Пятница, апреля 27, 2018

Война за память о войне (Часть 2)

Видя, что происходит в России с памятью о войне, встрепенулись наши зарубежные «друзья».
Поляки добились от Горбачёва и Ельцина извинений за Катынь и Медное, сносят памятники советским солдатам и пинают русских за «предательство восставшей Варшавы» в 1944-м.
Японцы периодически напоминают о том, что Курилы были захвачены советским десантом уже после того, как империя капитулировала, а, значит, подлежат возврату.
В Прибалтике и на Украине чествуют «борцов за свободу» из эсэсовских дивизий и преследуют советских ветеранов.
Чехи устраивают истерики, стоит кому-нибудь из российских журналистов вспомнить, как их предки старательно работали на вермахт.

В Грузии и Туркмении Великую Отечественную войну в учебниках истории называют не иначе, как «советско-германской».
Американцы старательно убеждают себя и европейцев в том, что именно они, высадившись в Нормандии в июне 1944-го, спасли мир от «коричневой чумы».
Бывшие сателлиты гитлеровцев – венгры, итальянцы и румыны – с упорством достойным лучшего применения, постоянно пытаются устроить в России помпезные мероприятия по возданию почестей своим «военным героям», неустанно призывая наших вместе взгрустнуть о солдатах, которые «ни в чём не виноваты». Так, пару месяцев назад посольство Румынии затребовало у губернатора Волгоградской области почётный караул и военный оркестр для церемонии перезахоронения останков отдавших концы под Сталинградом горе-вояк маршала Антонеску. Когда об этом стало известно прессе, румыны отыграли назад, но оговорились, что всё равно будут считать своих солдат «героями», что бы там ни думали по этому поводу русские.
Но хитрее всех ведут себя немцы. Если их бывшие союзники ещё могут как-то «отмазаться», что участвовать в нападении на СССР их заставили, то у потомков сумрачных тевтонов такой возможности нет. И они пошли другим путем. Не отрицая прямо общей неприглядной для Германии картины, немцы старательно уходят в частности.
Их фирменной «фишкой», ярко проявившейся в «исследовательском» проекте, участником которого стал школьник Десятниченко, является выколупывание из широкого контекста судеб отдельных солдат. При этом немцы ловко пользуются особенностью национального характера русских, воспринимающих врага в массе, целиком. Но стоит из этой аморфной среды выдернуть конкретного человека, как выясняется, что ничего плохого в нем нет.
Вот, мол, к примеру, посмотрите, этот оберефрейтор по имени Генрих до войны работал столяром, весной 1942-го был мобилизован и отправлен на Восточный фронт. Оставил дома жену и маленького сына. Служил в роте связи в Белоруссии, никого не убивал, не насиловал, дома не поджигал. Супруге писал, что подкармливает детей хозяйки хаты, в которой живет. Убит партизанами в марте 1944-го. Ему было всего двадцать пять. Судя по изложенному, воевать Генрих не хотел, ни в чём не виноват. На прилагаемом фото изображен добродушный парень со своей фрау и годовалым карапузом на коленях. Логичен вердикт: «Заслуживает сочувствия».
Теперь представьте, что таких кратких историй и умилительных фотографий вам показывают сотни, тысячи, десятки тысяч. Да ещё и разбавляют все это рассказами о милосердии, проявленном нашими к раненым и пленным солдатам противника с повторяющимся рефреном «Этот немец был нашим врагом, но теперь он просто человек».
И постепенно возникает ощущение, что все, о ком, вам поведали – невинно погибшие люди, которые хотели жить мирно и не хотели воевать. А сколько других таких же, о которых вы ещё не знаете...
Так из многих частностей складывается общая картина, которая оказывается очень далёкой от той, что виделась изначально.
Дело по подбору подобных историй, конечно, долгое и муторное, но результат того стоит. 
При этом немцы с радостью возьмут рассказы про погибших русских и опубликуют их вместе со своими под одной обложкой, за свои же деньги и сколь угодно большим тиражом. Ибо для них крайне важно, чтобы их и наши солдаты выглядели одинаково, - как миролюбивые и хорошие парни, которых тяжёлая судьбина свела на поле боя. И не виноваты в этом ни те, ни другие, поскольку все они – жертвы тиранических режимов Гитлера и Сталина, удовлетворявших свои людоедские амбиции за счёт простых людей.
Вроде, все логично и правильно, особенно если смотреть глазами шестнадцатилетнего школьника, перед которым появилась перспектива скататься на халяву в Германию. Для этого надо всего лишь разглядеть в конкретном немецком солдате человека, заслуживающего сочувствия. Надо думать, ни у Коли Десятниченко, ни у его родителей не было никаких сомнений, и за предложение немцев они ухватились с радостью.
Вот так и конструируются пресловутые «окна Овертона», форточку в одном из которых широко приоткрыл паренёк из Нового Уренгоя.

Заметки народного политолога

Не брат ты мне…



Медленный, но верный рост агрессивности «таджико-узбеков», осевших в нашей стране – это «новая реальность» России. Она того же порядка, что и проблема «беженцев» в Западной Европе. Отличие только в масштабах.
Европу «беженцы» и «трудовые мигранты» почти покорили. Пройдут ещё два-три десятилетия, и они будут резать и жарить толерантных европейцев на улицах и площадях этой самой Европы. Потому что они победители.
Если кто-то думает, что наши «таджико-узбеки» будут жить и действовать по-другому, то он просто ничего не понимает. Эпоха «добрых московских дворников» из Средней Азии уже прошла.

Подробнее...
И не друг, и не враг, а так… (из монологов юродивого)



Брат мой!
Любишь ты себя, дела и заботы свои до крайней крайности. И даже людей наших и державу почти убедил, что не будет ей от тебя ущерба.
Но у тебя, как гласит поговорка, «короткие ноги» оказались. И все это увидели. Как только мы постановили вручить надёжным и достойным своим меч потяжелее да поострее, тут ты весь и раскрылся: мол, сразу ударю всех насмерть.

Подробнее...
«Эх, российская дорога…»



Восточной Европе, и особенно Прибалтике, сильно повезло. Теперь у них дороги хорошие будут. А всё потому, что из-за океана пришло указание эти самые дороги улучшить – укрепить и расширить.
Тьфу! Чуть было не сказал, как Горбачёв, «углубить», с ударением на втором слоге…
Дороги нужны танкам американским, которые у наших границ. Они сюда, как известно, добрались почти без потерь, если не считать, что в дороге слегка повредились. А кое-какие и вовсе не доехали…
Зато теперь, как обещали в Пентагоне, всё будет хорошо.

Подробнее...
Либеральный элемент на фоне реальной войны



Война информационная, война экономическая, просто война…
Это реальность, причём, ежедневная, без выходных и перерывов на праздники. И вот уже у нас нет-нет да и сравнивают Россию и Израиль. Точнее, вспоминают известную формулу, бытующую в Израиле независимо от того, какая по счёту война на дворе: «Мы – воюющее государство».
Ну да, воюющее. А мы чем хуже? Нам тоже не слабо…
Вот тут и начинается «засада». У большинства наших сограждан слово «война» особого ужаса не вызывает. Да, война – это плохо и тяжело, но всё же знакомо, хотя бы на уровне исторической памяти: «Впереди враг, рядом свои, и наше дело правое…»

Подробнее...
Яндекс.Метрика