Руководство Казахстана «не видит трагедии» в оттоке русского населения

Президент России Владимир Путин в свое время назвал распад СССР в 1991 году огромной трагедией, и с этим не поспоришь. Причём, особо тяжкие испытания исчезновение единого государства принесло русскому и русскоязычному населению её окраин. На фоне таджикской резни и «мягкой» дискриминации в Прибалтике нашим соотечественникам в Казахстане, можно сказать, повезло.
Впрочем, это еще как посмотреть... 

При создании Казахской ССР в её состав вошло немало российских земель, в том числе территории Омской губернии и четырёх казачьих войск – Уральского, Оренбургского, Сибирского и Семиреченского – вместе с их славянским населением. Были ещё и ссыльные, и целинники, и приехавшие на крупные стройки. Немалую часть населения республики, особенно её северных районов, составили русскоязычные немцы, корейцы, греки.
В первые годы казахской независимости жителям республики, в одночасье ставшим «не коренными», приходилось непросто. Впрочем, вскоре всё вроде бы «устаканилось», хотя национальные отношения уже изменились. Никаких «не граждан» в республике не было, но у «не коренных» появился негласный карьерный «потолок», а целый ряд профессий стал практически полностью «титульным». Именно тогда возникла мрачная шутка о том, что национальный казахский костюм – милицейская шинель.
Но, как известно, в каждой шутке лишь доля шутки. В середине «нулевых» мне довелось пообщаться с казахстанскими оперативниками, русскими по национальности. Они были очень довольны, что работают «на земле», на тяжелой розыскной работе, требующей к тому же серьезного профессионализма – это давало им шанс доработать до пенсии. В более «хлебных» подразделениях, а также в прокуратуре наши соплеменники уже давно были вытеснены нац-кадрами.
Стоит ли удивляться, что количество «не титульных» неуклонно сокращалось. Так, число русских с 1989 года по наши дни уменьшилось чуть не вдвое, а немцев более чем в пять раз. Всего за последние десять лет из Казахстана эмигрировали 300 тысяч человек – главным образом, русскоязычных молодого и среднего возраста.
Властям это не очень нравилось, и они даже принимали некие меры, чтобы уменьшить поток уезжающих. Всё изменилось в 2014 году. События в Крыму и на Донбассе произвели большое впечатление на руководство Казахстана, которое стало рассматривать русскоязычных как «пятую колонну». Тогда в Астане отток русских стали рассматривать как благотворную тенденцию.
Об этом недавно прямо заявил министр общественного развития Казахстана Дархан Калетаев во время встречи с депутатами республиканского парламента. А депутат Куралай Каракен обратил внимание министра на массовый отток наиболее образованного и трудоспособного населения, предупредив, что вскоре страна столкнётся с колоссальными кадровыми проблемами. Например, из 70 тысяч студентов, учащихся в российских вузах, назад вернутся немногие.
Министр ответил, что не видит в этом проблемы, поскольку 70% эмигрантов – не казахи. И вообще, это нормально, поскольку люди «ищут свою языковую среду».
Это при том, что север республики до сих пор место с русской «языковой средой». Однако Астана принимает конкретные шаги, чтобы это изменить. Казахский язык переходит на латинский, вернее, турецкий алфавит. Русский язык, пока остающийся языком межнационального общения, вытесняется отовсюду. Он уже исчез с банкнот национальной валюты тенге.
Примерно так же всё начиналось и на Украине, повторить судьбу которой так боится Астана. Однако вместо того, чтобы сделать Казахстан родным домом для всех его жителей, она продолжает делить граждан на «коренных» и не «коренных».