Пятница, апреля 27, 2018

Бандерлоги – о «победах» над десантниками, чеченцами и армянами

Враньё киевского агитпропа о войне в Донбассе стало явлением привычным, как смена времён года. Его традиции закладывались задолго до начала майданного безумия.
Один из творцов мифов и сказок о «великих перемогах» – Виталий Чечило, автор книги «На задворках Совдепии» о «подвигах» боевиков УНА-УНСО во время войны в Абхазии 1992-1993 годов.
Всем желающим познать уровень свидомого представления о себе и окружающем мире непременно следует эту книгу прочесть. 

Вкратце фабула опуса Чечило такова.
Воюют грузины и их союзники унсовцы в основном с российскими десантниками-сибиряками. Собственно, воюет исключительно сотня украинцев с двумя пулемётами, а грузины то пьют, то разбегаются… 
Абхазских противников необандеровцы особо не замечают. Мелькнул было абхаз-корректировщик, но его быстренько захватили в плен: 
«Цвях не выдержал и дал длинную очередь в темноту коридора. В ответ тут же послышался вопль: - Не стреляйте! Я сдаюсь!..»  
Больше украинские националисты абхазов не встречают. Могучих и ужасных унсовцев очень боятся армяне (видимо, батальон имени Баграмяна): 
«Порой, как это было у села Коман, во время столкновения с армянским батальоном, достаточно было только поднять желто-голубой флаг, чтобы посеять панику в рядах противника…» 
С чеченцами унсовцы расправляются просто как Тузик с грелкой: 
«Дот перестал существовать, его пулеметы молчали. Из развалин выполз чудом оставшийся в живых боец. Это был чеченец. Из пробитой насквозь ноги хлестала кровь… 
- Брат, не убивай меня, - в глазах быстро истекающего кровью чеченца были боль и тоска…»  
Но армян устрашают и чеченцев истребляют унсовцы лишь между делом. Ведь воюют-то они с иркутянами-десантниками. Сотня унсовцев с двумя пулеметами превращает десантно-штурмовую дивизию в кровавое месиво: 
«Так состоялось первое «знакомство» отряда УНСО «Арго» с личным составом Иркутской десантно-штурмовой дивизии. В районе реки Восточная Гумиста, где проходила линия фронта, эта воинская часть проявляла максимальную активность. Подразделения десантников были многочисленны, прекрасно экипированы, имели надежную поддержку со стороны артиллерии и танков. Поэтому наиболее ожесточенные схватки происходили именно там, где действовали сибиряки…»  
Били унсовцы-аргонавты несуществующих в ту пору иркутских десантников совершенно потрясающим способом: 
«Столб пыли и дыма взметнулся над укрепленным пунктом, и унсовцы почти одновременно спрыгнули в окопы на головы десантникам. Однако рукопашной схватки не получилось. Как видно, российские офицеры не решились рисковать и отдали приказ на отступление…» 
М-да… Прыгнули унсовцы на головы десантникам. А те, значит, имея унсовцев на головах, выслушивают приказ офицеров на отступление. Посему рукопашной схватки и не получилось. Вопрос о том, как выполнить приказ на отступление, если супостат тебе уже на голову прыгнул, остается открытым. Надо его с головы стряхивать или вместе с ним отступать? Равно как открыт вопрос и о том, кто сколько раз прыгал на голову автора «На задворках Совдепии».  
Впрочем, прыгать на головы десантникам мифической иркутской дивизии унсовцы могли совершенно безопасно; ведь таковых («иркутских») в природе просто не существовало. Но «истребляли» их «аргонавты» так, что Геббельс рыдал бы от зависти: 
«Среди захваченных в машине документов был обнаружен рапорт командира десантно-штурмового полка об этом бое. Отнюдь не склонный преувеличивать размеры своей неудачи, российский комбат (комполка или комбат – непонятно), окончивший, кстати, академию и имевший опыт боев в Афганистане, все же вынужден был доложить, что за четыре дня боев батальон потерял 58 человек убитыми и 287 – ранеными.  Реальные же потери отряда «Арго» – двое убитых и восемь раненых...» 
Сдаться в плен именно «гуманным»  унсовцам – просто мечта русского десантника:  «- Гляди, ребята, - раздался всё тот же голос, - а точно – хохлы! Слышь, Игорь, давай сдаваться. Хоть морды бить не будут…» 
Изучение творчества украинских националистов помогает понять, почему их называют «бандерлогами». Правда, похитители маленького Маугли лишь рассказывали о том, что все джунгли ими восхищаются. А Чечило и компания в этом искренне уверены. 

Заметки народного политолога

Не брат ты мне…



Медленный, но верный рост агрессивности «таджико-узбеков», осевших в нашей стране – это «новая реальность» России. Она того же порядка, что и проблема «беженцев» в Западной Европе. Отличие только в масштабах.
Европу «беженцы» и «трудовые мигранты» почти покорили. Пройдут ещё два-три десятилетия, и они будут резать и жарить толерантных европейцев на улицах и площадях этой самой Европы. Потому что они победители.
Если кто-то думает, что наши «таджико-узбеки» будут жить и действовать по-другому, то он просто ничего не понимает. Эпоха «добрых московских дворников» из Средней Азии уже прошла.

Подробнее...
И не друг, и не враг, а так… (из монологов юродивого)



Брат мой!
Любишь ты себя, дела и заботы свои до крайней крайности. И даже людей наших и державу почти убедил, что не будет ей от тебя ущерба.
Но у тебя, как гласит поговорка, «короткие ноги» оказались. И все это увидели. Как только мы постановили вручить надёжным и достойным своим меч потяжелее да поострее, тут ты весь и раскрылся: мол, сразу ударю всех насмерть.

Подробнее...
«Эх, российская дорога…»



Восточной Европе, и особенно Прибалтике, сильно повезло. Теперь у них дороги хорошие будут. А всё потому, что из-за океана пришло указание эти самые дороги улучшить – укрепить и расширить.
Тьфу! Чуть было не сказал, как Горбачёв, «углубить», с ударением на втором слоге…
Дороги нужны танкам американским, которые у наших границ. Они сюда, как известно, добрались почти без потерь, если не считать, что в дороге слегка повредились. А кое-какие и вовсе не доехали…
Зато теперь, как обещали в Пентагоне, всё будет хорошо.

Подробнее...
Либеральный элемент на фоне реальной войны



Война информационная, война экономическая, просто война…
Это реальность, причём, ежедневная, без выходных и перерывов на праздники. И вот уже у нас нет-нет да и сравнивают Россию и Израиль. Точнее, вспоминают известную формулу, бытующую в Израиле независимо от того, какая по счёту война на дворе: «Мы – воюющее государство».
Ну да, воюющее. А мы чем хуже? Нам тоже не слабо…
Вот тут и начинается «засада». У большинства наших сограждан слово «война» особого ужаса не вызывает. Да, война – это плохо и тяжело, но всё же знакомо, хотя бы на уровне исторической памяти: «Впереди враг, рядом свои, и наше дело правое…»

Подробнее...
Яндекс.Метрика