Четверг, апреля 26, 2018

«Движение вверх» - пример патриотизма

Когда и спортивный чиновник становится героем

В последние годы российские кинематографисты стали все более интенсивно и успешно осваивать жанр спортивной драмы. Благо, история отечественного спорта изобилует яркими достижениями и выдающимися победами, правда, к сожалению, относящимися в основном к советскому периоду.
За восторженно встреченным зрителями хоккейным блокбастером «Легенда № 17» последовала дилогия альманахов «Чемпионы», рассказывавших о героях Зимних и Летних Олимпиад – Николае Круглове, Елене Бережной и Антоне Сихарулидзе, Светлане Хоркиной, Николае Карелине…


И вот к Новому году в широкий прокат вышел фильм Антона Мегердычева «Движение вверх», повествующий об эпохальном финале баскетбольного турнира Олимпиады-1972 в Мюнхене, в котором сборная СССР под руководством Владимира Кондрашина (в отличие от большинства других действующих лиц, фигурирующих на экране под своими именами, он назван Гаранжиным) в драматичной концовке обыграла непобедимую команду США. Это достижение было поистине выдающимся: на тот момент американцы ни разу не проигрывали на олимпиадах, их непрерывная победная серия составляла более шестидесяти игр.    
Спортивная премьера показала весьма впечатляющий коммерческий результат: менее чем за две недели проката сборы почти в три раза превысили бюджет. И это при том, что выбор у зрителя был: традиционно под Новый год на экраны выходит большое число новых релизов. Вот и сейчас конкуренцию совсем не новогодней картине про баскетбол пытались составить очередные части бесконечных российских франшиз про «ёлки» и трех богатырей, голливудские «Джуманджи» и «Величайший шоумен». И всё-таки «Движение вверх» сделало их всех. Как и сборная СССР по баскетболу в олимпийском Мюнхене. Конечно, отчасти успех творения Мегердычева и компании объясняется длительными выходными, однако немалую роль сыграло и качество предложенного зрителям зрелища. На профильных киносайтах полно положительных рецензий и искренних восторженных отзывов.
Трудно припомнить, когда какой-либо фильм вызывал у публики столь мощный эффект сопереживания и сопричастности происходящему на экране: в последние полчаса, когда показывают игровую реконструкцию легендарного матча, люди, забыв о том, что перед ними всего лишь кино, искренне болеют за наших, аплодируя удачным броскам и переживая за промахи советских игроков. Из зала многие выходят, утирая слезы.   
Если в «Легенде № 17» и «Чемпионах» сюжет строился по канонам классических байопиков, то есть вокруг отдельных выдающихся личностей, то создатели «Движения вверх» поставили перед собой достаточно трудную задачу – создать коллективный портрет команды, сумевшей вопреки обстоятельствам, собственному неверию в возможность победы, давлению трибун, внутренним проблемам, сплотиться и совершить настоящее чудо, зримым воплощением которого стала трижды переигранная из-за судейских ошибок концовка с пасом через всю площадку Ивана Едешко и решающим броском Александра Белова. И надо сказать, с этой задачей творческая группа картины справилась великолепно.
Атмосфера финального матча, воспроизведенного практически целиком в реальном хронометраже, передана очень впечатляюще, достоверно и с повышенным вниманием к деталям. Рапидные съемки, натуральные столкновения и падения, красивые броски, перепады эмоций на лицах игроков, тренеров и болельщиков создают полное ощущение присутствия. Даже на роль советского телекомментатора сумели найти актрису, очень похожую на Нину Еремину, которая в 1972 году вела репортаж из Мюнхена. Полагаю, зрители старшего поколения этот ход оценили. Кстати, в кадре мелькает и судья-секундометрист, ставший главным виновником послематчевого скандала (несмотря на прошедшие сорок пять лет, американцы до сих пор так и не признали результат игры и не забрали свои серебряные медали), которым на олимпийском финале работал не кто иной, как будущий президент ФИФА Зепп Блаттер, в 2015 году покинувший свой пост из-за коррупционных скандалов.
Естественно, нашлись те, кто попенял авторам «Движения вверх» на историческую недостоверность. Пытливые борцы за правду и справедливость, забыв о том, что перед ними всё-таки художественный, а не документальный фильм, высказали немало претензий.
Действительно, в начале 1970-х обильно показанные в картине «данки» (забивание мяча в корзину сверху), «мельницы», передачи из-за спины, «парашюты» и иные современные баскетбольные трюки никем не исполнялись или вообще были запрещены тогдашними правилами. В финале с американцами Модестас Паулаускас попадал в кольцо только со штрафных, но ни разу – с игры (в кино он это делает минимум дважды). Зрение у Алжана Жармухамедова на самом деле было не минус четыре, а минус два с половиной, и даже без линз он неплохо видел, куда бросает.
В ходе предолимпийского турне по США сборная чаще выигрывала у тамошних университетских команд, чем проигрывала (в фильме наши неизменно и крупно продувают). Тяжелая и редкая болезнь сердца, сведшая Александра Белова в могилу незадолго до 27 дня рождения, проявилась у него только через пять лет после Мюнхена. Со своей будущей женой Александрой Овчинниковой (в фильме – Свешниковой) на момент Олимпиады он даже не был знаком.
В Грузию на свадьбу сборную Кондрашин не вывозил, тренировок на батутах не проводил по причине их полной бессмысленности, и никогда публично не заявлял, что команда СССР победит американцев на Играх (правда, говорил, что их можно обыгрывать). Страдавшему ДЦП сыну главного тренера в 1972-м уже было восемнадцать, и операцию ему делать родители не собирались, поскольку ничем тогдашняя медицина помочь их ребенку не могла.
Всё это так. Спорить бессмысленно. Но без этих художественных допущений картина смотрелась бы совсем по другому, если бы смотрелась вообще. Получилась бы пусть и достоверная, но неимоверно скучная реконструкция, которую не стали смотреть даже сами поборники исторической достоверности. Сознательно скорректировав реальную историю и придав ей большую драматичность, авторы добились главного – сумели показать становление коллектива, который, несмотря на несхожесть составляющих его характеров, усилиями главного тренера постепенно превращается в великую команду единомышленников, подарившую Родине настоящее спортивное чудо. Кстати, в следующий раз наши обыграют в американцев на Олимпиаде только в 1988-м в Сеуле, а за последующие тридцать лет ни разу не доберутся до финала.
Единственное, что показалось не вполне оправданным перегибом, - это явный антисоветский настрой и стремление сбежать на Запад литовского игрока Паулаускаса. К слову, Модестас Феликсович был капитаном той сборной, а им, как известно, мог стать только человек, в чьей благонадежности ни у чиновников Госкомспорта, ни у КГБ, ни у федерации, ни у партийной организации не было ни малейших сомнений. Не было их и в отношении Паулаускаса, доверие к которому было столь велико, что в зарубежных поездках ему, вопреки правилам, разрешали выходить из гостиницы и гулять по улицам в одиночку. Впрочем, этим антисоветские шпильки в картине, к счастью, ограничились.  
По большому счету, несмотря на множество «искажений», авторам фильма в целом удалось соблюсти баланс между исторической достоверностью и художественным вымыслом. Да и самое главное в «Движении вверх» показано верно. Созданная Гаранжиным-Кондрашиным команда, объединившая представителей разных народов многонационального Советского Союза, вышла на наэлектризованный паркет переполненной мюнхенской арены сражаться за Родину и победила. А с этим фактом спорить невозможно.
И еще один важный момент. Уж не знаю, сознательно или нет, но авторы фильма затронули очень актуальную для сегодняшнего дня тему о роли и смысле существования спортивных функционеров. В картине хорошо показано, как уже после того, как прозвучал финальный свисток и американцы начали праздновать победу, в ожесточенный спор по поводу непредоставленного нашей сборной тайм-аута и переигрывания последних трех секунд с судьями и тренерским штабом команды США вступает не кто иной, как персонаж Андрея Смолякова - председатель баскетбольной федерации страны, то есть госчиновник. И, что самое важное, добивается-таки справедливости, сумев привлечь в качестве верховного арбитра генсека ФИБА британца Уильма Джонса. Вот настоящий пример для Мутко, Жукова, Колобкова и прочих. Невозможно себе представить, чтобы сейчас кто-нибудь из нынешних спортивных чиновников с такой же самоотверженностью, яростью и верой в свою правоту бросился отстаивать интересы своей страны и ее сборной.
Видно, действительно, в те времена люди были другие. И те, кто играл, и те, кто тренировал, и те, кто отвечал в государстве за спорт. Они бы никогда не согласились выступать на Олимпиаде под нейтральным флагом. Не то что нынешнее племя. И уже за одно это авторам «Движения вверх» можно простить все исторические неточности.
      


Заметки народного политолога

«Эх, российская дорога…»



Восточной Европе, и особенно Прибалтике, сильно повезло. Теперь у них дороги хорошие будут. А всё потому, что из-за океана пришло указание эти самые дороги улучшить – укрепить и расширить.
Тьфу! Чуть было не сказал, как Горбачёв, «углубить», с ударением на втором слоге…
Дороги нужны танкам американским, которые у наших границ. Они сюда, как известно, добрались почти без потерь, если не считать, что в дороге слегка повредились. А кое-какие и вовсе не доехали…
Зато теперь, как обещали в Пентагоне, всё будет хорошо.

Подробнее...
Либеральный элемент на фоне реальной войны



Война информационная, война экономическая, просто война…
Это реальность, причём, ежедневная, без выходных и перерывов на праздники. И вот уже у нас нет-нет да и сравнивают Россию и Израиль. Точнее, вспоминают известную формулу, бытующую в Израиле независимо от того, какая по счёту война на дворе: «Мы – воюющее государство».
Ну да, воюющее. А мы чем хуже? Нам тоже не слабо…
Вот тут и начинается «засада». У большинства наших сограждан слово «война» особого ужаса не вызывает. Да, война – это плохо и тяжело, но всё же знакомо, хотя бы на уровне исторической памяти: «Впереди враг, рядом свои, и наше дело правое…»

Подробнее...
Бабищи в штанищах



Я всегда был за раздельное обучение. Это чтобы в школах мальчики и девочки – отдельно друг от друга. Как во времена наших государей-самодержцев.
Любой «продвинутый» психолог-социолог-сексопатолог, а тем более серьёзный педагог (есть ещё такие) подтвердит, что это правильно, и что сухом остатке должно быть следующее: мужчин нужно растить и воспитывать мужчинами, а женщин – женщинами. То есть всё-таки отдельно друг от друга.
Это, кстати, и одежды касается. А то, как говорили наши не совсем давние предки, бабища в штанищах – это как-то уж совсем не комильфо.

Подробнее...
«Царствуй на славу!..»



Президент Путин уж неоднократно от должности царя открестился. Мол, неправильно меня так называть, не царь я вовсе…
А вот и плохо, что не царь. И никакие ВЦИОМы не могут измерить меру, степень и глубину скорби народной, что разливается при тех президентских словах по просторам Отечества.  
Как так – не царь?! А мы, значит, опять без царя?! Да сколько ж можно! И, значит,  через несколько лет – опять выборы-перевыборы, и опять всё снова-здорово…   
В общем, так дело дальше не пойдёт. Ибо не имеет никакого значения, что там о себе думает глава государства в конкретный исторический момент. А имеет значение только то, что думает наш народ, который, почитай, уж второй век без царя мяется.

Подробнее...
Яндекс.Метрика