Суббота, апреля 21, 2018

Выборы – категория мутная (Часть 1)

Стародавняя мечта тех, кого сегодня мы называем либералами – создать такую государственную систему, при которой проблемы с дисфункцией государственного организма (политической системы) решались бы автоматически. Этому желанию как минимум пара тысяч лет. Только прежде это называлось поиском наилучшей формы правления. Подразумевалось, что такая форма – одна.
Однако в те же самые времена другие философы и мыслители пришли к выводу, что наилучших форм правления может быть несколько, а потому правильнее было бы говорить о правильных и неправильных формах государственного устроения.

Так возникли бинарные пары: монархия (правильная форма) – тирания (неправильная). Соответственно, аристократия – олигархия, демократия – охлократия (власть толпы). Заговорили и о цикличности перехода одних форма правления в другие. Поэтому задачей мыслителя и государственного мужа становится не поиск одной наилучшей формы государственного устройства, а выбор одной из уже действующих правильных форм и недопущения ее перерастания в неправильную. К этому, собственно, сводится вся политическая мудрость.
Современное европейское политическое мышление родом из XVIII века – эпохи Просвещения. Именно в этот период истории Европы наилучшей формой правления открыто или намёками признается демократия, а господствующая форма государственного устроения – монархия – наихудшей, как «противоречащей свету разума».
Чьего именно «разума»? Просветители имели в виду только себя, хотя никто из них ничем, кроме литературы, не занимался. Не говоря уже о трудах в области государственного управления. А монархи воспринимались ими и представлялись в их произведениях исключительно в виде организаторов войн, балов и дворцовых интриг.
Не вдаваясь в подробности, скажем, что аргументов в пользу монархии больше, нежели «за демократию». Однако с победой «демократических революций» республиканская форма правления стала «священной коровой» новоевропейской политической мысли, и потому реальное обсуждение в сравнительном плане преимуществ и недостатков монархии и демократии стало по сути невозможным и могло вестись и ведётся ныне (если вообще ведётся) лишь на общественных задворках.
К тому же, все силы были приложены к тому, чтобы ликвидировать могущественные империи, монархии по свое форме – Российскую, Германскую, Австрийскую. Победившая в Первой мировой войне английская монархия реформироваться до республики и демократии отчего-то упорно не желала, и не терпела у себя отделений всякого рода «интернационалов», инициатором создания которых она же и являлась. Республика и демократия для неё стали товаром на вынос.
Впрочем, как отмечали ещё полвека назад западные теоретики, демократия уже не определяется в качестве жизненной формы, выражающей общие интересы всех индивидов; она действует всего лишь как метод выбора вождей и их окружения. Под демократией больше не понимаются условия, при которых могли бы осуществиться все законные интересы граждан. Теперь она означает всего лишь ключ к распределению неких социальных компенсаций, т.е. регулятор удовлетворения частных интересов. Эта демократия делает возможным благосостояние без свободы.
Демократия больше не связана с политическим равенством, т.е. «равной избираемостью на властные позиции».
Набор формально-демократических учреждений и процедур обеспечивает возможность принятия администрацией решений независимо от волеизъявления граждан. И происходит это с помощью выборов, обеспечивающих, с одной стороны, лояльность избирателей, а с другой, препятствующих их участию в принятии решений.
А теперь перейдём непосредственно к теме нашего разговора – периодическим выборам «вождей» в «демократии».
Принцип периодичности выборов действует лишь в государственно-правовой сфере. Никому и в голову не придёт выбирать олигархов и прочих «капитанов экономики». При этом никто не станет в здравом уме и твёрдой памяти отрицать, что, что последние вносят свой, мягко говоря, весомый вклад в процесс политического волеобразования, т.е. в дело определения победителя на выборах.
Не слышно также, чтобы выбирались всеобщим, равным, прямым и тайным голосованием властелины финансовых империй.
То же относится и к СМИ. Мы пока не видели, чтобы на всеобщих демократических выборах определялись хозяева издательских концернов и главные редакторы изданий. А ведь они давно осознали себя в качестве «четвертой власти».
И, наконец, собственно сфера государственного устроения. Ни для кого не секрет, что налицо рост управленческого, в частности, правительственного аппарата, работающего отнюдь не на выборной основе. Здесь жёсткая иерархия и казарменная дисциплина.
А что же парламенты? Они и есть парламенты. Не они по существу (а не формально) формируют правительство, а наоборот – правительство, точнее, партийная верхушка, одержавшая победу на очередных выборах, формирует парламент и руководит им. Более того, эта же партийная верхушка формирует и когорты будущих депутатов, которым всего-то и остается, как агитировать «электорат» за политику «партии и правительства».
Вот и получается, что Ангела Меркель правит уже четвёртый срок, и конца её правлению не видно.

Заметки народного политолога

Бабищи в штанищах



Я всегда был за раздельное обучение. Это чтобы в школах мальчики и девочки – отдельно друг от друга. Как во времена наших государей-самодержцев.
Любой «продвинутый» психолог-социолог-сексопатолог, а тем более серьёзный педагог (есть ещё такие) подтвердит, что это правильно, и что сухом остатке должно быть следующее: мужчин нужно растить и воспитывать мужчинами, а женщин – женщинами. То есть всё-таки отдельно друг от друга.
Это, кстати, и одежды касается. А то, как говорили наши не совсем давние предки, бабища в штанищах – это как-то уж совсем не комильфо.

Подробнее...
«Царствуй на славу!..»



Президент Путин уж неоднократно от должности царя открестился. Мол, неправильно меня так называть, не царь я вовсе…
А вот и плохо, что не царь. И никакие ВЦИОМы не могут измерить меру, степень и глубину скорби народной, что разливается при тех президентских словах по просторам Отечества.  
Как так – не царь?! А мы, значит, опять без царя?! Да сколько ж можно! И, значит,  через несколько лет – опять выборы-перевыборы, и опять всё снова-здорово…   
В общем, так дело дальше не пойдёт. Ибо не имеет никакого значения, что там о себе думает глава государства в конкретный исторический момент. А имеет значение только то, что думает наш народ, который, почитай, уж второй век без царя мяется.

Подробнее...
Антропологическая порча


     
В чём отличие народной политологии от политологии за деньги?
А вот в чём: народная наука считает, что человеческое предшествует политике, а газетно-телевизионная наука – наоборот.
Иным словами, сначала человеческое нутро («антропологическое качество»), а затем уже политика того или иного розлива, этим самым пресловутым «антропологическим качеством» определяемая.
Официальные политологи исходят из того, что превыше всего экономические интересы, определяющие всё прочее, включая качество человечины. Ну да все они марксисты-ленинцы, поскольку формировались тогда, когда побеждало всесильное учение. Когда же побеждать оно перестало, то выяснилось, что никаких других книг, помимо истории КПСС и выжимок из западного научно-популярного чтива, милостивцы наши не читали.

Подробнее...
Полукровка


     
Я вообще-то всяких-разных фукуямов не читаю, поскольку прогнозы их, а тем более прогнозы всемирно-исторические, долго не живут. И не для того они озвучиваются, чтобы долго жить. Иначе как и на что прогнозёру дальше питаться, если одна-единственная его статейка всю историю окончательно и бесповоротно объемлет?
Это как по Гегелю: «Абсолютный дух познал себя и на том успокоился».
Но то оракулы иноземные. Наши скромнее. На больший срок, чем 200-300 лет они не загадывают. Да и не за пророчества им деньги платят. Они на твёрдом окладе сидят, потому могут позволить себе негу творческой мечты.

Подробнее...
Яндекс.Метрика