Четверг, апреля 26, 2018

Как выглядит «загогулина» в молдавском варианте        

В Республике Молдова, считающейся вполне демократическим и правовым государством, изобретена и успешно опробована на практике уникальная технология разрешения противоречий и споров между властными институтами, которые в последнее время возникают с пугающей частотой. Их причина состоит в, мягко говоря, несовпадающих взглядах на политический курс, которым должна двигаться страна, считающегося пророссийским президента Игоря Додона и правительства Павла Филипа, сформированного прозападным парламентским большинством.

Однако с недавних пор все конфликты между главой государства и его оппонентами стали разрешаться в Молдавии так быстро и эффективно, что у многих государств, страдающих подобными проблемами, может возникнуть соблазн перенять «передовой опыт» виноградной республики. Одна беда: признать ноу-хау Кишинёва соответствующим стандартам современной демократии, да и просто здравому смыслу, может только очень пристрастный наблюдатель.
Суть чудесного метода проста, как мамалыга. Стоит президенту закочевряжиться, отказавшись утверждать предложенных премьером кандидатов на посты министров (даже если они ни дня не работали в отрасли, которой будут управлять) или подписывать принятый голосами евроориентированных депутатов закон (пусть и откровенно дурацкий), как Конституционный суд страны моментально приостанавливает полномочия… главы государства. Причём, не лишает насовсем, что было бы хотя бы логично, а отбирает на время. Как будто нажимает кнопку «пауза».  
После этого необходимые указы и законы шустро подписывает спикер парламента Адриан Канду, он же приводит к присяге новых членов кабинета. Когда проблема решается, номинальному главе государства возвращают его мандат. И так до следующего раза.
Впервые такая «продвинутая» технология обуздания строптивого президента была отработана в октябре прошлого года. Тогда Додон возражал против назначения министром обороны 32-летнего Еуджена Стурзы. Сей вечно небритый молодой человек, естественно, никогда в армии не служил, зато имея диплом финансиста, несколько лет трудился в аппарате правительства и являлся убежденным сторонником вступления страны в НАТО. Одним словом, с точки зрения парламентского большинства, обладал всеми необходимыми качествами для успешного руководства оборонным ведомством.
Нельзя сказать, что Додон занимал совсем неконструктивную позицию по вопросу о министре обороны. У президента, к слову, являющегося ещё и верховным главнокомандующим, был свой кандидат на этот пост – генерал Виктор Гайчук. Но он, - даром, что професиональный военный, - выступал против слишком тесной дружбы с натовцами, и по этой причине категорически не устраивал депутатов и правительство, а главное – «серого кардинала» молдавской политики, лидера Демократической партии и одного из самых богатых людей страны Владимира Плахотнюка.
Этот Карабас-Барабас местного политического театра был крайне не заинтересован в том, чтобы президент приобрел реальное влияние на военное ведомство. Какой бы маленькой и тщедушной ни была современная молдавская армия, противостоять ей в случае каких-то внутренних разборок в стране просто некому, и отдавать в руки оппоненту такой мощный по местным меркам ресурс ни в коем случае нельзя.   
Главная сила Плахотнюка состоит не в деньгах (вернее, не только в них), а в наличии прочных позиций в государственных структурах. За без малого десять лет пребывания в большой молдавской политике олигарх потихоньку расставил преданных лично ему людей на руководящие посты в различных ведомствах, в первую очередь в правоохранительных, надзорных и судебных. Пока его коллеги по бизнесу, так и не избавившиеся от приобретённых в «лихие 1990-е» привычек, скупали в стране и за рубежом недвижимость и тупо набивали карманы, Плахотнюк не жалел инвестиций в СМИ и кадры, которые, как известно, решают всё.   
Жизнь показала прозорливость такого подхода. Заботливо созданные Владимиром Георгиевичем позиции не раз пригодились ему в ходе бушевавших в недавнем прошлом разборок с конкурентами, некоторые из которых, вроде экс-премьера Влада Филата, вдруг обнаруживали себя за решёткой, да ещё и облитыми помоями в прессе. Некоторым минусом, правда, являлись сопровождавшие подобные ситуации слухи о коррупционных связях Плахотнюка, но, контролируя ведущий медиахолдинг страны, он мог по этому поводу особо не беспокоиться.      
Когда возникла коллизия с назначением министра обороны, лидер демократов выбрал из имеющегося богатого набора инструментов наиболее подходящий – Конституционный суд, давно и заслуженно пользующийся репутацией орудия карманного правосудия олигарха. И тот не подвёл. Буквально за пару дней толкователями Основного закона был состряпан вердикт, гласящий, что «отказ президента исполнять конституционные обязанности (в данном случае – утверждать одобренного правительством кандидата, - Авт.) составляет временную невозможность исполнять его полномочия … и оправдывает установление временной функции, которую должны исполнять председатель парламента или премьер-министр». Сия изумительная формулировка обоснованно может претендовать на звание шедевра казуистики.  
Таким образом, вопрос с главой оборонного ведомства, кресло которого пустовало с конца 2016-го, был быстро решён. Додон пробовал возмущаться, но особого смысла это не имело, поскольку вердикты Конституционного суда обжаловать в Молдавии невозможно, да и негде.
Некоторые эксперты уже тогда предупреждали, что созданный прецедент представляет большую опасность для репутации государственных институтов, поскольку подрывает доверие к ним как народа, так и зарубежных партнёров, а заодно порождает соблазн применять его всякий раз, когда в этом возникнет необходимость. Как в воду глядели.     
Прошло немногим более двух месяцев и Плахотнюк со товарищи прибегли к хорошо зарекомендовавшему себя методу повторно. Накануне Нового года с подачи лидера демократов послушное парламентское большинство повторно проголосовало за ранее отклонённый президентом закон о запрете трансляции на территории страны информационно-аналитических и новостных программ российских каналов, разработанный в соответствии с популярным в Европе трендом на «борьбу с пропагандой Москвы».
Заодно премьер Филип, видимо, плохо знакомый с бессмертной басней «Квартет» Ивана Крылова, решил осуществить ротацию в правительстве, заменив ряд министров. Предложенные кандидаты, подобранные по признаку верности курсу на евроинтеграцию и так же, как и их предшественники слабо разбирающиеся в вопросах, которыми им предстояло заниматься, ожидаемо не устроили Додона, и он отказался их утверждать.
Плахотнюк только того и ждал, тут же нажав на кнопку с надписью «Конституционный суд». В буквальном смысле оторванные от праздничного стола судьи поспешили откликнуться на зов хозяина, и уже 2 января вынесли решение о временном лишении президента полномочий. Благо, ничего нового придумывать не пришлось, достаточно было немного подправить файл с текстом октябрьского постановления по Стурзе и распечатать.
В итоге министры утверждены, закон о российских телеканалах принят, а непокорный президент поставлен на место.
Нынешняя ситуация с главой государства в Молдавии напоминает анекдот советских времён про заслуженного чукчу-промысловика. Пригласили того как-то в Анадырь на заседание горисполкома и торжественно объявили, что за трудовые подвиги он удостоен звания «почётный житель города». Поразмыслив и почесав давно не мытую голову, награждённый изрек: «Понятно, однако. По чётным буду жителем города, а по нечётным буду рыбу ловить».
Нечто похожее сейчас и у Игоря Додона: сегодня он – президент, а завтра – не президент, поскольку так решил Конституционный суд; зато послезавтра – опять президент.     
Конечно, с точки зрения противников Додона, плюсы такого подхода очевидны. Не нужно заниматься поиском компромиссов, вести долгие и нудные переговоры, бесконечно согласовывать и скрупулёзно подсчитывать встречные взаимные уступки, что происходит, к примеру, сейчас в Германии. А тут раз, и вопрос решён. Красота, одним словом.   
Но есть нюанс. Дело в том, что во всей Молдавии президент является единственным должностным лицом, которое избрано всенародно. Депутатов, конечно, тоже выбирали, но избиратели голосовали не за лиц, а за списки, в которых им были знакомы лишь одна-две фамилии в начале. Остальные проходили скопом. Премьера Филипа, министров его правительства, членов Конституционного суда, не говоря уже про Плахотнюка, не занимающего вообще никаких государственных постов, люди не выбирали. Зато именно они решают, как дальше будет жить страна и населяющий её народ. Такая вот получается «загогулина» по-молдавски, если пользоваться терминологией незабвенного Ельцина.     
Глядя на продолжающееся шоу с отстранениями-возвращениями избранного главы государства, граждане Молдавии получают возможность лишний раз убедиться, что на их мнение Плахотнюку и его команде глубоко наплевать. И будет не удивительно, если результаты парламентских выборов, намеченных на ноябрь, окажутся для олигарха не очень приятными.    

Заметки народного политолога

«Эх, российская дорога…»



Восточной Европе, и особенно Прибалтике, сильно повезло. Теперь у них дороги хорошие будут. А всё потому, что из-за океана пришло указание эти самые дороги улучшить – укрепить и расширить.
Тьфу! Чуть было не сказал, как Горбачёв, «углубить», с ударением на втором слоге…
Дороги нужны танкам американским, которые у наших границ. Они сюда, как известно, добрались почти без потерь, если не считать, что в дороге слегка повредились. А кое-какие и вовсе не доехали…
Зато теперь, как обещали в Пентагоне, всё будет хорошо.

Подробнее...
Либеральный элемент на фоне реальной войны



Война информационная, война экономическая, просто война…
Это реальность, причём, ежедневная, без выходных и перерывов на праздники. И вот уже у нас нет-нет да и сравнивают Россию и Израиль. Точнее, вспоминают известную формулу, бытующую в Израиле независимо от того, какая по счёту война на дворе: «Мы – воюющее государство».
Ну да, воюющее. А мы чем хуже? Нам тоже не слабо…
Вот тут и начинается «засада». У большинства наших сограждан слово «война» особого ужаса не вызывает. Да, война – это плохо и тяжело, но всё же знакомо, хотя бы на уровне исторической памяти: «Впереди враг, рядом свои, и наше дело правое…»

Подробнее...
Бабищи в штанищах



Я всегда был за раздельное обучение. Это чтобы в школах мальчики и девочки – отдельно друг от друга. Как во времена наших государей-самодержцев.
Любой «продвинутый» психолог-социолог-сексопатолог, а тем более серьёзный педагог (есть ещё такие) подтвердит, что это правильно, и что сухом остатке должно быть следующее: мужчин нужно растить и воспитывать мужчинами, а женщин – женщинами. То есть всё-таки отдельно друг от друга.
Это, кстати, и одежды касается. А то, как говорили наши не совсем давние предки, бабища в штанищах – это как-то уж совсем не комильфо.

Подробнее...
«Царствуй на славу!..»



Президент Путин уж неоднократно от должности царя открестился. Мол, неправильно меня так называть, не царь я вовсе…
А вот и плохо, что не царь. И никакие ВЦИОМы не могут измерить меру, степень и глубину скорби народной, что разливается при тех президентских словах по просторам Отечества.  
Как так – не царь?! А мы, значит, опять без царя?! Да сколько ж можно! И, значит,  через несколько лет – опять выборы-перевыборы, и опять всё снова-здорово…   
В общем, так дело дальше не пойдёт. Ибо не имеет никакого значения, что там о себе думает глава государства в конкретный исторический момент. А имеет значение только то, что думает наш народ, который, почитай, уж второй век без царя мяется.

Подробнее...
Яндекс.Метрика