Охлаждение российско-армянских отношений – «боевой» повод для Азербайджана

В Карабахе перманентное обострение: стороны конфликта обвиняют друг друга в провокациях; число погибших со времен «апрельской войны» 2016 года приближается к сотне человек…  
Известное заявление нового армянского премьера о намерении сдвинуть переговорный процесс с мёртвой точки было воспринято в Баку со сдержанным энтузиазмом – ведь Пашинян пришёл к власти в борьбе с «карабахским кланом». Однако очень быстро энтузиазм иссяк: Пашинян захотел включить в переговорный процесс Степанакерт в качестве полноправного участника...

Азербайджанцы категорически выступают против переговоров с участием НКР. Это, по их мнению, означает фактическое признание суверенитета самопровозглашённой республики.
То есть, Пашинян вернул переговорный процесс к его обычному тупиковому состоянию. И сегодня некая возможность договориться существует только в отношении «равнинных» районов НКР, или, как их называют в Баку, семи оккупированных районов Азербайджана – например, эта «подушка безопасности» перейдёт под контроль Баку в обмен на «частичное признание НКР»…
Впрочем, даже такой вариант не выглядит реалистичными, хотя бы в силу того, что главы и Армении и Азербайджана являются заложниками «непримиримых», позиции которых сильны в обеих странах.
Так, например, армянские радикалы из партии «Сасна Црер», три года назад захватившими полицейский участок и заложников, начали сбор подписей за присоединение НКР к Армении. Они же выступают с антироссийских позиций, обвиняя Москву в посягательствах на армянскую независимость…
Антироссийская риторика сегодня востребована в политических кругах Армении. Может быть, спекуляции на тему «ошибочности пророссийского вектора» не так популярны, как ура-патриотизм, связанный с Карабахом, однако они обеспечивают неплохие финансовые возможности для их носителей и активно продвигаются представителями зарубежных армянских диаспор и присутствующих в Армении НКО, в первую очередь связанных с Фондом Сороса, влияние которых при Пашиняне только усилилось.
В свою очередь, Ильхам Алиев находится под давлением общественности, требующей от него скорейшего решения карабахского вопроса. И давление это заметно возросло после того, как анонсированный Пашиняном новый переговорный импульс привычно угас. В Баку понимают, что охлаждение российско-армянских отношений открывает возможности для успеха гипотетической операции по захвату если не всего Нагорного Карабаха, то хотя бы его равнинных районов.
Усиление антироссийских настроений среди политической элиты Армении подталкивает Москву к более тесному взаимодействию с Азербайджаном. В российских СМИ стали появляться материалы близких к власти экспертов с предложениями о поэтапной передаче Баку контроля над НКР. Конечно, эти публикации не являются отражением официальной позиции Москвы, однако задуматься Еревану есть над чем. Тем более, что в случае возобновления конфликта никто из западных «друзей» не придёт ему на помощь. Их задача - оторвать Армению от России, а вовсе не способствовать ее усилению.
В любом случае, усиление конфронтации с Баку в сочетании с дистанцированием от Москвы можно сравнить с т.н. «виктимным поведением», подталкивающим потенциального противника к решительным действиям.