Четверг, апреля 26, 2018

Как генерал проиграл ефрейтору...

В этом году как-то незаметно прошёл один существенный (по крайней мере, для Германии) юбилей. 85  лет назад, то есть 30 января 1933 года законно избранный рейхспрезидент Пауль фон Гинденбург назначил Адольфа Гитлера (лидера крупнейшей в стране Национал-социалистической партии) рейхсканцлером и поручил оному господину формирование нового правительства… которое должно было быть переходным на период подготовки к новым выборам в рейхстаг, назначенным на 5 марта 1933 года.

Что было дальше, известно. За неделю до выборов сгорело здание рейхстага, выборы принесли нацистам большинство в 43% голосов, аннулирование мандатов депутатов-коммунистов превратило это большинство в абсолютное, новый состав рейхстага покорно проголосовал за наделение правительства и рейхсканцлера диктаторскими полномочиями, после чего демократические и либеральные партии по-тихому самораспустились. Ну, а потом...
И, естественно, потом многие литераторы (не столько историки, сколько публицисты) много раз рассуждали – а можно ли было тогда, в 1933-м, не допустить к власти Гитлера, и если да, то что именно для этого следовало сделать?
Рецептов сочинено было немало, но какие-то они все получались неубедительные, начиная с классических («если бы коммунисты объединились с социал-демократами...» ) и кончая экзотическими («если бы Гинденбург к тому времени умер...»).
В реальности все эти рецепты «спасения задним числом» были несостоятельны. Коммунисты и эсдеки на дух друг друга не переносили и объединиться на какой-то позитивной платформе не могли в принципе; престарелый Гинденбург к тому времени выжил из ума и не выдавал Гитлеру мандат на формирование правительства главным образом из чистого упрямства. Другой бы на его месте сделал это гораздо раньше (например, в августе 1932 года, после того, как НСДАП собрала голосов больше, чем СДПГ и КПГ вместе взятые).
Так что удивляться стоит не тому, что Гитлер в конце концов стал рейхсканцлером, а тому, что  стал он им только в 1933-м.
Но из этого, между прочим, следует ещё и то, что в тогдашней Германии имелись очень влиятельные элитные группировки, которые допускать нацистов к власти категорически не желали и придумывали самые разные политические комбинации, чтобы этого избежать.
Одной из таких комбинаций стало создание 2 декабря 1932 года правительства во главе с генералом Куртом фон Шлейхером.
Этот деятель имел репутацию «социального генерала», был популярен в рейхсвере и вынашивал идею создания «национального правительства третьего пути», которое могло бы опереться на более-менее устойчивое большинство в рейхстаге.
Теоретически возможности для этого были. После того, как нацисты потеряли на ноябрьских выборах 1932 года более двух миллионов голосов, «парламентская арифметика» складывалась так, что в рейхстаге мандатов католической «Партии центра» (что-то вроде ХДС-ХСС), СДПГ, Баварской народной партии, германской национально-народной и нескольких мелких буржуазных партий почти хватало для создания большинства. Конечно, это «почти» было существенным (порядка 20 голосов), но в ошарашенной своей относительной неудачей НСДАП в этот момент царили разброд и шатания, так что многие нацистские лидеры вполне могли предпочесть реальные министерские посты в  «кабинете третьего пути» бесконечному сидению в оппозиции. Особенно большие надежды в этом отношении возлагались на Грегора Штрассера, возглавлявшего «левое крыло» в НСДАП.     
В общем, вариант был ничего себе, но увы… Весь хитрый план Шлейхера по созданию «большой коалиции третьего пути» провалился. Причём, провалился не столько из-за того, что Гитлер проявил прямо-таки звериную изворотливость и сумел сохранить контроль над НСДАП, не допустив «министерского сепаратизма» Штрассера. Гораздо хуже было то, что Шлейхер, действовавший с солдатской прямотой, скоро разругался с очень влиятельными людьми из немецкой элиты. В частности, он заявил, что не намерен спасать за счёт дотаций из бюджета убыточные юнкерские поместья, а собирается разделить эти имения на мелкие участки и продать их «крепким хозяевам» из зажиточных крестьян.
Ничего особенно крамольно-антибуржуазного в этой мере не было, но прусские юнкеры (среди которых был и сын президента Гинденбурга, Оскар) тут же взвыли про «аграрный большевизм» и донесли этот вой до ушей Гинденбурга.
Рузультат известен: «большая коалиция третьего пути» не состоялась, 28 января 1933 года Шлейхер был отправлен в отставку, а через день рейхсканцлером стал сами-знаете-кто. В общем, генерал Шлейхер в политической борьбе проиграл выскочке-ефрейтору Гитлеру.
Может поэтому сейчас и не вспоминают в Германии про такой казус. А то очень уж неприятные аналогии прорисовываются с нынешними германскими «политическими генералами», которые раз за разом проигрывают «ефрейторам» из «Альтернативы для Германии».

Заметки народного политолога

«Эх, российская дорога…»



Восточной Европе, и особенно Прибалтике, сильно повезло. Теперь у них дороги хорошие будут. А всё потому, что из-за океана пришло указание эти самые дороги улучшить – укрепить и расширить.
Тьфу! Чуть было не сказал, как Горбачёв, «углубить», с ударением на втором слоге…
Дороги нужны танкам американским, которые у наших границ. Они сюда, как известно, добрались почти без потерь, если не считать, что в дороге слегка повредились. А кое-какие и вовсе не доехали…
Зато теперь, как обещали в Пентагоне, всё будет хорошо.

Подробнее...
Либеральный элемент на фоне реальной войны



Война информационная, война экономическая, просто война…
Это реальность, причём, ежедневная, без выходных и перерывов на праздники. И вот уже у нас нет-нет да и сравнивают Россию и Израиль. Точнее, вспоминают известную формулу, бытующую в Израиле независимо от того, какая по счёту война на дворе: «Мы – воюющее государство».
Ну да, воюющее. А мы чем хуже? Нам тоже не слабо…
Вот тут и начинается «засада». У большинства наших сограждан слово «война» особого ужаса не вызывает. Да, война – это плохо и тяжело, но всё же знакомо, хотя бы на уровне исторической памяти: «Впереди враг, рядом свои, и наше дело правое…»

Подробнее...
Бабищи в штанищах



Я всегда был за раздельное обучение. Это чтобы в школах мальчики и девочки – отдельно друг от друга. Как во времена наших государей-самодержцев.
Любой «продвинутый» психолог-социолог-сексопатолог, а тем более серьёзный педагог (есть ещё такие) подтвердит, что это правильно, и что сухом остатке должно быть следующее: мужчин нужно растить и воспитывать мужчинами, а женщин – женщинами. То есть всё-таки отдельно друг от друга.
Это, кстати, и одежды касается. А то, как говорили наши не совсем давние предки, бабища в штанищах – это как-то уж совсем не комильфо.

Подробнее...
«Царствуй на славу!..»



Президент Путин уж неоднократно от должности царя открестился. Мол, неправильно меня так называть, не царь я вовсе…
А вот и плохо, что не царь. И никакие ВЦИОМы не могут измерить меру, степень и глубину скорби народной, что разливается при тех президентских словах по просторам Отечества.  
Как так – не царь?! А мы, значит, опять без царя?! Да сколько ж можно! И, значит,  через несколько лет – опять выборы-перевыборы, и опять всё снова-здорово…   
В общем, так дело дальше не пойдёт. Ибо не имеет никакого значения, что там о себе думает глава государства в конкретный исторический момент. А имеет значение только то, что думает наш народ, который, почитай, уж второй век без царя мяется.

Подробнее...
Яндекс.Метрика