Четверг, июня 21, 2018

Как российский кинематограф не сумел помочь сборной

Было бы странно, если бы отечественные кинематографисты не попытались использовать для создания очередной «нетленки» столь замечательный событийный повод, коим является проведение в России чемпионата мира по футболу. События такого масштаба случаются у нас не часто, и упустить возможность войти в вечность, оставив искусство в большом долгу, было просто невозможно.
Правда, и ответственность предстояло взять на себя немалую. Футбол у нас, вопреки логике и результатам выступлений российских команд на международной арене, любят.

Многие в футболе разбираются или считают, что разбираются. Так что потенциальные создатели приуроченного к Мундиалю блокбастера (а в том, что это будет именно он, сомнений не могло быть изначально) рисковали не оправдать ожиданий и подвергнуться «дружеской критике» неравнодушной общественности, подобной той, что регулярно обрушивается на футболистов национальной сборной. Они, как известно, блистательно провалили выступления на чемпионатах мира в ЮАР (2010) и Бразилии (2014), Евро-2012 в Польше – Украине, Евро-2016 во Франции и, наконец, на Кубке конфедераций-2017 у себя дома.
Но российские игроки в ного-мяч – люди закалённые, толстокожие; им к ругани соотечественников не привыкать. Другое дело – деятели искусств: душевная организация у них тонкая, ранимая, а обидеть художника всякий может.
Поэтому, хотя о том, что Россия станет хозяйкой Кубка мира было известно аж с 2010 года, когда блистательный и непотопляемый Виталий Мутко порвал аудиторию в зале заседаний исполкома ФИФА в Цюрихе знаменитым «Лет ми спик фром май харт…», желающих взяться за съёмки духоподъемной кинокартины к чемпионату долго не находилось.
Главный вопрос состоял в том, что, собственно, показать на экране? Каких-то грандиозных успехов отечественный (в смысле, российский) футбол не добивался. В принципе, с натяжкой таковым можно считать условное третье место на первенстве Европы 2008 года (на самом деле, третье-четвёртое, так как матч за «бронзу» регламентом не предусматривался), но воспевать там можно только игру в четвертьфинале с голландцами, когда сборная действительно продемонстрировала характер и волю к победе. Да и главным творцом того «исторического прорыва» стал иностранный тренер, а не отечественный специалист. Непатриотично получилось бы, особенно с учётом популярной идеи импортозамещения. Да и закончилось всё тогда разгромным поражением от испанцев 0:3. Так что вариант с Евро-2008 для воплощения на экране не подходил.
По причине обилия в составах иностранных легионеров не годились для сценария патриотического кино про футбол триумфы в Лиге Европы ЦСКА (в 2005-м) и «Зенита» (в 2008-м). Да и весомым достижением завоевание этого трофея считается только у нас и в тех европейских странах, клубам которых ничего не светит в более престижной Лиге чемпионов.   
Можно было, конечно, попытаться привязать сценарий фильма к победе советской сборной в финале сеульской олимпиады 1988-го. Тем более, что там были повержены не кто-нибудь, а сами бразильцы. Рубка, действительно, была знатная: наши, уступая поначалу, счёт сравняли, а уже в дополнительное время забили победный гол. Те, кто видел ту игру, на всю жизнь запомнили обратный отсчёт, который вёл комментатор Владимир Маслаченко в последние минуты матча: «Сто шесть, сто пять... Ой, опасно… Пронесло… Сто четыре, сто три…».
Беда в том, что, в отличие от других видов спорта, в которых звание олимпийского чемпиона ценится выше прочих, олимпийский футбольный турнир является не очень престижным соревнованием, где выступают в основном молодые игроки в возрасте до 22 лет, а победа в нём имеет не очень большую цену в глазах как самих футболистов, так и болельщиков.
Опять же, при экранизации сеульского триумфа были бы неизбежны параллели с хитом зимнего проката «Движение вверх», - о победе нашей команды в олимпийском финале, только баскетбольном. Кроме того, и Сеул-1988, и Мюнхен-1972 – это достижения спортсменов уже почившей в бозе сверхдержавы под названием СССР, а нынешний чемпионат мира проводится-то в России.    
Видимо, перебрав все возможные варианты сценариев, основанных на «реальных событиях» отечественной футбольной истории, и не признав ни один из них приемлемым, наши киношники решили использовать наскоро сочиненный сюжет о восхождении к вершинам спортивной славы провинциальной, ни на что до этого не претендовавшей вымышленной команды «Метеор», кое-как играющей в первом дивизионе.
Амбициозная президентша клуба и по совместительству дочка мэра приглашает на пост главного тренера оскандалившегося и дисквалифицированного бывшего капитана сборной Юрия Столешникова, не сумевшего забить пенальти румынам. Тот, получив шанс реабилитироваться, сплачивает команду, мобилизует болельщиков и выигрывает Кубок России, попутно налаживая личную жизнь. Вот, собственно, и весь сюжет.      
С названием особо не заморачивались, посчитав, что оно должно быть кратким и понятным, пусть и не слишком оригинальным – «Тренер». За воплощение идеи в качестве режиссёра взялся популярный актёр Данила Козловский, который также стал сопродюсером картины, соавтором сценария, а заодно доверил самому себе исполнение заглавной роли. На роли персонажей второго плана взяли востребованных и раскрученных актеров – Андрея Смолякова, Виктора Вержбицкого, Владимира Ильина, Ирину Горбачёву.
Для придания картинке достоверности изображать игроков «Метеора» и их соперников доверили профессиональным футболистам, среди которых мелькают до сих пор узнаваемые физиономии некоторых бывших «звёзд»; привлекли в качестве консультанта бывшего тренера ЦСКА, российской сборной и английского «Халла» Леонида Слуцкого, договорились о натурных съемках с руководством стадионов в Москве, Краснодаре, Новороссийске, Химках и Раменском. Всё это вкупе с внушительным бюджетом и значительным интересом публики, рассматривавшей «Тренера» как кинопролог к чемпионату мира, сулило впечатляющий результат.
Плюс к моменту премьеры неожиданно выяснилось, что его сценарная канва оказалась совсем не фантастической: в финал настоящего Кубка России вышли середняк первого дивизиона курский «Авангард» и ненадолго заскочившее в премьер-лигу и ныне обратно вернувшееся в ФНЛ «Тосно» из Ленобласти. Так лишний раз была подтверждена давно известная истина о том, что для успеха в этом турнире нужны не столько деньги, сколько высокая мотивация и изрядная доля везения, а «Метеор» обрел вполне реальных прототипов.      
Однако все эти благоприятные факторы не смогли обеспечить «Тренеру» безоговорочный успех у зрителя. Формально фильм в прокате не провалился, но по кассовым сборам и близко не приблизился к «Движению вверх», на сравнение с которым был обречен из-за близости времени выхода в прокат и принадлежности к жанру спортивной драмы.    
Нет, фанаты Козловского, конечно, были в восторге, но им, по большому счёту, всё равно, какой фильм снимает их кумир, особенно если он сам присутствует на экране. И это одна из проблем «Тренера». Данилы Валерьевича в фильме слишком много, из-за чего сюжетные линии, связанные с другими персонажами, оказались размазанными, а сами они не полностью раскрыты. Например, непонятно, что за конфликт произошел у главного героя в прошлом с отцом, что из себя представляет президент «Метеора» Лара, зачем ей нужна вся эта возня со Столишниковым – то ли она пытается что-то доказать отцу, то ли действительно любит футбол. Не ясно, для чего нужно было брать в фильм бывшего игрока сборной и «Локомотива» Дмитрия Сычёва – в кадре на общем плане команды он появляется часто и крупно, но ни одной реплики не произносит.  
При этом надо признать, что авторам картины вполне удалась первая часть фильма, когда у Столешникова и «Метеора» всё плохо. В ней российский провинциальный футбол показан во всей своей суровой неприглядности. Тут и пресловутые «договорняки», и «заносы» арбитрам, чтобы хотя бы «судили честно», и отношение властей к городской команде, как к ненужной обузе, и махинации с клубным бюджетом, и бесправие игроков, сначала не глядя подписывающих кабальные контракты, а потом становящихся жертвами тренерского произвола, и проблемы детского спорта... А вот вторая часть, когда без каких-либо видимых причин происходит чудесное преображение «Метеора», выглядит как сказка.
Из фильма совершенно не понятно, каким образом герою Козловского удается замотивировать и объединить игроков, превратив их в единый боеспособный коллектив, полностью доверяющий своему наставнику и готовый порвать любого соперника. Переход от взаимной неприязни, вызванной, главным образом, поведением Столешникова, заставляющего игроков то нарезать круги в жару по стадиону обернутыми в полиэтилен, то катать по причалу гигантские колёса, то вводящего штраф за касание мяча, то появляющемуся на тренировке в кашу пьяным, к абсолютному взаимопониманию выглядит совсем не убедительно.
Что заставляет футболистов, только что ненавидевших тренера-изувера, вдруг проникнуться к нему симпатией и уважением, остается для зрителя загадкой. Пара-тройка изречённых Столешниковым банальных сентенций перед игроками и болельщиками, его попытки поговорить по душам с футболистами, и даже привлечение в качестве «голоса совести» их детского тренера никак не тянут на действия, способные превратить прожжённых циников, которым ничего не нужно, в настоящих бойцов, не жалеющих на поле ни себя, ни соперников ради победы.
И если кто-то рассчитывал увидеть в «Тренере» раскрытие некоего секрета подготовки и мотивирования игроков, который мог бы пригодиться российской сборной на предстоящем чемпионате мира, с сеанса он ушел разочарованным.
В какой-то момент начинает казаться, что на самом деле у Столешникова ничего с «Метеором» не вышло, а то, что нам показывают на экране – это пьяный сон, который видит перебравший главный герой. Маркером перехода от яви к галлюцинации является хоровое исполнение марширующими по городу фанатами старой советской лирической «Последней поэмы» на стихи Рабиндраната Тагора («Я уплываю, и время несёт меня с края на край…»). Песня, конечно, хорошая и исполнена классно, но она и футбольная торсида могут пересечься только в иллюзорном мире алкогольного бреда. Ощущение нереальности происходящего усугубляют совершенно невозможный в жизни трюк со срочной дозаявкой накануне финала Кубка главного тренера в качестве игрока (заодно некстати всплывает вопрос, а когда он успел получить тренерскую лицензию?), сцена с прессингом судьи президентшей «Метеора» в подтрибунном помещении, и, наконец, последние кадры с лондонского «Стамфорд Бридж», где «Метеор» вот-вот начнёт матч против «Челси».
Забавно, но когда «Тренер» вышел на экраны, в прессе тут же появились обвинения в адрес создателей и лично Данилы Козловского в плагиате. Мол, они беззастенчиво сдули сюжет фильма Шимита Амина «Индия, вперед!» 2007 года. Видимо, те, кто это писал, посмотрели только первые десять минут этой индийской картины, завязка которой действительно похожа на «Тренера»: незабитый главным героем пенальти в решающем матче, устроенная ему обструкция и изгнание, потом возвращение из небытия и назначение главным тренером. На этом совпадения заканчиваются, так что фанаты Данилы Валерьевича могут успокоиться.  
И дело даже не в том, что вид спорта в фильме Амина совсем другой – хоккей на траве, и играют в него индийские девушки, которые в конце побеждают на чемпионате мира (вот это масштаб, куда там Кубку России). «Индия, вперед!» – продукт сугубо индийский, он поднимает проблемы, актуальные именно для этой страны – похабное отношение общества к женщинам и женскому спорту, взаимное непонимание между представителями многочисленных народов, населяющих Индию, говорящих на разных языках и даже визуально не похожих друг на друга, религиозной нетерпимости, деление на касты…
Но самое существенное, что есть в индийской картине и нет в «Тренере», это хорошо показанный механизм превращения группы собранных со всей страны хоккеисток в настоящую команду, где один за всех и все за одного. Главный герой там не мечется и не бухает, а с самого начала уверенно проводит стратегию, приносящую успех.
Ещё важнее то, что фильм Амина чётко и доступно объясняет, что Индия – единая страна, и люди, надевшие форму национальной сборной, перестают быть хиндустанцами, тамилами, бенгальцами, пенджабцами, телугу, становясь индийцами, замирающими под звуки гимна (кстати, написан он всё тем же Рабиндранатом Тагором).
Честное слово, было бы лучше если бы создатели «Тренера» на самом деле сплагиатили, пересняв «Индию, вперед!» в российских реалиях. Но они пошли другим путем, показав стране то ли сказку, то ли сновидение. Но ни то, ни другое сборной России не поможет. Шанс вдохновить футболистов и дать надежду болельщикам накануне чемпионата мира наше кино, увы, упустило.       

Новость дня

Русская водка станет ещё лучше и ещё дороже



Алкогольный рынок России ждут инновации. Во-первых, с помощью современного технологического подхода будет улучшено качество водки. Во-вторых, цены на спиртное придут к общему и понятному знаменателю.

Подробнее...

Заметки народного политолога

Ну, а что вы хотели…



Вот, нынче все пенсионный возраст обсуждают. Вернее, его повышение, - чтоб «на дожитие» много времени не осталось. Пара-тройка лет – и точка…
Некоторые особо несознательные уже и челобитные президенту пишут: мол, не губи, милостивец, дай ещё чуток воздухом свободы подышать.
В обществе налицо массовый когнитивный диссонанс. Публика уже без малого три десятка лет живёт при капитализме, к которому стремилась ещё в эпоху «раннего диссидентства», а всё ж таки продолжает ощущать себя в социализме-тоталитаризме с его бесплатной медициной и пенсиями, на которые можно  было пожить, вдыхая воздух несвободы, весьма продолжительное время.

Подробнее...
Мундир



Знаем, видели: главный начальник нашего государства не прочь иногда облачиться в военную форму. А тот, кто этому факту до сих пор удивляется, просто ничего не смыслит ни в истории, ни в политике.
Во времена, не столь отдалённые, не только советники тайные да статские, но даже простые колежские асессоры – все, как один, в мундиры одевались. Но не оттого, что вкуса индивидуального не имели. Порядок такой был. Пусть даже у некоторых на обновление того облачения и не всегда хватало жалования. А почему так было? Правильно. Потому что мундир – это всегда серьёзно.

Подробнее...
Чтобы мощные понесли немощных (из монологов юродивого)



Брат мой!
Ты властвующий. Расскажи мне про высоту твоей власти, и я тебе открою бездну твоего небытия.
Ты видел американские каньоны? А знаешь, как они появились? Некогда бурная река разделила сушу и, опускаясь всё ниже и вымывая породу, разделила материк пропастью. Люди заглядывают в неё с головокружительной высоты, но никому в голову не придет, что то место, где стоят они, и противоположные скалы – одна земля.
Твоя опора – это один народ. Но когда пропасть между бедными и богатыми велика, нет возможности соединить эти берега.

Подробнее...
Нехорошая картина



Пишут вот, что опять на картину Ильи Репина «Иван Грозный и его сын Иван» в Третьяковке покушение случилось. Некий непьющий принял на грудь наркомовские 100 граммов, подошёл к картине и возмутился её содержанием. Потом взял столбик ограждения и картину изрядно подпортил.
С этой персоной опять незадача. Первый раз по ней иконописец-старообрядец, сын мебельного фабриканта три раза ножом прошёлся. Случилось сие 6 января 1913 года. Так что пришлось художнику лица своих персонажей заново переписывать.
Узнав о порче картины, хранитель Третьяковской галереи Е.М.Хруслов под поезд бросился, словно Анна Каренина…

Подробнее...
Яндекс.Метрика