Москва больше не считает Лукашенко безальтернативным  

В российско-белорусских отношениях случился очередной скандал. Но не вокруг энергетической отрасли или торговли; конфликтовали внешнеполитические ведомства двух стран. Вернее так: МИД Белоруссии обрушился на посла России в Минске Михаила Бабича. В СМИ даже появились вбросы о том, что «белорусский министр иностранных дел Владимир Макей добивается от Александра Лукашенко разрешения на высылку из страны российского посла».

Насколько это соответствует действительности, сказать сложно, но представитель внешнеполитического ведомства Белоруссии Анатолий Глаз разразился далёким от этикета комментарием по адресу Бабича…
Впрочем, втянуть посла во взаимную перепалку не получилось – он не стал комментировать некорректное выступление.
Между тем, в интервью посла России, послужившем причиной гневной отповеди Глаза, был всего один момент: Бабич сказал, что белорусские чиновники, возможно, не точно приводят главе республики цифры, касающиеся торгово-экономических отношений между нашими странами.
Столь неадекватная реакция на довольно невинное замечание даёт основание  предположить,  что причиной демарша представителя белорусского МИДа стало нечто другое. Скорее всего, дело в прошедшей встрече Бабича с белорусскими оппозиционерами Андреем Дмитриевым и Татьяной Короткевич. Представляемое ими движение «Говори правду» склонно к поиску компромисса с властью и придерживается умеренных взглядов. С Дмитриевым и Короткевич Бабич обсуждал проблемы и перспективы российско-белорусских отношений. Впрочем, гораздо важнее темы встречи был сам факт её проведения, который и вызвал негодование Минска.
Дело в том, что отношения с Москвой Лукашенко строит на утверждении своей «безальтернативности» для России, которая, как он полагает, позволяет ему в полной мере использовать все возможности и бонусы статуса «своего сукиного сына».
В определённой степени такому самоощущению «Батьки» способствовала позиция Владимира Путина, который всегда стремится выстраивать доверительные отношения с коллегами. Но при всех очевидных плюсах такого подхода, он имеет и минусы, сужая пространство для манёвра.
Каждый раз в острой ситуации Лукашенко апеллирует к давней дружбе с Путиным, привозит ему трогательные подарки, предлагает сыграть в хоккей или покататься на лыжах. И в известной степени это срабатывало…
Но Путин не был бы самим собой, если бы позволил бесконечно это использовать. И вот, наконец, у Лукашенко не получилось обменять «картоху» на компенсацию налогового манёвра. Истерика белорусского президента по поводу того, что Москва, обзывая Минск нахлебником, посягает на его суверенитет, никого не впечатлила и не напугала. Кремль даже не стал вступать в полемику по этому поводу. Так же и Бабич, который, не желая быть, как он сам сказал, «ванькой-встанькой», пространные рассуждения сразу же перевёл в практическую плоскость.
И нет ничего удивительного, что именно этому жёсткому и прагматичному политику российский президент поручил, встречаясь с оппозицией, дать понять «Батьке», что если он не захочет исполнять взятые на себя обязательства и вести себя конструктивно, Россия будет искать более адекватных партнёров для диалога.
И дело вовсе не в «чёрной метке» для Лукашенко. Просто долгосрочные отношения со страной предполагают работу со всеми политическими силами, как это делает тот же Запад. Иными словами, Москва должна «хранить яйца в разных корзинах», и добиваться того, чтобы все партии и союзы, за исключением клинических маргиналов, были бы пророссийскими.
Первые шаги в этом направлении сделаны, хотя и с колоссальным опозданием.