Суббота, мая 26, 2018

О пользе коммерческого подхода к советскому прошлому

Недавно появившаяся в продаже очередная книжка Бориса Акунина (Григория Чхартишвили) про приключения сыщика Эраста Фандорина была заранее обречена на успех. Да и то сказать – «наш российский Шерлок Холмс» в романе «Не прощаюсь» должен был повторить литературную судьбу своего английского прототипа, которого беллетрист Акунин вроде бы уже «убил» в предыдущем опусе «Чёрный город», но… вынужден был уступить пожеланиям публики, и в очередном романе Фандорин «воскрес».
Правда, ненадолго, чтобы снова погибнуть в огне гражданской войны в России.  

Книжка получилась ничего себе – забавная… Причём, не только в смысле литературных достоинств и закрученности сюжета (как к её автору ни относись, но в живости слога Акунину-Чхартишвили не откажешь), сколько в расстановке акцентов, обычно данному беллетристу не свойственных.
Однако сперва о сюжете. В «Чёрном городе» автор «убил» Эраста Фандорина вроде бы окончательно и бесповоротно, - пулей в голову. Это тебе не Рейхенбахский водопад, после такого исхода героя так просто не воскресишь…
Однако Акунин-Чхартишвили из ситуации вывернулся не без изящества: сделав ранение в голову не смертельным, хотя и очень тяжёлым. Впавший в кому Фандорин пролежал в бесчувственном состоянии под попечением верного слуги Масы и Первую мировую войну, и две революции… и пришёл в себя только в марте 1918-го.
После этого, собственно и начинаются очередные приключения. «Белая» их часть откровенно списана со знаменитого советского телесериала «Адъютант его превосходительства». По ходу дела Фандорин сталкивается и с анархистами, и с «зелёными», и к белым попадает, в общем-то, случайно...  
И «красные» в итоге оказываются для читателя как-то симпатичнее, чем «белые».
Такая авторская позиция для писателя-«белоленточника» Чхартишвили очень не характерна. Во всяком случае, в прошлых его романах революционеры были фигурами однозначно мерзкими, а «белые рыцари» – совсем даже наоборот.
Отчего же вдруг такая смена точки зрения? Неужели, живя за границей, антикоммунист и русофоб Чхартишвили вдруг перевоспитался? Да быть того не может…
Совершенно верно – не может. Но нужно ведь иметь в виду, что беллетрист Акунин-Чхартишвили – это не Лев Толстой, и даже не Мамин-Сибиряк или Сухово-Кобылин. В том числе и в том смысле, что фамильных имений и наследственных состояний у него нет, и жить приходится исключительно литературным трудом.
А литература связана со вкусами публики, которые имеют свойство меняться. Если в 1980-е и 1990-е «на ура» раскупались разнообразные «дети Арбата»  и «альтернативные истории» про то, как было бы хорошо в России без большевиков, то сейчас всё поменялось. Мечтания относительно хруста французской булки в лилейно-белой России спросом не пользуются. Вот и Елена Чудинова, в прошлом году сочинившая «альтернативку» на эту тему, соврать не даст.
Ну, а коли так, то надо беллетристу, желающему заработать, чувствовать настроение и держать нос по ветру. В этом умении Акунину-Чхартишвили никак не откажешь. И если требуется успех и продажи, то извольте: в тексте появляются сцены, в которых «белые рыцари» самым садистским образом пытают попавших им в руки «большевиков», а «красный Фандорин» (в прошлом – царский офицер-контрразведчик Алексей Романов) внедряется в белогвардейский заговор и… не справляется с задачей его полного искоренения исключительно по причине не вовремя проявленной гуманности.
И даже самые зверские дела «красного подполья» (вроде покушения на белого главкома в виде взрыва в сиротском приюте) впоследствии оказываются на самом деле результатом разборок среди самих «белых рыцарей»…
Дочитав очередное творение Акунина-Чхартишвили, неминуемо ловишь себя на мысли, что, в принципе, этот текст мог бы быть написан, опубликован и экранизирован ещё лет сорок назад, и тоже имел бы успех у публики. И это хорошо. Значит, публика выздоравливает.

Заметки народного политолога

Ах, эта свадьба пела и плясала…



Отгремела на Темзе очередная королевская свадьба. Принц Гарри наконец-то женился.
Все кинулись обсуждать… нет не жену его, актёрку, а тёщу-негритянку. Девке завидовали – свезло; а пацану не очень. Всё, как у людей, хотя и королевская семья, но со своими скелетами в шкафу.
Наш конюх Пантелеич, в отличие от многих политологов на окладе, смотреть сей перформанс в записи отказался: свадьба – эка невидаль! А с другой-то стороны… не скажите…
Баба Лиза на свадьбе злая-презлая сидела. Не нравится ей невеста – ясный перец. Но тут тоже ничего удивительного (напоминание об утраченном колониальном господстве).

Подробнее...
По заслугам – и к ногтю (из монологов юродивого)



Брат мой!
Ты привечаешь и одариваешь тех, от образа которых мутит всех верных твоих.
Не могу знать, зачем ты так поступаешь, но, можно догадаться, что хочешь кому-то понравиться и делать особенные плезиры.
Не знаю, кто они, эти дальние и неизвестные, но ты давно переступил черту, за которой такие манеры были бы потребны.
Ты давно можешь говорить своим голосом. Поэтому стань приятным не тем, дальним, а ближним и верным своим, не заставляй их день и ночь скорбеть по тебе.

Подробнее...
«До Воркуты идут посылки долго…»



Заходим мы давеча с участковым Ёлкиным в наше сельпо (со служебного входа) и видим, как продавщица Люська одной рукой слезу платком утирает, а другой – в ящик всякое нужное кладёт: спички, мыло, тёплые носки, гречку…
- Ты, Люсьена, к войне, что ли, готовишься, али облагодетельствовать того, кто на зоне чалится? - спрашивает ее Ёлкин в шутливом тоне.
- Ему, вот, собираю, сердечному, - говорит Люська и кивает на висящий в глубине подсобки портрет.
Глянул я, а это портрет… нет, не девка срамная там изображена, не звезда Голливуда мужеского полу, а сам Герман Греф – начальник всего Сбербанка. Конечно же, у каждого свои идеалы, но не до такой же степени!

Подробнее...
Нам не дано предугадать, как наше слово отзовётся



Свободный интернет – дело, конечно, серьёзное и для всех важное. Ради этого и на демонстрацию выйти можно, кричалки покричать, плакатиками помахать…
Только на это вот что скажу. Побывал я давеча в одной частной фирме, большинство сотрудников которой молодые женщины, приехавшие в Москву. Газет они не читают, телевизор смотрят лишь на ночь (сериалы). Интернет же используют по назначению: кулинарные рецепты и погода. Всё.

Подробнее...