их разбитые красными отрядами остатки бежали в Польшу, едва не бросив раненого в ногу несостоявшегося «начальника Белорусского государства».
Фактически история БНР, так и не избавившейся от виртуально-фантомного статуса, закончилась в октябре 1925-го, когда на заседании в Берлине Народная Рада и правительство БНР объявили о самороспуске и прекращении борьбы с большевиками. В принятом ими меморандуме советский Минск был назван «единственным центром национально-государственного возрождения Белоруссии». Большая часть деятелей БНР тогда же выехала в СССР. Немногие несогласные продолжили ссориться и формировать какие-то «правительства», писали воззвания, призывая Запад поддержать идею «белорусской государственности», но всерьёз их никто не воспринимал.
Поэтому непонятно, зачем нынешним белорусским властям понадобилось вспоминать о столетии возникновения исторической нелепости под названием БНР. Осталось дождаться 1 января 2019-го, чтобы посмотреть, как в Минске отметят столетие Белорусской ССР – реального прототипа нынешней Республики Беларусь.
     

Заметки народного политолога

Нам не дано предугадать, как наше слово отзовётся



Свободный интернет – дело, конечно, серьёзное и для всех важное. Ради этого и на демонстрацию выйти можно, кричалки покричать, плакатиками помахать…
Только на это вот что скажу. Побывал я давеча в одной частной фирме, большинство сотрудников которой молодые женщины, приехавшие в Москву. Газет они не читают, телевизор смотрят лишь на ночь (сериалы). Интернет же используют по назначению: кулинарные рецепты и погода. Всё.

Подробнее...
Ужасное в малом



Приходит из школы Николка, внук нашего конюха Пантелеича – и даже не с «двойкой», а с форменным «колом» по русской литературе в дневнике. Весь зарёванный. И всё прямо как по Черномырдину: «Никогда такого не было, и вот опять!»
Расписывается Пантелеич в дневнике, снимает ремень и начинает направлять своего внука на путь просветления. И, выпоров Николку для его же пользы, читает вслух его сочинение «Борис Годунов», за которое учительница русского языка и литературы родителей в школу вызывает.
Читает Пантелеич сочинение, а у самого очки на лоб лезут. Для ясности даю краткий пересказ николкиной версии пушкинской трагедии.

Подробнее...
Облом «всесильного и верного»



Приехал тут к нам из столицы какой-то политолог. Дом решил прикупить.
Выяснилось, что в прошлом он сотрудник института марксизма-ленинизма, а ныне воспитатель юношества, и работает в каком-то запредельно дорогом и престижном вузе, где сцеживают ученые сливки для высшего общества.
Но нам, политологам не на окладе, а по необходимости, абы кого соседом иметь не резон. Посему собрались наши мужики и решили выяснить, кто он и чем дышит. А для этого попросили его прочитать лекцию о науках и их перспективах в условиях, максимально приближённых к боевым.

Подробнее...
«Вам слово, товарищ старшина…»



В ночь на 9 мая мне такой вот сон приснился.
Будто бы смотрю я свой любимый ежедневный телесериал «Право голоса», с ведущим Романом Бабаяном.
Обсуждают там тему про Россию и НАТО. Бурно обсуждают, почти яростно.
Все, как всегда, все на своих местах. НАТОвцы в шеренгу построены. Крайний среди них, помятый и опухший Станкевич своею правой рукой опасно размахивает. Напротив – такой же шеренгой русские стоят…    

Подробнее...