Уголовная ответственность за слабое внедрение «державной мовы»

Бесконечные «языковые» скандалы на Украине, которые закатывают особо свидомые персонажи, заслышав русскую речь, в последние годы стали чем-то совсем привычным, как смена дня и ночи. То в кафе или в маршрутке песни на русском языке чье-то возмущение вызовут, то «детская писательница» Ницой в магазине мелочью начнёт кидаться в русскоязычную кассиршу…
Вот только помогает это мало. Даже самые упёртые свое возмущение на русском выражают, даже перед телекамерами. То ли забывают, что употребление «великого и могучего» противоречит их «убеждениям», то ли просто украинский знают на уровне «Хероям слава».

И это при том, что малоуспешная  «украинизация» уже второй век продолжается.
Какие только власти этим не занимались. Началась эта эпопея в 1917 году при Временном правительстве. Принялись тогда создавать украинские гимназии и украинские части в армии. Последние были чрезвычайно привлекательны тем, что нести «службу» предпочитали в тылу, старательно избегая отправки на фронт.
У Валентина Катаева в повести «Зимний ветер», посвящённой событиям 1917 года в Одессе, прапорщик, не спешащий вернуться в окопы после ранения, размышляет: «В фантастический «гайдамацкий курень» даже можно перевестись из действующей армии, то есть, выражаясь проще, драпануть с позиции и окопаться в тылу…»
В годы гражданской войны эстафету украинизации приняли гетман Скоропадский, Петлюра и большевики. Именно им, победителям, и суждено было её продолжить со свойственным им размахом. Украинизировали государственный и партийный аппарат,  газеты, делопроизводство, комсомол,  агитпроп,  пионеров, профсоюзы, ВУЗы и школы, оперу и даже оперетту.
Доходило до форменного абсурда. Так, в 1930 году в одном из районов Донбасса местные руководители порешили «привлекать к уголовной ответственности руководителей организаций, формально относящихся к украинизации, не нашедших способов украинизировать подчинённых».
В последующие советские десятилетия накал борьбы за украинизацию несколько снизился, она стала привычным явлением. Бездарный писатель или кинорежиссёр мог рассчитывать на то, что его издадут или дадут возможность снимать нечто чрезвычайно тоскливое, лишь бы это «творчество» укладывалось в рамки развития «национальной культуры».
Потом заботливо выпестованные КПСС кадры быстренько переквалифицировались в горемычных сироток, обиженных советской властью, и заново принялись за теперь уже антисоветскую украинизацию. С 1991 года стараются искоренить русский язык, но всё не получается. А ведь чего только не делали для этого. Мадам Фарион даже до детского садика как-то добралась, выявляла там детишек с «неправильными» именами.
А вот любопытно, к каким результатам приведет украинизация в ХХII веке? В 2118 году преемница Ларисы Ницой тоже будет в русскоязычную кассиршу мелочь кидать или кредитной карточкой запустит?