Понедельник, мая 21, 2018

Кого у нас тошнит от русского языка

Борьба с русским языком и литературой приобрела, как в прежние времена говорили, всемирно-исторический характер.
И тут даже не в Прибалтике и не в Украине дело. Наше российское либерально-оппозиционное лобби начало небывалое по своему масштабу «культурное мероприятие», цель которого – сбросить с должности министра образования Ольгу Васильеву и, по возможности, заменить её кем-нибудь их «своих».
По мнению упомянутого лобби, Васильева перешла «красную черту», осмелившись на разработку новых образовательных стандартов по русскому языку и литературе.

Суть действий Васильевой проста – вернуть единое образовательное пространство, провести унификацию учебников, а в оценке результатов учёбы придерживаться единых объективных критериев.
А там, глядишь, со временем и ЕГЭ отменят, и Болонскую систему на помойку отправят…
Допустить такое было нельзя. И за дело взялись проверенные кадры из Высшей школы экономики. Во главе этой кампании встали ректор ВШЭ Кузьминов и один из идеологов разрушения традиционного образования Асмолов. Немного позже «до кучи» к ним присоединились ректоры ещё двух вузов, сделавших карьеры на «реформе образования».
На подмогу подоспели и советник Президента Фурсенко, и ещё несколько ректоров из числа либерал-глобалистов. Время, видимо, поджимало, и они решили процесс если не затормозить, то хотя бы возглавить, в ультимативной форме потребовав включить своих «экспертов» в комиссию по разработке новых стандартов.
Можно без преувеличения сказать, что Васильева пришла не просто на министерский пост, а на обломки русского образования. И вопрос для неё состоял даже не в том, чтобы притормозить обвал («тормозить», де-факто, было уже почти нечего), а в строительстве системы образования с нуля. Результаты восемнадцатилетней деятельности всех предыдущих министров слишком хорошо известны, чтобы их комментировать.
Надо было с чего-то начинать. И не с «косметики», а с чего-то принципиально важного. И вот Министерство образования сформулировало и утвердило список классических литературных произведений дли изучения в школе.
«Реформаторы» от такой неожиданности на какое-то время лишились дара речи. Но первый шок прошёл, и они стали готовить контрнаступление. Ещё бы! Разве можно допустить, чтобы в учебную программу вернулись лучшие произведения русской и советской классики, причём, обязательными дя изучения станут не сто тридцать как сейчас, а целых двести пятьдесят произведений.
Кстати, аргументация противников Васильевой заслуживает особого внимания. Школьники, дескать, будут сильно перегружены. Ага. Вероятно, это будет первый случай в истории, когда можно «перегрузить» знанием классической литературы. А если ещё и общий культурный уровень повысится… ой, даже подумать страшно.
Дальше всё будет как с пресловутыми антироссийскими санкциями. Борьба с русским языком – это надолго. Очень надолго. Поэтому нам, как минимум, надо запастись терпением. А ещё надо отвечать на удары, используя своё преимущество и абсолютное оружие – тот самый, «великий и могучий».      

Заметки народного политолога

Нам не дано предугадать, как наше слово отзовётся



Свободный интернет – дело, конечно, серьёзное и для всех важное. Ради этого и на демонстрацию выйти можно, кричалки покричать, плакатиками помахать…
Только на это вот что скажу. Побывал я давеча в одной частной фирме, большинство сотрудников которой молодые женщины, приехавшие в Москву. Газет они не читают, телевизор смотрят лишь на ночь (сериалы). Интернет же используют по назначению: кулинарные рецепты и погода. Всё.

Подробнее...
Ужасное в малом



Приходит из школы Николка, внук нашего конюха Пантелеича – и даже не с «двойкой», а с форменным «колом» по русской литературе в дневнике. Весь зарёванный. И всё прямо как по Черномырдину: «Никогда такого не было, и вот опять!»
Расписывается Пантелеич в дневнике, снимает ремень и начинает направлять своего внука на путь просветления. И, выпоров Николку для его же пользы, читает вслух его сочинение «Борис Годунов», за которое учительница русского языка и литературы родителей в школу вызывает.
Читает Пантелеич сочинение, а у самого очки на лоб лезут. Для ясности даю краткий пересказ николкиной версии пушкинской трагедии.

Подробнее...
Облом «всесильного и верного»



Приехал тут к нам из столицы какой-то политолог. Дом решил прикупить.
Выяснилось, что в прошлом он сотрудник института марксизма-ленинизма, а ныне воспитатель юношества, и работает в каком-то запредельно дорогом и престижном вузе, где сцеживают ученые сливки для высшего общества.
Но нам, политологам не на окладе, а по необходимости, абы кого соседом иметь не резон. Посему собрались наши мужики и решили выяснить, кто он и чем дышит. А для этого попросили его прочитать лекцию о науках и их перспективах в условиях, максимально приближённых к боевым.

Подробнее...
«Вам слово, товарищ старшина…»



В ночь на 9 мая мне такой вот сон приснился.
Будто бы смотрю я свой любимый ежедневный телесериал «Право голоса», с ведущим Романом Бабаяном.
Обсуждают там тему про Россию и НАТО. Бурно обсуждают, почти яростно.
Все, как всегда, все на своих местах. НАТОвцы в шеренгу построены. Крайний среди них, помятый и опухший Станкевич своею правой рукой опасно размахивает. Напротив – такой же шеренгой русские стоят…    

Подробнее...