12 июля 2017
По сути дела

«Репрессии» выходят из моды

ВЦИОМ подтверждает смутные догадки.
Был у меня сосед по коммунальной квартире на Арбате, изрядно пьющий работник московского метрополитена. Во времена «почти былинные» он, будучи заключённым, принимал участие в строительстве здания МГУ на Ленинских горах.
В горбачёвскую эпоху об этом факте его биографии каким-то образом узнали в соседней школе и пригласили выступить перед старшеклассниками с рассказом о годах страшных сталинских репрессий.
Он пришёл в школу и, как мог, рассказал; особенно подробно про строительство университетской высотки.

Но чего-то в его рассказе явно не хватало. Это чувствовалось по нервному поведению молодой учительницы с либерально-демократическими убеждениями и горящим «перестроечным» взором. И тогда она решила помочь гостю:
- Ну, а про свою статью расскажите-ка, расскажите... Про пятьдесят восьмую…
- Про какую ещё пятьдесят восьмую? - удивился тогда мой сосед.
- Про ту самую, политическую, про какую же ещё…
- Нет, дорогая, я вообще-то за убийство срок получил, - ответил он, как показалось, не без гордости и чувства собственного достоинства. - А политических я даже в глаза не видел, хотя знаю, что были и такие.
«Творческий вечер» был испорчен. Поставленная перед молодой учительницей сверхзадача «в духе времени» так и не была выполнена. Полный облом, как говорят в наше время…
Не лучше обстоят дела и сегодня у многих любителей и профессионалов поговорить на «лагерную» тему. Ведь одно дело – уверенно заявить, что у нас «половина населения сидела, а другая половина охраняла сидевших», и совсем другое – услышать в ответ:
- А у меня  в семье вообще никто не сидел и никого не охранял. У друзей, знакомых, соседей, сослуживцев – то же самое…
А тут ещё Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) свои «пять копеек» в тему добавил. Согласно его исследованиям, в семьях 71% граждан нет никаких жертв «сталинских репрессий»; и никогда не было. Что и следовало доказать. 
С оставшимися процентами тоже не всё так линейно и просто. Ведь один сидевший может приходиться близким или дальним родственником сразу для членов нескольких семей (тем более, что за прошедшие с тех пор годы семьи перемешивались многократно). Это, соответственно, повышает вероятность того, что в таких семьях скажут: «Да, среди нашей родни были сидевшие, были жертвы репрессий…»
Только вот проценты с реальными цифрами при этом не сойдутся. 
Кстати, известное утверждение о том, что нет семьи, которая не потеряла бы родных и близких в годы Великой Отечественной войны, основана на аналогичной «погрешности» в расчётах. Так что есть очень много таких семей, в которых никто не погиб…
     
Фёдор Велякин

P.S. Согласно тому же исследованию ВЦИОМ, 43% граждан считают, что те процессы, которые называют репрессиями, были вынужденной мерой, которая позволила обеспечить порядок в стране и в обществе.

Добавление комментариев:
Имя
Текст
Ввведите ответ на контрольный вопрос в синем поле:
Какой сейчас год по календарю?
Читайте в рубрике
«Министерство здоровья» – это далеко не «министерство ума».
читать далее >>
21 ноября 2017
Кому нужно «состояние войны с Японией».
читать далее >>
17 ноября 2017
Российский спорт - жертва большой политики и своих чиновников.
читать далее >>
14 ноября 2017
Как удалось совместить похороны с праздником.
читать далее >>
09 ноября 2017