Понедельник, января 22, 2018

Если бы либералы были либералами…

Большая пресс-конференция президента запомнилась слушателям, в частности, шуткой про кортик, который некий наивный юноша неосмотрительно сменял на часы. А мудрый, поживший и всякого повидавший дедушка эту сделку не одобрил: «А ну как бандиты нападут, дом ограбят, сестру изнасилуют? Что ты тогда с часами делать будешь? Скажешь им сколько времени?..» Шутка Путина вообще-то касалась обоснования того, зачем нужно государству иметь мощные вооруженные силы. Но мораль у сей бытовой притчи, будучи опущенной на такой уровень, приобрела сразу же и второй смысл.

В самом деле – а почему дедушка отчитывает неразумного внучонка именно за кортик – оружие, что ни говори, холодное, и, скорее, парадное, отбиться которым от непрошеных гостей будет проблематично. Почему предметом вразумления недалёкого пацифиста не служит ружье или пистолет?
А потому, что нельзя нашему русскому человеку владеть полноценным огнестрельным оружием. Эстонцу можно, латышу можно, молдаванину тоже можно… даже дагестанцу или чеченцу по факту можно… А вот русскому нельзя. Только часы.
И сколько ни говорят о легализации короткоствольного нарезного оружия (т.е. пистолета), сколько ни предлагают ввести в юридическую практику принцип «мой дом – моя крепость», а дело с места не двигается. И даже если какой-то гражданин воспользуется в экстремальной ситуации для самозащиты хотя бы холодным оружием (тем самым кортиком), то судьба его будет, скорее всего, печальна. «Превышение пределов необходимой обороны» – и всё тут.
Так что ну его, этот кортик… с часами безопаснее.
А если оставить грустные шутки про кортики-пистолетики в стороне, то остается вполне серьёзный вопрос: а что по этому поводу думают наши кандидаты в президенты?
Их, кандидатов, у нас много – хороших и не очень хороших. Есть светские львицы, профессиональные борцы с коррупцией, директора совхозов. И все говорят о вещах самых разных и важных, но почему-то совсем не вспоминают о правовом положении простых граждан, которые на практике всегда оказываются беззащитны перед преступниками; а если вдруг осмеливаются сопротивляться, то рискуют стать объектом правоохранительной активности «органов». При этом все, кто относит себя к либералам и требуют судебной реформы, про реализацию естественного права граждан на самооборону тоже помалкивают, хотя вот уж где им можно было бы разгуляться!  Причём, строго в законных рамках.
У нас ведь как… Люди из «органов», знакомые с проблемой не понаслышке, как правило, признают, что да, защищаться от преступных посягательств простому человеку у нас опасно… но тут уж ничего не поделаешь, такова «правоприменительная практика», надо бы сперва её изменить, а уж потом…
Так вот, способ изменить нравы «правоприменительных практиков» есть, он известен с глубокой древности и называется судом присяжных. Этот институт  формально существует у нас и сейчас, но воспользоваться правом на суд присяжных  российский гражданин может только в очень ограниченном числе случаев. А по делам, связанным с «превышением пределов», он практически недоступен.
А ведь можно ситуацию изменить довольно просто – сделать рассмотрение дел о «превышении пределов» судами присяжных не просто допустимым, но и обязательным. Так же, как и всех дел о применении официально зарегистрированного гражданского оружия его законным владельцем.
Можно не сомневаться, что через два-три года правоохранители усвоят, что пределы допустимой самообороны гораздо шире, чем им сейчас кажется. А граждане  перестанут делать вид, что преступные посягательства их не касаются и начнут приходить, если что, на помощь.
Господа либералы ведь об этом мечтают? Ну, так вот… дарим идею.
Благодарностей не надо. Просто впишите фразу про «обязательный суд присяжных при рассмотрении дел о самообороне» – и всё. А то вдруг опять какой-нибудь недо-коммунист-экс-единоросс Грудинин идею перехватит…

Антон Черков

Заметки

Категорический императив



Всем нам ещё со времён не к ночи будь помянутой перестройки известно, что начинать нужно с себя. Собрались мы как-то раз в нашей избе-читальне, потолковали-проанализировали ситуацию и пришли к выводу: «Так жить нельзя!»
Вопрос «Кто виноват?» в силу полного отсутствия у него судебной перспективы обсуждать не стали.
И тогда с неизбежностью восхода солнца встал ещё один великий русский вопрос: «С чего начать?»

«В тренде» с Нуреевым


     
Что ни говори, а начальственная должность, пусть даже самой пустячная, существенно развивает человеческие способности, в частности, верхний политический нюх, которому любая элитная легавая позавидовать может.
Вот, взять хотя бы наше районное начальство. Прослышало оно о премьере балета «Нуреев» в Большом театре и решило продемонстрировать вышестоящему начальству, что оно тоже «в тренде». И ещё так потрендить может, как и в Москве не снилось.

Без руля



Как я уже неоднократно сообщал, победа в Великой Отечественной войне была достигнута «вопреки Сталину». Как это делается, сейчас объясню.
Механизм прост, как табуретка. Для наглядности предлагаю провести мысленный эксперимент. Некая вооружённая банда терроризирует ваш дачный посёлок. Вы всеми силами пытаетесь дать ей отпор, но руководство вашего дачного кооператива вкупе с местным полицейским начальством создают невыносимые условия для жизни дачников, пытающихся организовать самооборону: отбирают у вас дробовики, вилы, ухваты и рогатки.

«Я, Гней Помпей!..»



Услыхал я, что первое лицо нашего богоспасаемого государства будет участвовать в выборах как самовыдвиженец. Да и ни о каких теледебатах он ни слова не сказал.
И это правильно. У главного лица дел по горло и некогда ему на всякие глупые вопросы раз за разом отвечать.
На пресс-конференции он и так всё сказал. А дебаты, на которые бывшая хозяйка борделя «Дом-2» всё время рвётся, пусть другие промеж собой устраивают. И вообще, дебаты – слишком серьезная вещь, чтобы её политикам доверять. Иной в режиме реального времени такое может ляпнуть, что авторитету его партии великая убыль случится. Стало быть, формировать бригады для теледебатов надо из юмористов и пародистов, для которых языком работать и народ потешать – профессия, а не отхожий сезонный промысел.