Пятница, апреля 27, 2018

Две философии, которым вместе не сойтись

Когда 22 июня страна отмечала очередную скорбную годовщину, отмечало её и отечественное интернет-сообщество. Разумеется, разные сегменты его – по-разному.
Удивительно то, что даже очередная годовщина начала Великой Отечественной не обошлась без упоминания имени Наталии Поклонской в явно глумливом аспекте: она-де, «поклоняется» потомкам Романовых, некоторые представители которых приветствовали нападение Германии на СССР.
На этот голос не стоило бы обращать внимания, если бы он не был результатом раздражения иных представителей «красного сектора», некоего зуда, не дающего спокойно жить интернет-«историку», пачкающему стену своим очередным «дадзыбао».
 

Можно сказать, что мы являемся свидетелями некоего «синдрома Поклонской», возникающего при одном лишь упоминании её имени.
Неожиданно депутатом Госудмы заинтересовались и зарубежные НКО. Казалось бы, им-то что? Из России уводят миллиарды, но «международную общественность» отчего-то интересует двадцатиметровая квартира в зоне боевых действий, оформленная на фамилию, отличную от «Поклонская».
Как-то резко отношение к экс-прокурору Крыма стало меняться в отрицательную  сторону. И причиной тому – ненависть к убитому Николаю Второму, перевесившая радость от возвращения Крыма, одним из символов которого стала прокурор Наталия Поклонская, чётко и открыто заявившая о своей позиции.
Усиление нападок на Поклонскую продолжилось в связи с выходом на экраны ставшего скандальным ещё до своей премьеры фильма «Матильда», роль царя в котором играет… хорошо известный в определённых (понятно, каких) кругах порноактёр. 
К хору защитников «свободы творчества» присоединились и представители «красного сектора». Голос одного из них раздался из «Тупичка Гоблина». Так «синдром Поклонской» стал проявлением «синдрома Николая Второго», а точнее, Иудина комплекса нашей «красно-голубой» общественности. 
А в отношении истории убийства последнего русского царя наметились известные подвижки. Теперь можно услышать, что убили царя вовсе не большевики, а левые коммунисты и левые эсеры, хотя главный «исполнитель» был-таки да, большевик Юровский. Большевики же на тот момент вообще якобы не правили страной. Это была, дескать, инициатива местных властей, а Ленин со Свердловым и прочими отнеслись к расстрелу царя как к «очень плохому событию». По сути, то был «эксцесс исполнителя»…
Нет, что ни говорите, а косвенное признание великого преступления в этом просматривается отчётливо. Только вот, помнится, поэт Феликс Чуев задал Вячеславу Молотову тот самый неудобный вопрос – о роли Ленина в расстреле царя и его семьи. И предельно осторожный даже спустя полвека Вячеслав Михайлович, информированный, надо полагать, не хуже нынешних интернет-агитаторов, ответил: 
«Думаю, что без Ленина никто на себя не взял бы такое решение. Когда дело касалось революции, советской власти, коммунизма, Ленин был непримирим… Острые вопросы Ленин нередко решал сам, своей властью...»
В ходу и давняя идейка: «Расстрелян был не царь, а всего лишь гражданин Романов». Однако в таком случае непонятно, за какие тяжкие преступления, совершённые им в период с марта 1917-го по июль 1918-го, он был лишён жизни вместе со всей своей семьёй. 
Помнится, даже Чрезвычайная следственная комиссия, созданная Временным правительством, которая в буквальном смысле рыла копытом землю, так и не смогла представить ни одного мало-мальски значимого проступка, совершённого царем. Так что в тезисе «Расстрелян был гражданин Николай Романов» заключена многовековая логика убийц. 
«Тогда была пятница перед Пасхою, и час шестый. И сказал Пилат Иудеям: се, Царь ваш! Но они закричали: возьми, возьми, распни Его! Пилат говорит им: Царя ли вашего распну? Первосвященники отвечали: нет у нас царя, кроме кесаря…»
Да, царя казнить страшно, а посему следует представить его «простым гражданином». Только две тысячи лет назад политическая конъюнктура побуждала синедрион говорить: «Нет у нас царя, кроме кесаря», а 100 лет назад: «Нет у нас царя, мы республика…»
Впрочем, эти аргументы – вчерашний день. Уже озвучивается и такая весть: «Никакого расстрела царя и его семьи не было». 
Этот вброс можно рассматривать и в плане развития темы: «Нет тела – нет дела». Не удивлюсь, если вскоре «выяснится», что великая княгиня Елизавета Фёдоровна, замученная в Алапаевске, мощи которой почивают в Иерусалиме, «дожила до ХХ съезда КПСС и встречала Гагарина».
Казалось бы, прошло уже сто лет, но до сих пор идёт пляска на костях и слышится давно уже слышанное: «Распни его!» 
Одним истматом и пропагандой этот феномен не объяснить. Казалось бы, по поводу убийства проще промолчать, чем кричать на всех углах о «злом царе». Но нет. «Не могу молчать!» 
Порою кажется, что мы присутствуем на сеансе коллективного песнопения, описанного Михаилом Булгаковым, когда «Славное море…» (читай, «Интернационал») исполняют против своей воли по мановению неких бесплотных темных сил. Нашим записным «тираноборцам» даже не приходит в голову сравнить «царя-злодея» с последующими начальниками России, надо полагать, сплошь херувимами и серафимами. Не вмещают они в себя евангельское: «От слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься…» 
В информационную сферу уже вброшена идея, будто Поклонская является «рупором Кремля». Уж не знаю, стоит ли напоминать, что сотрудники спецслужб не слишком жалуют так называемых «инициативников»; да и армейского правила «всякая инициатива наказуема» никто не отменял. И потому не случайны осторожные реверансы власти в сторону создателя «Матильды». 
Однако кто может назвать, помимо Поклонской, хотя бы одного депутата Госдумы, который хотя бы по одному вопросу чётко обозначил свою принципиальную позицию? Максакову и Вороненкова просьба не предлагать…
В обществе живут два отношения к истории – атеистическое и религиозное. Для верующего образ царя будет означать небесного покровителя России; для атеиста, исповедующего философию Ивана Бездомного, согласно которой, «сам человек историей и правит» – некое обычное историческое лицо. И вместе этим философиям не сойтись. 

Заметки народного политолога

Не брат ты мне…



Медленный, но верный рост агрессивности «таджико-узбеков», осевших в нашей стране – это «новая реальность» России. Она того же порядка, что и проблема «беженцев» в Западной Европе. Отличие только в масштабах.
Европу «беженцы» и «трудовые мигранты» почти покорили. Пройдут ещё два-три десятилетия, и они будут резать и жарить толерантных европейцев на улицах и площадях этой самой Европы. Потому что они победители.
Если кто-то думает, что наши «таджико-узбеки» будут жить и действовать по-другому, то он просто ничего не понимает. Эпоха «добрых московских дворников» из Средней Азии уже прошла.

Подробнее...
И не друг, и не враг, а так… (из монологов юродивого)



Брат мой!
Любишь ты себя, дела и заботы свои до крайней крайности. И даже людей наших и державу почти убедил, что не будет ей от тебя ущерба.
Но у тебя, как гласит поговорка, «короткие ноги» оказались. И все это увидели. Как только мы постановили вручить надёжным и достойным своим меч потяжелее да поострее, тут ты весь и раскрылся: мол, сразу ударю всех насмерть.

Подробнее...
«Эх, российская дорога…»



Восточной Европе, и особенно Прибалтике, сильно повезло. Теперь у них дороги хорошие будут. А всё потому, что из-за океана пришло указание эти самые дороги улучшить – укрепить и расширить.
Тьфу! Чуть было не сказал, как Горбачёв, «углубить», с ударением на втором слоге…
Дороги нужны танкам американским, которые у наших границ. Они сюда, как известно, добрались почти без потерь, если не считать, что в дороге слегка повредились. А кое-какие и вовсе не доехали…
Зато теперь, как обещали в Пентагоне, всё будет хорошо.

Подробнее...
Либеральный элемент на фоне реальной войны



Война информационная, война экономическая, просто война…
Это реальность, причём, ежедневная, без выходных и перерывов на праздники. И вот уже у нас нет-нет да и сравнивают Россию и Израиль. Точнее, вспоминают известную формулу, бытующую в Израиле независимо от того, какая по счёту война на дворе: «Мы – воюющее государство».
Ну да, воюющее. А мы чем хуже? Нам тоже не слабо…
Вот тут и начинается «засада». У большинства наших сограждан слово «война» особого ужаса не вызывает. Да, война – это плохо и тяжело, но всё же знакомо, хотя бы на уровне исторической памяти: «Впереди враг, рядом свои, и наше дело правое…»

Подробнее...
Яндекс.Метрика