26 апреля 2017
Культурный слой

Про героя-лётчика и его американскую жену

Развесистая клюква «Оптимистов» на фоне U-2 и Гэри Пауэрса.
Сногсшибательные истории о недавнем прошлом нашей страны можно узнать, посмотрев первые серии фильма «Оптимисты».
Так, удивительными «подробностями» сопровождается история сбитого 1 мая 1960 года под Свердловском американского лётчика-шпиона Гэри Пауэрса.
С телеэкрана нам рассказали, что действиями и истребителей-перехватчиков, и ракетных дивизионов единолично руководил некий полковник, Герой Советского Союза, «гордость советской авиации».
В реальности всё было не так.

4-й отдельной армией ПВО, которая в 1960 году прикрывала Уральский промышленный район, командовал не какой-то «герой-полковник», а вполне реальный генерал-лейтенант Евгений Коршунов.
И вот, вместо того, чтобы с трепетом ждать приезда госкомиссии, которая должна разбираться с произошедшим, кино-полковник летит в Москву докладывать начальству…
Для удобства создателей фильма этому полковнику велено не возвращаться к месту службы, а отдохнуть в Москве. А в Москве у него, кстати, и жена имеется, и квартира (вместо случайного  рояля в кустах).
Ну, а кто жена у советского героя-лётчика, высокопоставленного офицера ПВО, прикрывающего один из самых важных и секретных районов СССР?
Теперь, товарищи, помнящие ещё советскую эпоху, держитесь крепче. Жена – американка латышского происхождения, «перебежчица».
Интересно, режиссёр Алексей Попогребский и сценаристы Михаил Шприц, Михаил Идов, Лили Идова, Елена Ванина, Евгений Морозов и Юлия Лукшина до этого сами додумались или подсказал кто?
Если бы не присутствие женских имён в списке творцов-созидателей фильма, сразу бы возникла мысль о «белочке» или зелёном чёртике как о вдохновителях сценария «Оптимистов».
Поневоле вспоминается песенка из фильма «Стиляги»: «Ему не нужна американская жена». С «чувихами», которые это пели, ясное дело, были вполне согласны и секретчики, и начальники Первых отделов, и другие ответственные лица…
Даже сестра бабушки, выехавшая в США в 1913 году и вестей с тех пор не подававшаяся, могла стать серьёзной «анкетной» проблемой при назначении на многие должности. А уж жена-американка у обладателей целого ряда должностей и профессий была явлением из области ненаучной фантастики.
Вот любопытно было бы себе представить лица «товарищей, которым дело до всего», узнавших об американской жене советского офицера, охранявшего воздушные подступы к засекреченному Челябинску-40, где на комбинате «Маяк» оружейный плутоний производили. Да-да, именно «Маяк» интересовал Гэри Пауэрса в Свердловской области. От такой «новости» склонных к полноте персонажей кондрашка могла запросто хватить.
И это в 1960 году, в разгар «холодной войны», когда на всех важных постах сидели люди, прошедшие «сталинскую школу»…
А что делает вечером 1 мая полковник, ещё утром руководивший уничтожением самолёта U-2? Он, добравшись до Москвы и пообщавшись с начальством, вместе с американской женой в ресторан идёт, чтобы первому попавшемуся человеку сообщить государственную тайну – про то, что американский пилот жив-здоров и в плен захвачен.
Конечно, разболтать гостайну Герой Советского Союза мог бы и в свердловском ресторане, но ведь в московском делать это значительно приятнее. Правда, все усилия полковника пропали даром, секрет с первого раза разгласить не удалось.
А посему эстафету у него принимает заместитель министра иностранных дел СССР. Будучи на приёме в кубинском посольстве, товарищ замминистра быстренько напивается коварным ромом и мохито, а после того принимается послу США объяснять: «Куба – это только начало, скоро вся Латинская Америка встанет под знамена социализма…»
Утомлённый общением с пьяным идиотом, американский посол сплавляет советского замминистра своему шведскому коллеге. И вот шведу-то наш доброхот и рассказывает, что под Свердловском сбит американский самолёт и что пилот захвачен. Об этом, разумеется, становится известно коллегам пьяного замминистра, то есть докладные о случившемся обеспечены.
После всего этого безобразия замминистра спокойно продолжает свою трудовую деятельность.
Ну, а как на всё это реагировал бы министр иностранных дел Андрей Громыко? Что бы он сказал о неумении высокопоставленного дипломата пить профессионально (чему его должны были учить) и держать язык за зубами; о своём заместителе, который от стакана рома «с прицепом» дуреет до такой степени, что важнейшую тайну СССР иностранцам преподносит? Сколько бы такой «заместитель» с Громыко проработал?
И что обо всём этом сказал бы Никита Хрущёв, верховный участник этой истории? Ну, почему и у полковника-авиатора, и у дипломата главное занятие – разглашать государственную тайну в пьяном виде?
Не исключено, что это как-то связано с душой сценариста, загадочной и непостижимой.
До сих пор самой бредовой сценой во всем постсоветском «ретро–кинематографе»  был эпизод из сериала «Ленинград». Там в 1941 году  из блокированного города героиня запросто в Москву звонила и открытым текстом сообщала: «Завтра по Ладоге пойдёт транспортная колонна…»
О том, что за такой несанкционированный телефонный трёп из осаждённого Ленинграда  по законам военного времени следовало расстрелять без суда и следствия, создатели фильма как-то не подумали.
Но, похоже, что творцы «Оптимистов» решили переплюнуть «Ленинград» по уровню военно-исторического идиотизма. Это вполне получилось у Алексея Попогребского и его команды.

Максим Кустов

Добавление комментариев:
Имя
Текст
Ввведите ответ на контрольный вопрос в синем поле:
Какой сейчас год по календарю?
Читайте в рубрике
«Православный консерватизм» плюс «Гоголь-центр» – это сила.
читать далее >>
17 июля 2017
Вместо эпитафии Даниилу Гранину.
читать далее >>
10 июля 2017
Клинический аспект современного чародейства.
читать далее >>
03 июля 2017
Протоиерей Чаплин об экуменической экспансии.
читать далее >>
21 июня 2017