Надёжный способ стать Гонимым Художником

Творение режиссёра Алексея Красовского – «чёрная комедия» «Праздник», которая пока находится в процессе изготовления, вызвала массовое возмущение, ещё не появившись на экранах. Реакция вполне понятная, уж слишком гадко общечеловеки отметились на теме блокады Ленинграда…
Всем памятны завывания русскоязычного либералитета о необходимости сдать Ленинград, дабы спасти ленинградцев от голода. Можно  подумать, что в случае капитуляции Ленинградского фронта и Балтийского флота зондеркоманды принялись бы раздавать населению шоколадки и рыбий жир, глотая скупую эсэсовскую слезу…

О том, какой лютый голод зимой 1941-1942 годов пережили жители оккупированных районов Ленинградской области, где немцы только своим пособникам выдавали раз в неделю 1-2 килограмма овса или мороженного картофеля (остальным не полагалось ничего), обличители сталинизма знать не желали, равно как и о приказах Гитлера относительно судьбы населения Ленинграда.
Наш либералитет десятилетиями потчевал публику разудалым враньём об обжорстве во время блокады первого секретаря Ленинградского обкома ВКП(б) Андрея Жданова. Потом, правда, выяснилось, что диабетику Жданову увлекаться обжорством было как-то затруднительно…
Но буйству общечеловечьей фантазии нет предела, здравый смысл не помеха. Вот что можно узнать о сюжете «Праздника»:
«Блокадный Ленинград, 31 декабря. В загородном доме Воскресенских, живущих «на особом положении», собираются шесть человек и курица, которую… ну, совсем  некому приготовить. Раньше этим занималась кухарка, но её у Воскресенских накануне «забрали». Снаружи наступили тяжелые времена, да и внутри ситуация тоже нелегкая: младший сын привёл голодную девушку, старшая дочь – незнакомого мужчину, за которого собирается замуж. До Нового года остались считанные минуты, а количество проблем растёт снежным комом…»
Конечно, возникает вопрос: а где же находится этот самый загородный дом, где всласть жирует семейство Воскресенских – на «Невском пятачке» или, может быть, на Пулковских высотах? Загородный дом в блокадном Ленинграде – «находка» не менее сильная, чем тяжёлая проблема приготовления курицы.
Но режиссер Красовский знает, что делает. Чем больше его творение будут ругать  в России, тем больше «очков» в глазах «братьев по разуму» он заработает на Западе.
Стать Гонимым Художником – заветная мечта общечеловека. Сразу откроется дверь к кинофестивалям, премиям и грантам за свободомыслие.
А Алексею Красовскому, несостоявшемуся стоматологу 1971 года рождения, надо торопиться – ведь не мальчик уже. Решение переквалифицироваться не в управдома, а в кинорежиссёра он лишь несколько лет назад принял; теперь приходится срочно навёрстывать упущенное. C «Праздником» быстро наверстает…