Вторник, января 23, 2018

 

Ритуальная творческая активность 2017-го (Часть 1)

Чем ближе юбилей начала очередной русской смуты, тем громче голоса тех, кто спрашивает, какими творческими достижениями отмечают мастера культуры столетнюю годовщину революции. И недоуменно разводят руками: «Матильдой».
Следует, однако, признать, что не одной Матильдой Феликсовной беременно наше юбилейное время. Свой вклад в осознание значимости юбилея решил внести и режиссёр Николай Губенко. В декабре нынешнего года в театре «Содружество актёров Таганки» он выпускает спектакль «Нечистая сила» по одноимённому роману Валентина Пикуля.

Оба события – и «Матильда», и «Нечистая сила» – к столетию Великой Октябрьской социалистической революции. Но рассказывают они, что характерно, не о свержении Временного правительства, а о судьбе последнего российского самодержца. Тенденция, однако. Или спецзаказ. А ведь фильмы и спектакли типа «Троцкий в Октябре». «Зиновьев и Каменев в Октябре» или «Сталин в Октябре» соответствовали бы юбилейной тематике в куда большей степени.
В итоге получается, что именно большевики и левые эсеры свергли русского царя. Ритуально убили – это да; но свергли-то его совсем другие. Вот и поучается: куда режиссёр Учитель с «Матильдой», туда и режиссёр Губенко с «Нечистой силой».
Как сообщает газета «Вечерняя Москва», это будет мультимедийная постановка:
«Вот на экране мелькают кадры кинохроники, сменяющиеся полотнами русских художников, фрагментами из художественных фильмов: Кровавое воскресенье, Цусимское сражение, коронация Николая II, вальс Наташи Ростовой и Андрея Болконского из «Войны и мира» Сергея Бондарчука. А ещё – фотографии Григория Распутина и портреты исторических фигур...
Новый спектакль требует от артистов выносливости, в нём более ста персонажей, и у каждого из труппы по нескольку ролей. Николая II репетируют А.Елизаветский и В.Базынков, на роль Распутина выбран заслуженный артист России М.Басов…»
Показательно, что спектакль на Таганке ставится по роману Пикуля, благодаря которому за писателем в либеральных кругах закрепилась слава «антисемита», а не по известной пьесе А.Н.Толстого и П.Е.Щёголева «Заговор императрицы».
Пьеса двух бойких циников и фальсификаторов, - «красного графа» и Щёголева, - получившая один-единственный положительный отзыв в советской прессе, должна была лечь и в основу фильма, посвящённого последним дням Российской империи. За выполнение этой задачи взялся в 1966 году кинорежиссер Иван Пырьев. Однако он отчего-то бросил эту затею и отдал её на реализацию Элему Климову, который и снял фильм «Агония».
Климов отказался от «картонной поделки» Толстого-Щёголева и предложил написать сценарий И.Нусинову и С.Лунгину, с которыми снимал фильм «Добро пожаловать, или посторонним вход воспрещён».
Роман же «Нечистая сила», столь полюбившийся Губенко, написан в 1972-1975 годах, а его сокращённая версия впервые увидела свет в 1979-м. В перестроечные времена эта книжка издавалась огромными тиражами.
Однако сегодня роман прочно забыт, и потому надо сказать о нём пару слов, поскольку спектакль Губенко носит именно пикулевское название, демонстративно отсылая к скандальному роману.
Начинается он с упоминания имени Матильды Кшесинской – «совы реакции». Уже одно это может привести в недоумение. Если речь идёт о политической реакции, то при чём здесь прима-балерина императорского театра? Ну да, художник, скорее всего, «так видел», перепутав Матильду Феликсовну с другой страшилкой, К.П.Победоносцевым, простершим, по словам Александра.Блока, над Россией «свои совиные крыла».
Каков же образ царя в изображении Пикуля?
Обращаясь ко всем Романовым, пикулевская вдова-царица Мария Федоровна заявляет:
«Мой сын неспособен править Россией! Он слаб. И умом и духом. Ещё вчера, когда умирал отец, он залез на крышу и кидался шишками в прохожих на улице… И это – царь? Нет, это не царь! Мы все погибнем с таким императором…»
Представляете себе сидящего на крыше 25-летнего наследника престола, кидающегося шишками в прохожих? Если да, то можно лишь восхититься читательской фантазией.
Николай, по Пикулю, ещё и любитель бульварных журналов:
«Из писателей же пуще всех ценил Гоголя, ибо его шаржированные герои выглядели ублюдочно-идиотски. Николаю нравилось отражение русской жизни в кривом зеркале, его забавляло и тешило, что Гоголь видел в России только взяточников, мерзавцев, сутяг и жуликов, - понятно, что рядом с его нищими духом героями Николай II, конечно же, во многом выигрывал…»
Даже любовь к Гоголю автором романа ставит царю в вину.
Прост был Пикуль, ох, прост! И что бы ему было поинтересоваться, что на самом деле означает евангельское «нищие духом»…
Николай, по Пикулю, весьма неразборчив в интимных связях. «Однажды в Царском Селе цесаревич соблазнил молодую еврейку, обещая сделать ее царицей (! – Ред.); эту еврейку тут же сослали в Сибирь, чтобы она не растрепала эту дикую новость…»
У Пикуля Николай любит прифрантиться:
«Серая «тройка» с жилетом, на голове – котелок, в руке – тросточка. Напоминал он при этом лабазного приказчика из Сызрани или Тамбова. Носил сиреневые кальсоны. Но англичане, природные джентльмены, кальсон цесаревича не замечали…»
Автор пытался развенчать царя уже не только политически, но и эстетически. Правда, сейчас в интернете можно посмотреть реальные фотографии царя «в штатском» и сравнить свои впечатления с фальшивым пикулевским образом.
Чуть позже, по Пикулю, «цесаревич заболевает секретной болезнью, а лечиться, во избежание сплетен, его отправляют в... Японию. Во время плавания братья Георгий и Николай пьянствуют и заводят на палубе «бесовские игры». Приревновав брата к Матильде, Николай сбрасывает его в трюм.
Глубока пикулевская мысль:
«Когда революция сошлет Николая II с его семейством в Екатеринбург, там, сидя на бревнах, сваленных возле дома купца Ипатьева, царь на свой лад осмыслит давно минувшее в юности. «Господь Бог покарал меня за Георгия, - говорил Николай. - Это я виноват в смерти брата. Если б не пихнул его тогда в люк, Бог не гневался б на меня – и не было б революции на Руси…»
По Пикулю, возникает ещё и некий порочный четырехугольник: генерал Орлов – любовник императрицы и Вырубовой; Николай – муж Аликс и любовник Вырубовой.

Борис Куркин

Заметки

Категорический императив



Всем нам ещё со времён не к ночи будь помянутой перестройки известно, что начинать нужно с себя. Собрались мы как-то раз в нашей избе-читальне, потолковали-проанализировали ситуацию и пришли к выводу: «Так жить нельзя!»
Вопрос «Кто виноват?» в силу полного отсутствия у него судебной перспективы обсуждать не стали.
И тогда с неизбежностью восхода солнца встал ещё один великий русский вопрос: «С чего начать?»

«В тренде» с Нуреевым


     
Что ни говори, а начальственная должность, пусть даже самой пустячная, существенно развивает человеческие способности, в частности, верхний политический нюх, которому любая элитная легавая позавидовать может.
Вот, взять хотя бы наше районное начальство. Прослышало оно о премьере балета «Нуреев» в Большом театре и решило продемонстрировать вышестоящему начальству, что оно тоже «в тренде». И ещё так потрендить может, как и в Москве не снилось.

Без руля



Как я уже неоднократно сообщал, победа в Великой Отечественной войне была достигнута «вопреки Сталину». Как это делается, сейчас объясню.
Механизм прост, как табуретка. Для наглядности предлагаю провести мысленный эксперимент. Некая вооружённая банда терроризирует ваш дачный посёлок. Вы всеми силами пытаетесь дать ей отпор, но руководство вашего дачного кооператива вкупе с местным полицейским начальством создают невыносимые условия для жизни дачников, пытающихся организовать самооборону: отбирают у вас дробовики, вилы, ухваты и рогатки.

«Я, Гней Помпей!..»



Услыхал я, что первое лицо нашего богоспасаемого государства будет участвовать в выборах как самовыдвиженец. Да и ни о каких теледебатах он ни слова не сказал.
И это правильно. У главного лица дел по горло и некогда ему на всякие глупые вопросы раз за разом отвечать.
На пресс-конференции он и так всё сказал. А дебаты, на которые бывшая хозяйка борделя «Дом-2» всё время рвётся, пусть другие промеж собой устраивают. И вообще, дебаты – слишком серьезная вещь, чтобы её политикам доверять. Иной в режиме реального времени такое может ляпнуть, что авторитету его партии великая убыль случится. Стало быть, формировать бригады для теледебатов надо из юмористов и пародистов, для которых языком работать и народ потешать – профессия, а не отхожий сезонный промысел.