25 июля 2017
По сути дела

Хуже уже не будет

Зачем главу Россотрудничества возвращают в Совет Федерации.
Судя по всему, в ближайшее время произойдет очередная смена первого лица в Федеральном агентстве по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству, или проще – в Россотрудничестве.
Недавно в прессе появились сообщения о том, что нынешняя руководительница этой подведомственной МИД структуры Любовь Глебова, проработав в занимаемой должности чуть более двух лет, может опять стать членом Совета Федерации, где в 2012-2015 годах она в поте лица отстаивала интересы Пензенской области.
Теперь Любовь Николаевна будет представлять исполнительную власть Удмуртии.

По крайней мере, врио главы республики Александр Бречалов включил её в тройку кандидатов в сенаторы. А поскольку Глебова фигурирует в этом списке под первым номером, можно утверждать, что скоро руководительница Россотрудничества вернётся в хорошо знакомое ей здание на Большой Дмитровке.    
Ради внедрения Глебовой в верхнюю палату парламента удмуртские власти готовы пойти на прямое нарушение закона №229-ФЗ «О порядке формирования Совета Федерации». Требованию, известному как ценз оседлости, Глебова не соответствует, ибо не проживала на родине «бурановских бабушек» ни двадцать лет по совокупности, ни пять лет перед выдвижением в сенаторы. 
Конечно, из любых правил в России есть исключения, особенно, когда речь идет об уважаемых и очень уважаемых людях. Это потому, что живой дух правовой нормы, пусть иногда и зловонный, для нас всегда важнее мёртвой буквы.
Так, три года назад в закон внесли поправку, позволяющую делегировать в Совфед лиц, отслуживших пять лет на дипломатической службе и имеющих ранг посла. Злые языки поговаривали, что она была принята специально под предшественника Глебовой на посту руководителя Россотрудничества Константина Косачёва, ныне возглавляющего комитет по международным делам верхней палаты парламента. Позже этим же порядком пытались продвинуть в Совет Федерации главного железнодорожника страны Владимира Якунина. Тогда СМИ долго и шумно разбирались, есть у него посольский ранг или нет. Вроде, выяснили, что есть, но пока шла эта возня, вопрос утратил актуальность, и Владимир Иванович занялся выстраиванием «диалога цивилизаций».
С Любовью Глебовой всё и проще, и сложнее. Ранг посла ей был присвоен буквально на днях (5 июля), только в отличие от Косачёва и Якунина лямку карьерного дипломата она никогда не тянула. В дипломатический стаж ей можно с определённой долей условности засчитать только период руководства Россотрудничеством, а это всего лишь два года с небольшим… А надо пять. Под другие исключения («депутатские», «генеральские» и т.п.) она тоже не подходит. Вот если бы её вновь выдвигала Пенза, тогда – да, без вопросов. Это закон дозволяет.
Впрочем, вряд ли всё это помешает Любови Николаевне получить удостоверение члена Совета Федерации. И именно от Удмуртии, ведь в других регионах вакансий нет. Всех же нюансов в законе не предусмотришь, а вопрос решать надо. Зачем из-за такой мелочи опять новые поправки принимать?  
Так что очень скоро в Россотрудничестве появится новый руководитель – четвёртый за девять лет существования этой структуры с нынешним названием. Дольше всех (три с половиной года) на этом посту провёл первый глава агентства Фарит Мухаметшин, ныне трудящийся послом в Молдавии. Сменивший его Косачёв проработал два с половиной года, пришедшая за ним Глебова – примерно столько же.
Причём её скорый уход никем не прогнозировался. По крайней мере, в июне она дала пространное интервью изданию «КоммерсантЪ», в котором поведала о своем видении перспектив Россотрудничества. Накануне смены места работы, - если чиновник об этом знает, - контактов с журналистами обычно избегают.
Значит, что-то произошло. Версию о том, что срочно потребовалось усилить Совет Федерации опытным проверенным кадром, можно сразу отбросить, как откровенно нелепую. Всё-таки верхняя палата парламента – не то место, где решаются серьезные вопросы (про нижнюю можно сказать то же самое). Получается, причина в другом.
В этом контексте вполне правдоподобно выглядит высказанная некоторыми СМИ гипотеза о том, что в ближайшее время Россотрудничество ждут непростые времена, поскольку к этой конторе у компетентных органов накопилось очень много вопросов. Речь, в частности, идет о хищении бюджетных средств и мошеннических схемах, к которым якобы причастны люди из окружения Глебовой.
Поэтому руководительницу ведомства надо побыстрее вывести из-под удара. Тут стоит обратить внимание на то, что чиновничья карьера Любовь Николаевны начиналась в недрах комсомольских организаций Горьковской области, где тогда обретался нынешний первый заместитель главы президентской администрации Сергей Кириенко. Затем они вместе долго и «плодотворно» трудились в правительстве, Госдуме, приволжском полпредстве. Такое не забывают.  
Что же касается организации, которую пока еще возглавляет Глебова, то многие не относящиеся к категории либеральных издания, специализирующиеся на международной проблематике, отмечают, что Россотрудничество представляет собой крайне закрытую кастовую структуру, где процветают кумовство и воровство. Главными критериями для успешной карьеры в этом заведении являются наличие нужных связей и лояльность к руководству.
Известный политолог-международник Татьяна Полоскова, в 2000-х возглавлявшая в Росзарубежцентре при МИД (так Россотрудничество называлось до 2008-го) управление по работе со странами СНГ и Прибалтики, в книге «Быдло на паркете» дала уничижительную характеристику бывшим «соратникам»:
«Мой рабочий день… начинался с того, что я на совещании спрашивала работников отделов стран СНГ и Прибалтики о том, какие новости в «курируемых» ими государствах произошли? Не за прошлый день, а хотя бы за месяц. В ответ было молчание. На вопрос… назвать руководителей этих государств, российских послов, начиналось невнятное роптание, переходящее в недовольный гул. Помню реакцию начальника отдела стран Прибалтики на мой вопрос «какие партии в Латвии, Эстонии и Литве защищают права русскоязычного населения?» (на пороге был 2008 год): «Вы тут мне экзамены не устраивайте!..»
В Прибалтику ездили охотно. Чего не скажешь про страны СНГ. В ответ на предложение поехать работать в Белоруссию советником по культуре, стареющий представитель «золотой молодёжи» 1980-х жалобно промямлил: «За что? Там моря нет!..»
Разговаривать на политические темы, связанные с СНГ и Прибалтикой, было бесполезно, так как люди, отвечавшие за это, не владели информацией и не пытались особо вникать в происходящее там. Главной задачей было отмучиться в центральном аппарате, пережить нищее и голодное время… и уехать за рубеж в длительную командировку…»
Как утверждают знающие люди, за прошедшие после смены названия агентства годы мало что изменилось, разве что зарплаты стали повыше. Главное – побыстрее смотаться за рубеж, а там открывается настоящее поле для «творчества».
Вот как описывает «схемы» работы иноземных представительств Россотрудничества издание «Наша версия»: «К примеру, на организацию мероприятия за рубежом некоему нашему центру требуется 10 тысяч долларов. Составляется несколько заявок, в которых фигурирует эта сумма – 10 тысяч. Заявки уходят в МИД, Россотрудничество и ещё в какие-то «дружественные» коммерческие структуры. В итоговом документе значится уже 40–50 тысяч долларов. Догадайтесь, куда деваются излишки?..»
Формально Россотрудничество – структура крайне необходимая государству, пытающемуся отстаивать свои интересы на внешней арене. К её функционалу относится реализация проектов, нацеленных на «укрепление международных связей, тесное сотрудничество в гуманитарной сфере, формирование позитивного имиджа России за рубежом, поддержку соотечественников и продвижение русского языка за рубежом, сохранение историко-мемориальных памятников».
Иными словами, главная задача организации состоит в продвижении интересов России методами «мягкой силы» («soft power»). Для её решения развернута сеть из 96 зарубежных представительств. В 2017-м на деятельность Россотрудничества из бюджета выделено 3,6 млрд рублей. Кроме того, загранпредставительства наделены правом ведения внебюджетной деятельности; например, они могут взимать плату за свои услуги, вроде обучения русскому языку. Жаловаться, вроде, не на что: все условия для работы созданы. И работают, и даже, если верить мадам Глебовой, добиваются каких-то успехов.
Так, в июньском интервью «КоммерсантЪ» она не без гордости поведала, что в прошлом году британское PR-агентство «Portland» определило Россию аж на двадцать седьмое месте по объему и эффективности «мягкой силы» (в этом году – уже двадцать шестое). По словам Глебовой, этот «успех» достигнут главным образом за счёт образования и соцсетей, т.е. во многом обеспечен усилиями её ведомства. Тут, правда, вышла накладка. Год назад тот же «КоммерсантЪ» писал, что основной вклад в копилку баллов, начисленных России, составили показатели, характеризующие масштабность сети диппредставительств (с этим у нас никогда проблем не было) и маловразумительное «противодействие глобальным вызовам». Получается, что Россотрудничество вроде как особо и ни при делах. Но главное вовсе не в этом.
Как известно, на планете функционирует немногим более двух сотен государств. У подавляющего большинства из них просто нет возможностей для того, чтобы заниматься продвижением своего положительного имиджа за рубежом. А кому-то это просто не нужно, лишние деньги лучше тратить на решение собственных проблем. Реально реализовывать на системной основе программы, связанные с «мягкой силой», способны лишь крупные влиятельные державы, а их не очень много. И стать в этом списке двадцать шестым или двадцать седьмым, обойдя таких «монстров», как Чехия, Венгрия и Аргентина, для страны, на которую ещё тридцать лет назад ориентировалось полмира – достижение, прямо скажем, сомнительное. Если бы году эдак в 1978-м главе МИД СССР Андрею Громыко доложили о таком «выдающемся результате», все причастные к этому расстались бы со своими должностями ещё до конца рабочего дня.
Впрочем, к любым рейтингам, тем более составляемым за рубежом, не стоит относиться очень серьезно. В них достаточно много условностей, допущений и субъективизма. Зато есть куда более конкретные факты, по которым можно судить об эффективности усилий Россотрудничества. Вернее, неэффективности.
Провалена работа с соотечественниками на Украине, хотя до победы евромайдана на неё ежегодно выделялось свыше трехсот миллионов рублей, что в полтора раза больше, чем тратил на украинские программы Фонд Сороса, и почти столько же, сколько тратил весь Запад.
В Прибалтике вопросами сохранения русского языка занимаются в основном местные энтузиасты, вынужденные постоянно искать спонсоров.
В Белоруссии вовсю переписывают историю по польским и литовским калькам, а Отечественную войну 1812 года переименовали в русско-французскую.
В Узбекистане отказались от кириллицы и перевели письменность на латиницу. То же самое скоро сделают в Казахстане. Проекты отмены кириллического написания всерьез обсуждаются в Киргизии, Монголии и Таджикистане. В учебниках истории многих постсоветских стран в стихах и красках рассказывается о том, как Россия веками тиранила их народы, высасывая из них все соки. Подобные примеры можно множить…
Хорошо, если за грядущим переходом мадам Глебовой в Совет Федерации последует радикальная реформа Россотрудничества, а то и полная ликвидация этой синекуры с передачей её функций общественным организациям. Тех хоть контролировать можно. В любом случае, хуже, чем сейчас уже точно не будет.
    
Дмитрий Сергеев      

Добавление комментариев:
Имя
Текст
Ввведите ответ на контрольный вопрос в синем поле:
Какой сейчас год по календарю?
Читайте в рубрике
«Клуб любителей России»: вход свободный.
читать далее >>
17 октября 2017
Новейший рецепт создания конфликтной ситуации.
читать далее >>
12 октября 2017
По итогам протеста «незамутнённого сознания».
читать далее >>
09 октября 2017
Почему не будет войны.
читать далее >>
06 октября 2017