Суббота, апреля 21, 2018

Лингвистический барьер как рубеж обороны и возрождения

События прошедших десятилетий не оставили, пожалуй, для русского человека никакого пространства для иллюзий. Необходимость уничтожения России вообще и русского народа в частности уже озвучены с самых высоких трибун мировой политики.
Самым первым и явным действием стало уничтожение русского языка. Ведь ничто не является столь критическим для существования народа, как его язык; это главное условие сохранения национальной идентичности.
События, происходящие в бывших частях Российской империи – гонения на русский язык и давление на его носителей – вызывают, конечно, огорчительные вздохи и ноты протеста. Но неужели всё, что нам остаётся, это вздыхать и протестовать?
Нет. Дело мужчин – действовать.

Но как? В самом деле, не можем же мы взять в руки автомат и поехать в Астану убеждать старца Назарбаева в преимуществах кириллицы, или хотя бы заставить его подчиненных выйти на улицу и узнать, сколько казахов говорят по-русски.
Я предлагаю нечто более мирное – «перезагрузить» русский язык, восстановив для начала дореволюционную орфографию. А в идеале – вернуться к полной кириллице, какой она вышла из рук великого Константина (Кирилла Философа).  
Я уже слышу крики про мракобесие и средневековье…
Многие считают, что тот язык, на котором мы говорим и пишем – это продукт эволюции и обновления. Но в действительности это результат его разрушения – причём, не от времени, а от сознательных деструктивных действий.
Предположим, вы купили автомобиль. Проходит некоторое время, и у него нет колеса, стекол, пары дверей, одной фары и крыши. Можно ли считать, что автомобиль эволюционировал и самосовершенствовался? Нет, это старая негодная развалюха, которую надо чинить. И когда её починят, то скажут: «Вот, она как новая, как была в день своего выпуска».
Так же и наш язык. В нем, как в старом автомобиле, выбили  множество букв, вместо стёкол-слов стоит фанера, иностранные слова-паразиты типа «шоппинга» и «шейпинга» (а также «шахтинга»,  «шпуринга»  и «краудфандинга»), на изоленту прикручена запаска (причастие прошедшего времени).
Наш современный язык не модный и не новый; это ржавая развалюха.
Сначала его ломал Пётр Первый. Иностранные мастера Немецкой слободы говорить по-нашему ещё могли с горем пополам, но никому из них премудрость славянской грамоты не давалась. И чтобы научить немцев и голландцев писать по-русски Пётр сломал половину русского языка.
Затем пришли большевики, которые в большинстве своём были не в состоянии освоить правила даже сломанного Петром русского языка. И чтобы их безграмотность и иностранное происхождение не шибко бросались в глаза, русский язык поломали ещё раз, -  чтобы он стал более-менее похож на уродский европейский.
Язык, на котором мы пишем и разговариваем – он для Коминтерна и Интернационала, чтобы лиингвистический барьер между «европейскими идеалами» и русскими реалиями был как можно ниже. И поскольку происходящие события любого нормального человека побуждают не видеть и не слышать о существовании «европейских идеалов», то самый простой и естественный способ – это снова поднять высоту лингвистического барьера.
Почти шучу. Если прямо сейчас все государственные документы начать вести на старославянском, для всех разведок мира на месте России образуется тьма. Иностранных специалистов, понимающих старославянский, не хватит даже для одной МI6.
Но все будет ещё хуже. Язык ведь не просто набор информационных лексем. Это отпечаток, образ души. Человек, который выучит старославянский, уже не будет европейцем. Он станет наполовину русским, хотя бы потому, что учить старославянский придётся  по Псалтири и Евангелию.  
Но это только побочный эффект. Главное то, что в старославянском нет слов для обозначения «европейских ценностей». А ценности не могут распространяться без слов. «Европейская ценность» без соответствующего красивого слова – это просто непонятный пароксизм безумия. Зато в старославянском есть слова, отсутствующие в европейском культурном коде и составляющие главную часть подлинного русского национального духа – целомудрие, трезвенность, благоговение, чин…
Если мы хотим вернуть русскому народу внутренний  стержень – дух премудрости, разума, совета, крепости, ведения, благочестия, страха Божия – надо ремонтировать язык, в котором обитает этот дух.
Начать, как уже сказано, можно с минимума – с восстановления части его структуры, разрушенной Лениным со товарищи.

Заметки народного политолога

Бабищи в штанищах



Я всегда был за раздельное обучение. Это чтобы в школах мальчики и девочки – отдельно друг от друга. Как во времена наших государей-самодержцев.
Любой «продвинутый» психолог-социолог-сексопатолог, а тем более серьёзный педагог (есть ещё такие) подтвердит, что это правильно, и что сухом остатке должно быть следующее: мужчин нужно растить и воспитывать мужчинами, а женщин – женщинами. То есть всё-таки отдельно друг от друга.
Это, кстати, и одежды касается. А то, как говорили наши не совсем давние предки, бабища в штанищах – это как-то уж совсем не комильфо.

Подробнее...
«Царствуй на славу!..»



Президент Путин уж неоднократно от должности царя открестился. Мол, неправильно меня так называть, не царь я вовсе…
А вот и плохо, что не царь. И никакие ВЦИОМы не могут измерить меру, степень и глубину скорби народной, что разливается при тех президентских словах по просторам Отечества.  
Как так – не царь?! А мы, значит, опять без царя?! Да сколько ж можно! И, значит,  через несколько лет – опять выборы-перевыборы, и опять всё снова-здорово…   
В общем, так дело дальше не пойдёт. Ибо не имеет никакого значения, что там о себе думает глава государства в конкретный исторический момент. А имеет значение только то, что думает наш народ, который, почитай, уж второй век без царя мяется.

Подробнее...
Антропологическая порча


     
В чём отличие народной политологии от политологии за деньги?
А вот в чём: народная наука считает, что человеческое предшествует политике, а газетно-телевизионная наука – наоборот.
Иным словами, сначала человеческое нутро («антропологическое качество»), а затем уже политика того или иного розлива, этим самым пресловутым «антропологическим качеством» определяемая.
Официальные политологи исходят из того, что превыше всего экономические интересы, определяющие всё прочее, включая качество человечины. Ну да все они марксисты-ленинцы, поскольку формировались тогда, когда побеждало всесильное учение. Когда же побеждать оно перестало, то выяснилось, что никаких других книг, помимо истории КПСС и выжимок из западного научно-популярного чтива, милостивцы наши не читали.

Подробнее...
Полукровка


     
Я вообще-то всяких-разных фукуямов не читаю, поскольку прогнозы их, а тем более прогнозы всемирно-исторические, долго не живут. И не для того они озвучиваются, чтобы долго жить. Иначе как и на что прогнозёру дальше питаться, если одна-единственная его статейка всю историю окончательно и бесповоротно объемлет?
Это как по Гегелю: «Абсолютный дух познал себя и на том успокоился».
Но то оракулы иноземные. Наши скромнее. На больший срок, чем 200-300 лет они не загадывают. Да и не за пророчества им деньги платят. Они на твёрдом окладе сидят, потому могут позволить себе негу творческой мечты.

Подробнее...
Яндекс.Метрика