Пятница, апреля 27, 2018

Как удалось совместить похороны с праздником

Все-таки очень полезное изобретение – интернет. Позволяет сэкономить и деньги, и время, и особенно нервы. Вот, взять хотя бы «Матильду»: посмотреть ее в кинотеатре стоило бы немалых денег, а в сети это можно сделать за бесплатно.
Экономия очевидна, а что касается всего остального… об этом позже. Однако факт остается фактом: тот, кто посмотрит творение Алексея Учителя, по крайней мере, начнёт лучше понимать Наталию Поклонскую.

Вот, честное слово: автор этих строк ни малейшего пиетета к последнему русскому царю не испытывает и вряд ли бы стал за него заступаться в иных условиях. Но после «Матильды», право слово, придется присоединиться к эмоциям Поклонской.
И  дело тут не в интимной жизни Николая II, а в том, что Учитель за полтора миллиарда (!) рублей сваял откровенную чушь, которая к реальным событиям отношения не имеет, - от слова «совсем».
Впрочем, рассуждать всё-таки надо спокойно. Ну, что теоретически можно было снять на таком материале как «роман наследника с балериной»?
Да много чего. Например, психологическую мелодраму про молодого цесаревича, который любит одну женщину (то есть принцессу Алису Гессенскую), а хочет другую (то есть балерину Матильду Кшесинскую). Дело это в молодости, кстати, достаточно обычное, и вполне подойдет для сюжета.
Можно разыграть не совсем классический любовный треугольник. Две дамы, принцесса и балерина,  соперничают за  внимание наследника престола российского. Это будет уже несколько странновато, поскольку принцессе с балериной соревноваться не по чину даже в делах амурных. Тем более, что соревноваться пришлось бы заочно, поскольку во время романа цесаревича с балериной принцессы в России не было. Но… тоже пойдет для сюжета.
Можно, наконец, закрутить политический детектив про то, как коварная полячка по наущению мировой закулисы хочет подчинить своему влиянию будущего царя, а русская контрразведка этому препятствует. Это будет уж совсем моветон… но в реальности всё получилось ещё хуже: кинорежиссер Учитель (а может, сценарист) решил совместить все три варианта.
В результате получилось нечто такое, к чему лучше всего подойдут слова из кинофильма про барона Мюнхгаузена: «Сперва планировали торжества, потом аресты, потом решили совместить…»
Результат совмещения налицо, и критиковать его с точки зрения исторической достоверности бессмысленно: роман цесаревича с Кшесинской совершенно определённо завершился весной 1894 года, как только было получено принципиальное согласие Алисы Гессенской на брак с будущим Николаем II. Так что никакого «любовного треугольника» с участием последнего русского царя накануне коронации уж точно не  наблюдалось.
Это автоматически означает, что большая часть страстей из экранной «Матильды» – полная фигня. Причём, такая фигня, что даже на фантазию не тянет; это просто бред.
Бред, впрочем, тоже не совсем бесполезный. По нему очень наглядно можно судить о том, что за каша с гвоздями наполняет черепные коробки «инженеров человеческих душ»…
Начнём с того, что наши творцы решили зачем-то превратить классический любовный треугольник в квадрат, и ввели в сюжет некоего поручика Воронцова, который ревнует Николая к балерине и на этом основании бьёт цесаревича (!) короной (!) по голове.
В реальности за такое деяние полагался бы скорый суд и смертная казнь (причём, без вариантов), но никто Воронцова не судит (хотя и допрашивают на предмет умысла на терракт); его просто отдают «на опыты» некоему зловещему немцу, который с поручиком делает что-то непонятно-стимпанковское.
Бред совершеннейший, но откуда он взялся? А оттуда, что сценарист явно «слышал звон» про покушение на цесаревича Николая. Оно, правда, случилось в Японии и на почве вполне политической (какой-то полицейский считал Россию врагом и на этом основании решил зарубить будущего царя), но какая разница? А со зловещим немцем всё ещё смешнее. Уже будучи царём, Николай II привечал оккультистов, которые будто бы готовы были вот-вот изобрести некие устройства для общения с загробным миром. Сперва при дворе крутился некий мсье Филипп, затем  его сменил некто Папюс. Правда, мсье Филипп был французом, а Папюс – полу-испанцем-полу-французом (и еще масоном), но кто из художников будет заморачиваться такими подробностями…
«Слышал звон» плавно переходит в «я так вижу».
Дальше звон раздается сильнее. Пока цесаревич Николай истерит, отмахивается от государственных дел и бегает от Алисы к Матильде, поручик Воронцов сбегает-таки от немецкого демона и как-то добирается до столицы, чтобы истребить Матильду по принципу: «Так не доставайся же ты никому».
Замысел свой он выполняет как-то уж очень затейливо (поджогом плота), но незадачливую балерину спасает доблестная охранка. Правда, у цесаревича складывается впечатление, что Матильдушка того… и надо, стало быть, всё-таки жениться на Алисе.
Основанием для этой порции бреда явно послужил рассказ Бунина «Дело корнета Елагина», написанный по реальным событиям: некий офицер из ревности убил актрису-любовницу, собираясь потом застрелиться, но застрелиться не смог, был судим и…
Правда, приключилась сия история ещё в правление Александра III, и царь-батюшка тогда под впечатлением речи адвоката Плевако приговор сильно смягчил. Но сюжет киношникам понравился, и они его впихнули в «Матильду».
Зачем? А затем, чтобы в итоге снять совсем уж непотребную сцену: царя венчают на царство, а тут вдруг объявляется Матильда (про то, как она пробирается на хоры в Успенском соборе Кремля – это бред отдельный), которая истошно орёт: «Ники!..»  И царь от изумления падает в обморок. 
Это хрень полнейшая,  но зато можно красиво снять корону, перекатывающуюся по полу. Типа метафора будущего падения монархии. Одного предзнаменования в виде Ходынки, видимо, мало показалось.
Кончается всё праздничным фейерверком; совместили-таки режиссёры-сценаристы похороны с праздничком.
В общем, в творении Учителя царь предстаёт не то чтобы просто слабовольным и не очень умным, но просто каким-то дурачком-неврастеником, а Россия в целом – театром абсурда.
Так что Поклонскую понять можно. Она, вероятно, и не с того боку на фильмец наехала, но надо признать честно, что он того заслуживал.
Ну, и последний совет: не стоит платить деньги за просмотр «Матильды» в кинотеатрах. Если уж очень хочется посмотреть эту ахинею, лучше воспользоваться интернетом. Время всё равно будет зря потрачено, но убытку меньше.

Заметки народного политолога

Не брат ты мне…



Медленный, но верный рост агрессивности «таджико-узбеков», осевших в нашей стране – это «новая реальность» России. Она того же порядка, что и проблема «беженцев» в Западной Европе. Отличие только в масштабах.
Европу «беженцы» и «трудовые мигранты» почти покорили. Пройдут ещё два-три десятилетия, и они будут резать и жарить толерантных европейцев на улицах и площадях этой самой Европы. Потому что они победители.
Если кто-то думает, что наши «таджико-узбеки» будут жить и действовать по-другому, то он просто ничего не понимает. Эпоха «добрых московских дворников» из Средней Азии уже прошла.

Подробнее...
И не друг, и не враг, а так… (из монологов юродивого)



Брат мой!
Любишь ты себя, дела и заботы свои до крайней крайности. И даже людей наших и державу почти убедил, что не будет ей от тебя ущерба.
Но у тебя, как гласит поговорка, «короткие ноги» оказались. И все это увидели. Как только мы постановили вручить надёжным и достойным своим меч потяжелее да поострее, тут ты весь и раскрылся: мол, сразу ударю всех насмерть.

Подробнее...
«Эх, российская дорога…»



Восточной Европе, и особенно Прибалтике, сильно повезло. Теперь у них дороги хорошие будут. А всё потому, что из-за океана пришло указание эти самые дороги улучшить – укрепить и расширить.
Тьфу! Чуть было не сказал, как Горбачёв, «углубить», с ударением на втором слоге…
Дороги нужны танкам американским, которые у наших границ. Они сюда, как известно, добрались почти без потерь, если не считать, что в дороге слегка повредились. А кое-какие и вовсе не доехали…
Зато теперь, как обещали в Пентагоне, всё будет хорошо.

Подробнее...
Либеральный элемент на фоне реальной войны



Война информационная, война экономическая, просто война…
Это реальность, причём, ежедневная, без выходных и перерывов на праздники. И вот уже у нас нет-нет да и сравнивают Россию и Израиль. Точнее, вспоминают известную формулу, бытующую в Израиле независимо от того, какая по счёту война на дворе: «Мы – воюющее государство».
Ну да, воюющее. А мы чем хуже? Нам тоже не слабо…
Вот тут и начинается «засада». У большинства наших сограждан слово «война» особого ужаса не вызывает. Да, война – это плохо и тяжело, но всё же знакомо, хотя бы на уровне исторической памяти: «Впереди враг, рядом свои, и наше дело правое…»

Подробнее...
Яндекс.Метрика