Пятница, апреля 27, 2018

Про то, как вор у вора дубинку украл

В СССР украинских националистов часто называли «бендеровцами» (через «е»). Иногда и сейчас так называют. Но при чём здесь Бендеры? Приднестровский город к ним никакого отношения не имеет. Не совсем правильно и слово «бандеровцы» применять ко всем «борцам за самостийность» тридцатых-сороковых годов прошлого столетия.
Многие украинские националисты того времени очень обиделись бы, если бы кто-нибудь их бандеровцами назвал. Кровавая борьба шла между сторонниками Андрея Мельника (мельниковцами) и Степана Бандеры (бандеровцами).
Истребляли друг друга бандеровцы и мельниковцы с огромным энтузиазмом. При этом в качестве немецких пособников и палачей прославились и те, и другие.
 
Родился Андрей Мельник в 1890 году в селе  на Львовщине. В 1914-1916 годах  командовал сотней Легиона украинских сечевых стрельцов на австро-российском фронте. В 1916 году попал в плен. В январе 1918 года стал одним из организаторов военных формирований украинских националистов. В конце 1919 года был интернирован поляками в Ровно. В 1922 году вернулся в Галицию, вёл там нелегальную антипольскую деятельность, затем вступил в созданную в 1929 году «Организацию украинских националистов» ( ОУН).
После ликвидации первого главаря ОУН Евгена Коновальца советским разведчиком Павлом Судоплатовым в 1938-м Мельник возглавил организацию, а в 1939-м получил полномочия ее «вождя». 
Вот только Степан Бандера и его сторонники имели свою точку зрения на вопрос о лидерстве. Вскоре конфликт в руководстве ОУН привел к ее расколу на две фракции – ОУН(р), так называемую «революционную ОУН», которая более известна как ОУН(б) по имени её руководителя Степана Бандеры, и группировку сторонников Андрея Мельника, известную как ОУН(м). 
Члены и ОУН(м) и ОУН(б) истово служили Гитлеру. «Подвиги» бандеровцев на немецкой службе хорошо известны. Мельниковцы старались не отставать. Например, «Буковинский курень» мельниковцев вошёл в состав 118-го батальона СС, который участвовал в уничтожении Хатыни и других белорусских сёл.
При этом  друг друга они истребляли с еще большим энтузиазмом, чем «жидов, ляхов и москалей». «Идейную» суть конфликта можно понять из следующего документа.
«Из стенограммы допроса бывшего начальника отдела Абвер-2 полковника Эрвина Штольце 29 мая 1945 года: 
После вербовки, состоявшейся на конспиративной квартире (угол Берлинерштрассе и Фридрихштрассе), содержателем которой являлся офицер Кнюсман – доверенное лицо Канариса, Мельник изложил свой план подрывной деятельности. В основу плана Мельник поставил налаживание связей украинских националистов, проживавших на территории тогдашней Польши, с националистическими элементами на территории Советской Украины, проведение шпионажа и диверсий на территории СССР, подготовку восстания. Тогда же по просьбе Мельника Абвер взял на себя все расходы, необходимые для организации подрывной деятельности. На последующих встречах Мельник просил санкционировать создание при ОУН отдела разведки. Он утверждал, что создание такого отдела активизирует подрывную деятельность против СССР, облегчит его связь с оуновским подпольем, а также со мной, как с сотрудником Абвера. 
Предложение Мельника было одобрено. Такой отдел был создан в Берлине во главе с петлюровским полковником Романом Сушко. После разгрома и захвата Польши Германия усиленно готовилась к войне против Советского Союза, поэтому Абвер принимал через Мельника меры по активизации подрывной деятельности против советского государства. Однако эти меры оказались недостаточными.
В этих целях был завербован Степан Бандера, один из главарей ОУН, освобождённый немцами из польской тюрьмы, где он содержался за участие в террористическом акте против министра Польши Перацкого. Кто вербовал Бандеру, я не помню, но я работал с ним...  
В начале 1940 г. нам стало известно о трениях между нашими агентами Мельником и Бандерой, которые ведут к расколу в рядах ОУН. С нападением Германии на Советский Союз Бандера привлек на свою сторону активную часть украинских националистов и, по сути, вытеснил Мельника из руководства. Обострение между Мельником и Бандерой дошло до предела. В августе 1941 году Бандера был арестован и содержался нами на даче в пригороде Берлина под домашним арестом. Поводом к аресту послужил тот факт, что он в 1940 году, получив от Абвера большую сумму денег для финансирования оуновского подполья и организации разведывательной деятельности против Советского Союза, пытался их присвоить и перевел в один из швейцарских банков... Аналогичный факт имел место и с Мельником…»
Из рассказа Штольце становится понятной причина нелепой, с точки зрения нормальной логики, кровавой грызни бандеровцев и мельниковцев, расколовшей ОУН. Казалось бы, крайне неуместно идейным «самостийщикам» устраивать междоусобную бойню, пока победа над СССР не достигнута. Но было за что бороться – бандеровцы претендовали на немецкие деньги, которые Мельник мог бы на свой счёт в Швейцарию перевести, а мельниковцы мешали Бандере освоить «гранты» в полном объеме. 
Показательно, что вороватого Бандеру немцы символически «наказали» домашним арестом на даче, затем в комфортных условиях в заключении подержали, да и выпустили. Видимо, сознавая, что собой представляют его сподвижники и конкуренты в ОУН, решили, что менять холуя не стоит. Можно подумать, что другие «самостийщики» воровать не станут. С Мельником то тоже самое: «аналогичный факт имел место»; то есть оба ворюги. И его в «заключении» немцам подержать пришлось, затем выпустить.
Непонятно только, почему современные украинские неофашисты, орущие: «Бандера придёт - порядок наведёт», про Мельника забыли... Ведь не менее кровавый и вороватый, чем Бандера, персонаж был. Правда, преуспел меньше.


 

Заметки народного политолога

Не брат ты мне…



Медленный, но верный рост агрессивности «таджико-узбеков», осевших в нашей стране – это «новая реальность» России. Она того же порядка, что и проблема «беженцев» в Западной Европе. Отличие только в масштабах.
Европу «беженцы» и «трудовые мигранты» почти покорили. Пройдут ещё два-три десятилетия, и они будут резать и жарить толерантных европейцев на улицах и площадях этой самой Европы. Потому что они победители.
Если кто-то думает, что наши «таджико-узбеки» будут жить и действовать по-другому, то он просто ничего не понимает. Эпоха «добрых московских дворников» из Средней Азии уже прошла.

Подробнее...
И не друг, и не враг, а так… (из монологов юродивого)



Брат мой!
Любишь ты себя, дела и заботы свои до крайней крайности. И даже людей наших и державу почти убедил, что не будет ей от тебя ущерба.
Но у тебя, как гласит поговорка, «короткие ноги» оказались. И все это увидели. Как только мы постановили вручить надёжным и достойным своим меч потяжелее да поострее, тут ты весь и раскрылся: мол, сразу ударю всех насмерть.

Подробнее...
«Эх, российская дорога…»



Восточной Европе, и особенно Прибалтике, сильно повезло. Теперь у них дороги хорошие будут. А всё потому, что из-за океана пришло указание эти самые дороги улучшить – укрепить и расширить.
Тьфу! Чуть было не сказал, как Горбачёв, «углубить», с ударением на втором слоге…
Дороги нужны танкам американским, которые у наших границ. Они сюда, как известно, добрались почти без потерь, если не считать, что в дороге слегка повредились. А кое-какие и вовсе не доехали…
Зато теперь, как обещали в Пентагоне, всё будет хорошо.

Подробнее...
Либеральный элемент на фоне реальной войны



Война информационная, война экономическая, просто война…
Это реальность, причём, ежедневная, без выходных и перерывов на праздники. И вот уже у нас нет-нет да и сравнивают Россию и Израиль. Точнее, вспоминают известную формулу, бытующую в Израиле независимо от того, какая по счёту война на дворе: «Мы – воюющее государство».
Ну да, воюющее. А мы чем хуже? Нам тоже не слабо…
Вот тут и начинается «засада». У большинства наших сограждан слово «война» особого ужаса не вызывает. Да, война – это плохо и тяжело, но всё же знакомо, хотя бы на уровне исторической памяти: «Впереди враг, рядом свои, и наше дело правое…»

Подробнее...
Яндекс.Метрика