Среда, августа 22, 2018

Как Россия подарила Польше дубину, которой та будет нас бить

В конце апреля после долгой реконструкции под Смоленском открылся мемориальный комплекс «Катынь».  
В массовом сознании этот объект ассоциируется с расстрелом 4123 польских офицеров и чиновников, который осуществили то ли гитлеровцы осенью 1941-го (как считает ряд российских и зарубежных историков, основываясь на выводах комиссии академика Николая Бурденко и здравом смысле), то ли «палачи НКВД» весной 1940-го (как уверены в Варшаве). Ныне официальной считается вторая версия, базирующаяся на «признательных показаниях» Горбачёва и Ельцина…

И с 2000 года в Козьих Горах (именно так называется это место в лесном массиве Красный Бор, от которого до настоящей Катыни больше семи километров) действует мемориал в память о погибших поляках. Его регулярно посещают их высокопоставленные соотечественники, дабы заклеймить позором Россию, якобы ответственную за совершённое здесь преступление.
В апреле 2010 года из-за стремления во что бы то ни стало поспеть на очередное подобное мероприятие погиб польский президент Качиньский с многочисленной свитой, проигнорировавший предупреждение российских авиадиспетчеров о плохой погоде и нулевой видимости в районе Смоленска. Несмотря на очевидность причин катастрофы, польские власти до сих пор не могут успокоиться и с упорством, достойным лучшего применения, ищут в ней «русский след».
Теперь к польскому сегменту «Катыни» добавился российский, посвящённый уничтоженным здесь «кровавой гэбней» в 1930-х жителям Смоленской области. На территории мемориала соорудили «Стену памяти» с именами погибших, памятник с красноречивым названием «Расстрел» авторства скульптора Ковальчука, а также музейно-выставочный комплекс «Россия и Польша. XX век. Страницы истории», призванный обозначать международный характер объекта.    
И вот, более чем через двадцать лет после подписания тогдашним премьером Черномырдиным постановления о создании мемориального комплекса в месте захоронения под Смоленском советских и польских граждан – жертв тоталитарных репрессий оно наконец-то выполнено в полном объёме.
Немногие принятые в 1990-е правительственные решения по прошествии столь длительного срока были реализованы в точном соответствии с исходным текстом. О большинстве подобных политизированных документов ельцинского периода в 2000-2010-х тихо забыли или, выражаясь бюрократическом языком, «сняли с контроля». Однако «катынское» постановление избежало подобной участи. Это говорит о том, что, несмотря на произошедшую за эти годы смену идеологических и политических приоритетов Кремля, в околовластных кругах нашлись люди, сумевшие «дожать ситуацию» до необходимого результата. Увы, столь завидной судьбой не могут похвастаться даже президентские «майские указы» 2012 года, так и не выполненные до сих пор.
Ситуацию с катынским «тоталитарным» мемориалом неведомые лоббисты отработали сполна, не упустив медийной составляющей. Видимо, посчитав, что присутствия на церемонии открытия комплекса представителей региональных властей будет недостаточно, к участию в ней привлекли тяжеловесов федерального масштаба – министра культуры Мединского и председателя Совета Федерации Матвиенко (к слову, третье лицо в государстве), компанию которым составили посол Польши в России Марчиняк и окормлявшие строительство функционеры Российского военно-исторического общества (РВИО). Это обеспечило внимание к событию ведущих отечественных СМИ.
Выступая на церемонии открытия, глава Совфеда заявила, что «здесь рядом друг с другом захоронены более восьми тысяч советских граждан – жертв политических репрессий, более четырёх тысяч польских офицеров, которые стали жертвами тоталитарного режима». По её словам, катынский мемориал символизирует «общую боль, общую трагедию, скорбь России и Польши по тем, кто здесь захоронен». С ней солидаризировался посол Марчиняк, отметивший, что «смысл монумента состоит в том, чтобы показать Катынь как место общей памяти – российской и польской».
В отличие от коллег по трибуне для почетных гостей, министр Мединский был не столь велеречив, зато накануне открытия мемориала опубликовал на сайте РВИО статью, в которой дал краткий обзор истории российско-польских отношений и их современного состояния. В ней автор не преминул подчеркнуть, что русских в Катыни захоронено вдвое больше, чем поляков, а заодно воткнул несколько шпилек в адрес нынешних польских властей, которые не дают согласия на установку в Кракове мемориала красноармейцам, погибшим в польском плену в 1920-х и сносят памятники советским воинам, освобождавшим Польшу от нацистов.
Однако, несмотря на антипольские инвективы, Мединский в своей статье всё равно признал расстрел польских офицеров в Козьих Горах преступлением сталинского режима. А для поляков именно это и есть самое главное, ради чего они готовы пропустить мимо ушей любые аллюзии, упреки и взывания к совести и общему прошлому.
Теперь в Варшаве могут с чистой совестью откупоривать шампанское. Отныне официальная версия «катынской трагедии», в последние годы заметно пошатнувшаяся благодаря разоблачениям историков и общественников, приобрела новую мощную опору. И создали её российские власти, по доброй воле и за свои деньги реализовавшие древний черномырдинский проект, фиксирующий, что абсолютно все, кто захоронен в Козьих горах, погибли от рук «сталинских палачей».
На советских граждан, сколько бы их там ни было, полякам глубоко плевать. Для них самое существенное, что жертвами репрессий признаны их соотечественники. Большего им и не надо. И реконструированную Катынь они воспринимают исключительно как очередное признание русскими вины и ответственности за расстрел своих офицеров.   
Что бы ни говорили Матвиенко и Мединский по поводу общей памяти и общей боли, для польских политиков важны только память и боль поляков. Вернее, то, какую пользу из них можно извлечь. Ещё в годы войны польское эмигрантское правительство в Лондоне пыталось использовать катынскую трагедию в торге с Москвой. Есть данные, что премьер Миколайчик, прилетев 30 июля 1944-го в Москву на переговоры со Сталиным, был готов согласиться с выводами комиссии Бурденко об ответственности гитлеровцев за расстрел в Козьих Горах в обмен на территориальные уступки и участие своих представителей в формировании органов власти в освобождённой русскими Польше. То есть тема Катыни с самого начала была для польских правителей разменной монетой; ради получения выгоды они были готовы согласиться с любой версией. Видимо, наш Верховный о предложении Миколайчика знал, но посчитав, что за признание и так очевидной правды цена слишком высока, счёл, что торг здесь не уместен. Да и кто в 1944-м мог знать, как оно всё обернется…        
Заодно стоит обратить внимание, что недавно активисты патриотических организаций Смоленска выступили с инициативой пересмотреть концепцию мемориала, посвятив его жертвам Великой Отечественной войны, и даже готовили соответствующее обращение к президенту. Но, видно, не успели. Подгоняемые из РВИО рабочие и скульптор Ковальчук оказались проворнее.
А ведь, учитывая текущее состояние российско-польских отношений и отсутствие всяких надежд на их улучшение при нынешнем курсе Варшавы, такое переформатирование мемориала было бы самым разумным. Дело в том, что в лесах к западу от Смоленска закопаны и убитые немцами советские военнопленные, строившие секретный подземный комплекс «Беренхалле» («Медвежья берлога»), коих, по разным оценкам, было более трёх тысяч, и расстрелянные за время оккупации партизаны, подпольщики, попавшие в плен окруженцы, да и просто местные жители, число которых вообще не поддается подсчету. Конечно, никто не отрицает, что здесь погибли польские офицеры, но их убили немцы. Так же, как и многих смолян. Вот и давайте об этом вспоминать. Как никак общая боль, общая память…  
Нельзя же до бесконечности игнорировать массу фактов и доказательств того, что выдуманная рейхсминистром пропаганды Геббельсом, а позже реанимированная Горбачёвым и Ельциным байка о том, что оказавшихся на территории СССР польских офицеров весной 1940-го расстреляли чекисты по приказу Сталина и Берии, является ложью, а так называемые «документы» из пресловутого «пакета № 1» представляют собой неуклюже сляпанные подделки.
Про немецкие пули, извлечённые из трупов поляков, про не производившийся в СССР бумажный шпагат, которым были связаны их руки, про березовую листву в могилах, которая не могла нападать в них весной, и прочие многочисленные улики, указывающие на немецкий след, написано множество статей и книг. Детально и подробно раскрыта и технология масштабной фальсификации «катынского дела» (например, работы Юрия Мухина).
Ну, а как быть с тем, что многие якобы расстрелянные русскими в Козьих Горах и других местах польские офицеры позже оказались живы-здоровы. Самый известный пример – подпоручик Антонин Горбик, табличка с именем которого украшает катынский мемориал; но ведь он был далеко не единственным. Например, считался расстрелянным под Харьковым майор Винцент Бонкевич, что не помешало ему затем возглавить отдел контрразведки в штабе генерала Андерса. И почему жетоны офицеров польской полиции Кулиговского и Маловейского, которые официально признаны убитыми НКВД в Медном Тверской области, оказались в братской могиле жертв немецких расстрелов под Владимиром-Волынским, что на Украине. Их что, лихие диверсанты Судоплатова через линию фронта тащили, чтобы туда подбросить?..     
Теперь, после пафосного открытия антисталинского мемориала под Смоленском отстоять правду о Катыни станет ещё труднее. Чётко выполнив ельцинско-черномырдинский завет об увековечении памяти жертв тоталитарных репрессий, нынешние российские власти подарили польским коллегам, сделавшим исторические претензии к России стержнем своей политики, замечательную сучковатую дубину, которой можно лупить нас (включая саму российскую власть) до бесконечности.   
Верхом наивности было бы полагать, что в Варшаве по достоинству оценят открытие совместного мемориала, как проявление доброй воли Москвы, требующее ответных шагов, и повод для нормализации отношений. Ничего не изменится. Как в Польше сносили памятники советским солдатам, так и будут сносить, пока их там вообще не останется. Как не было мемориала замученным в польском плену красноармейцам в Кракове, так и не будет. От Москвы же по-прежнему будут требовать все новых покаяний, извинений и компенсаций...
От иллюзий в отношении нынешних правителей Польши давно пора было избавиться. Но, видно, наступать на одни и те же грабли – наша национальная традиция.
 

Новость дня

В сокращении населения Литвы обвиняют Россию



Директор Литовского центра социальных исследований Сармите Микуленене назвала сокращение населения республики ударом по её безопасности. «Выгодополучателем» она считает Россию.

Подробнее...

Заметки народного политолога

На войне – не на войне



Трудно понять, что имеют в виду некоторые руководители верхнего уровня, когда делают свои заявления.
Вот, премьер-министр с серьёзным выражением лица говорит, что нам объявлена экономическая война.
Экономическая она или не экономическая – не в том суть. Ключевое слово «война». И мы его услышали. И приготовились. Окна крест-накрест заклеили, крупу-соль-спички запасли…

Подробнее...
Поклонская и «американки»


     
Вот, опять бомбануло…
В ураганном темпе прошло первое «пенсионное» чтение в парламенте: «Хватай мешки – вокзал уходит!» И опять Поклонская заупрямилась. Пришлось против неё двух «американок» (любительниц Америки) выпускать – Роднину и Пушкину.
Зашумели дамочки: «Поклонская теряет доверие товарищей по партии…»

Подробнее...
Это круче, чем Олимпиада



Весь мир надёжно убедили в том, что Олимпиада – апогей соревновательных возможностей человечества.
Ну да, ну да… Самые сильные, самые ловкие…
А это в самом деле так?
Отнюдь нет. И Международные армейские игры, задуманные и рождённые в России, уже показали это.

Подробнее...
Вечная память



Запомните, люди, имя этого героя.
Омран Мари, полковник ВВС Сирии.
На своём Су-22М4 он долбил боевиков ИГИЛ в районе оккупированных Голанских высот, которые Израиль считает своей территорией.

Подробнее...
Яндекс.Метрика