18 апреля 2017
Культурный слой

«Время первых» ещё не пришло

Почему российский зритель не хочет смотреть отечественное кино.
О том, что отечественный кинематограф последние лет тридцать находится в глубоком кризисе и никак не может из него выбраться, написано так много и столь убедительно, что это утверждение давно воспринимается как аксиома.
Не выдержав в середине 1980-х конкуренции с пробившей «железный занавес» и хлынувшей на экраны «страны советов» голливудской продукцией, наше кино до сих пор не в состоянии отвоевать сколь-нибудь значимую долю на отечественном рынке.

И проблема даже не в том, что наши режиссёры не умеют снимать, а актёры – играть. Здесь в последние годы как раз наметилась вполне обнадёживающая тенденция. Наверное, каждый без особого труда припомнит недавно снятые российские фильмы, вызвавшие положительные эмоции и даже мысли, вроде «можем же, когда захотим».
В зависимости от круга интересов, вкусов и уровня развития, для кого-то это «28 памфиловцев», «Битва за Севастополь» и «Брестская крепость»; для кого-то – «Легенда № 17»; кому-то понравились «Притяжение», «Викинг» или, скажем, «Дуэлянт»; кто-то готов пересматривать «Левиафана» (наверное, есть и такие), а кто-то уже не представляет Новый год без очередных «Ёлок».
Беда в том, что наше кино, хорошее и не очень, по-прежнему не способно привлечь действительно массового зрителя, неминуемо проигрывая в кассовых показателях параллельно выходящим фильмам, произведённым заокеанской «фабрикой грёз». И тут не помогают ни таланты создателей наших картин, ни гранты Фонда кино, ни организационно-пропагандистские усилия Минкульта и Первого канала.
Очередным примером, подтверждающим эту безрадостную ситуацию, стал выход на экраны фильма «Время первых», рассказывающего об одном из самых выдающихся и драматичных эпизодов покорения космоса – полёте корабля «Восход-2» и выходе Алексея Леонова в открытое безвоздушное пространство.  
Премьера была приурочена ко Дню космонавтики – одному из немногих доставшихся нам в наследство от СССР праздников, который ни у кого не вызывает негативной реакции. Для того, чтобы обеспечить картине режиссёра Дмитрия Киселёва максимально комфортные условия, подчинённые министра Мединского придумали, как им казалось, хитрый административный ход, на неделю придержав выдачу прокатного удостоверения восьмой части голливудской франшизы «Форсаж». На что рассчитывали чиновники, понять непросто, поскольку потенциальные аудитории этих фильмов практически не пересекаются. Фанатам брутального Вина Дизеля и стритрейсерских гонок рассказ про подвиг советских космонавтов не интересен, а люди, ностальгирующие по советской эпохе, никогда не пойдут на восьмой «Форсаж», как не ходили на предыдущие семь.
В то же время решение Минкульта вызвало возмущение рассчитывавших нажиться на прокате американского фильма владельцев киносетей, увидевших в этом попытку грубого административного диктата. В итоге был найден компромисс: дату выхода «Форсажа-8» менять не стали, а взамен прокатчики отдали «Времени первых» более трети сеансов в первые две недели.
Разгоревшийся скандал на пользу российскому фильму не пошёл. Коммерческие итоги первого уик-энда показа оказались в два раза ниже прогнозируемых, на сеансы в среднем приходило по 18 человек, что стало худшим показателем для отечественной картины с прошлого сентября. Для спасения ситуации пришлось привлекать сверхтяжёлую артиллерию в лице президента. Однако, даже несмотря на это, итоговые показатели зрительского интереса вряд ли будут впечатляющими.
И это печально, поскольку «Время первых» представляет собой зрелище вполне достойное, по части закрученности сюжета, качеству съёмки и спецэффектов не уступающее недавним голливудским картинам на космическую тематику, вроде «Гравитации», «Интерстеллера» и «Марсианина». Но если сценарии американских фильмов – это чистая выдумка, то наш рассказывает о реальном событии, пусть и в несколько вольном изложении.
Сама история полёта «Восхода-2» столь богата драматическими коллизиями, что перед ними меркнет фантазия писателей-фантастов. Поэтому сценаристам не надо было сильно напрягаться, жизнь подарила им шикарную базовую основу, которую надо было просто не испортить.
В условиях жёсткого соперничества с США корабль к полету готовили в жуткой спешке, запустив его на два года раньше запланированного срока, что всё-таки позволило обогнать американцев, чей астронавт Эдвард Уйат шагнул с борта «Джемини-4» навстречу звёздам на два с лишним месяца позже Леонова. Приоритет СССР в космосе был сохранён. Наверное, членам советского Политбюро доставляло немалое удовольствие представлять, как президент Джонсон орет на нерасторопных руководителей НАСА, которых «опять обошли эти проклятые русские». Но какой ценой был достигнут этот успех!
По ходу полёта «Восхода-2», длившегося 26 часов, произошло семь аварий, три из которых были смертельно опасными для космонавтов.
В фильме для пущего драматизма и зрелищности даже сгустили краски. Например, был придуман эпизод с незакрывающимся внешним люком шлюза (он закрылся штатно). Проблема с разгерметизацией была решена без смертельно опасного поиска «гнезда птички» в переплетении проводов, Леонов случайно включил подачу воздуха из резервных баллонов, что позволило выдавить излишний кислород.
Не было для космонавтов и угрозы приземлиться где-нибудь в Китае, из-за чего устраивает форменную истерику киношный генерал Николай Каманин. Поскольку на манёвры Павла Беляева с перемещением из ложемента к пульту управления ушло всего 22 секунды, смещение при спуске составило менее двухсот километров, а это, по любому, территория СССР.
Последнюю четверть фильма, когда вся советская авиация безуспешно ищет приземлившейся в глухой пермской тайге корабль и находит его, буквально, чудом при помощи радиолюбителя-нелегала с Сахалина, при некотором желании можно назвать гнусным поклёпом на советские ВВС. На самом деле, космонавтов нашли практически сразу, проблема была в том, чтобы их оттуда вытащить, а на это, действительно, ушло время.
Не обошлось и без откровенных ляпов. Например, бросается в глаза неправдоподобная метаморфоза с эпизодическим персонажем по фамилии Маркелов. В начале фильма, а это 1960 год, он – авиационный техник в истребительном полку, где служит Леонов, а менее чем через пять лет оказывается в кресле пилота вертолёта, ищущего космонавтов. Ну, не могло такого быть, поскольку на вид этому Маркелову в 1960-м уже лет тридцать, а в таком возрасте в лётное училище никак не берут. Если уж так нужен был этот персонаж, так посадили бы его в вертолет наблюдателем, а не пилотом. Тоже, конечно, была бы натяжка, но хотя бы не такая нелепая.
Есть претензии и к тому, как показаны члены команды Главного конструктора Сергея Королёва, готовившие запуск «Восхода-2». Разработчик систем управления космическими кораблями Борис Черток выглядит откровенным дилетантом, генерал Каманин – туповатым воякой-дуболомом, готовым пожертвовать космонавтами ради сохранения секретности, дублёр Беляева Евгений Хрунов показан недалеким клоуном, а выдающийся учёный Борис Раушенбах вообще ведет себя как форменный вредитель. Ну, а карикатурное изображение Брежнева, в 1965-м ещё полного сил и весьма далекого от погружения в фирменный маразм, вообще не выдерживает никакой критики.
Но, на самом деле, всё это мелочи, так же, как и отсутствие на кителях у Беляева и некоторых офицеров в ЦУПе знаков об окончании военных училищ (т.н. «поплавков»). В конце концов, ляпов и косяков хватает и у американцев. Важно, что нам рассказывают захватывающую историю, которая была на самом деле. Ведь вольно или невольно допущенные неточности не отменяют подвига, который совершили Леонов и Беляев, сумевшие выполнить «приказ Родины» и одновременно осуществить мечты о полёте в космос. 
Фильм, который идёт больше двух часов, смотрится на одном дыхании. Даже критики, по разным причинам не испытывающие большого восторга по поводу «Времени первых», отмечают замечательную игру Евгения Миронова (Леонов), Константина Хабенского (Беляев) и особенно Владимира Ильина (Королёв). Образы каждого из главных героев получились внятными, запоминающимися и удачно дополняющими друг друга. И это при том, что реальное портретное сходство с прототипами у играющих их актеров весьма условное. Всё равно им веришь, и показанные в конце кадры кинохроники с настоящими Леоновым и Беляевым смотрятся предельно органично, вызывают чувство гордости за державу, которой, увы, уже нет. И только за это авторам можно легко простить все нестыковки и кажущуюся затянутость хронометража.
Беда же «Времени первых», которая, к сожалению, не позволит ему стать лидером проката, состоит в том же, что и у всех наших картин. Дело в том, что он – российский, а в последние десятилетия нас всех усиленно приучали к тому, что кино, сделанное в России, не может быть хорошим. Примеров, наглядно подтверждающих это утверждение, настрогали великое множество. Сейчас надо приложить колоссальные усилия, чтобы эту ситуацию исправить. И лишь тогда «Время первых» всё-таки настанет, а залы, где будет идти двадцатая часть «Форсажа», останутся пустыми.    
     
Виктор Димиулин 
     

Добавление комментариев:
Имя
Текст
Ввведите ответ на контрольный вопрос в синем поле:
Какой сейчас год по календарю?
Читайте в рубрике
Телеакадемик из программы «Жизнь привидений».
читать далее >>
11 октября 2017
Индира Ганди: встреча с долгом и совестью.
читать далее >>
06 октября 2017
«Красная линия» позади; дальше – главное сражение.
читать далее >>
27 сентября 2017
Бандерлоги – о «победах» над десантниками, чеченцами и армянами.
читать далее >>
15 сентября 2017