04 июля 2017
Политический пейзаж

Хроники пикирующей лётчицы

Надежда Савченко как зеркало украинской политики.
Прошло больше года с того дня, как выпущенная из российской тюрьмы по амнистии корректировщица карательного батальона «Айдар» и несостоявшаяся лётчица Надежда Савченко босиком ступила на лётное поле аэропорта Борисполь.
Тогда этому событию радостно рукоплескала вся западная пресса, а киевские власти, осыпавшие Савченко наградами и премиями, пафосно заявили об очередной «перемоге». Дело подавалось так, что русские не выдержали мощного международного давления и дали слабину, освободив-таки из узилища украинскую «Жанну де Арк».

Ещё бы: ведь голос в ее защиту неоднократно возвышали шеф европейской дипломатии Могерини, канцлер ФРГ Меркель, Парламентская ассамблея Совета Европы, британский МИД, польский и литовский сеймы, многочисленные правозащитные организации и, страшно сказать, сам «великий и ужасный» Обама.
Ну, никак не могла Москва противостоять такому мощному нажиму.
Правда, при этом умалчивалось, что приговорённую к 22 годам Савченко помиловали по просьбе семей погибших по её вине журналистов ВГТРК, а Киев в свою очередь выпустил из застенков СБУ двух российских граждан. По сути, речь шла об обмене, а совсем не об односторонней уступке.
В связи с возвращением национальной героини Украину охватила радостная эйфория.  Настоящей именинницей чувствовала себя и Юлия Тимошенко, за год до этого догадавшаяся включить Савченко первым номером в предвыборный список своей партии «Батькивщина», что позволило ей с соратниками просочиться в Верховную раду.
«Дама с косой» искренне полагала, что освобождённая «айдаровка» укрепит позиции её фракции в парламенте. Наверное, стоя на лётном поле Борисполя в ожидании лайнера с потенциальной соратницей на борту, Юлия Владимировна не раз мысленно повторяла реплику кота Матроскина из мультика про Простоквашино: «Теперь-то мы вдвое больше сена для нашей коровки запасём!..»
Определенные надежды с Надеждой Викторовной связывали и представители власти, в первую очередь те, кто отвечал за пропаганду и внешние связи. Первые рассчитывали на публикацию ее откровений о «зверствах и издевательствах русских палачей», вторые ожидали дебюта «узницы путинского режима» на трибуне ПАСЕ, с которой она должна была поведать миру «правду об агрессии России». На полном серьезе рассматривался вопрос о том, чтобы отправить её в турне по Европе на три-четыре месяца…             
Атмосферу всеобщего праздника не испортило даже странное поведение самой виновницы торжества. Едва оказавшись на родной земле, Савченко вместо выражения благодарности «партии и правительству» тут же наорала на встречающих, отказалась от букетов и потребовала не нарушать её «личное пространство». Впрочем, это списали на тяжёлые последствия пребывания «в плену у клятых москалей». Мол, сейчас пани Надия придёт в себя и тогда… А что тогда?
Очень многим хотелось использовать «ресурс Савченко». Ведь в мае – июне прошлого года она, по всем опросам,  возглавляла рейтинг доверия украинских политиков с умопомрачительным показателем 35%, что более чем в два раза превышало результат Порошенко.
Депутат Верховной рады от «Батькивщины» Алексей Рябчин, некоторое время бывший наставником Надежды в парламенте, отмечал: «Ожидания насчет неё были настолько высокими, что люди думали: вот она правой рукой махнёт – победит коррупцию, левой рукой махнет – остановит войну…» 
О кредите доверия, который был у Савченко, свидетельствует эпизод с принятием закона, получившего её имя. Ещё сидя в российской тюрьме, но уже став депутатом, она позаботилась о бедолагах, томящихся в СИЗО, и внесла на рассмотрение рады проект, согласно которому, день предварительного заключения должен засчитываться за два дня лишения свободы при исчислении судом срока наказания. Спорный закон был успешно принят практически без обсуждения.
Впрочем, быстро выяснилось, что Савченко не собирается следовать прописанным за неё сценариям. Отведенная ей «старшими товарищами» роль марионетки и «свадебной генеральши» Надежду совсем не устраивала. Уйдя с головой в политику, она доказала, что не зря ей в «Айдаре» дали позывной «Пуля». Будучи выпущенной из ствола, она летела, не разбирая дороги и не замечая препятствий, по не предусмотренной стрелком траектории.       
Уже на третий день после высадки в Борисполе Савченко заявила, что готова стать президентом страны. Это стало неприятным сюрпризом как для действующего главы «зоны У», ранее пожаловавшего Савченко геройскую звезду, так и для Тимошенко, попытавшейся мягко урезонить соратницу. Но куда там.
Отставной капитан ВСУ, напрочь забыв о дисциплине, принялась всячески костерить «продажных и погрязших в коррупции правителей, наживающихся на войне и бросивших на произвол судьбы наших пленных ребят на Донбассе». В июле прошлого года Савченко ещё раз заявила о президентских амбициях, попутно заметив, что не исключает переходный период диктатуры, «чтобы вернуть эту власть народу и сделать так, чтобы больше никогда власть у народа не забрали».
А ещё через месяц Надия огласила свой план нового государственного устройства с претенциозным названием «Народное государство Украины. Концепция перезагрузки». Основная идея состояла в том, что всех носителей власти должны выбирать  жители той местности, где они осуществляют свои полномочия. А если чиновник не справляется со своими обязанностями, народ его может отозвать.
Для воплощения этой затеи следует провести административно-территориальную реформу, разделив существующие области на более мелкие образования, а все возникающие вопросы решать на местных и общих референдумах. Естественно, под это необходимо переписать конституцию, а заодно переизбрать парламент. По словам самой авторши, её проект понравился представителям фонда Сороса, но вот другие украинские политики почему-то не пришли от него в восторг. Никто из них программу не поддержал.
Планами переустройства государства деятельность Савченко не ограничилась. Она активно занялась проблемой обмена военнопленными, для чего ездила на Донбасс и встречалась в Минске с лидерами провозглашенных республик.
Чего-либо существенного ей добиться не удалось, во многом потому, что такая активность национальной героини очень не понравилось тем, кто ранее курировал обменные программы с украинской стороны, сделав их доходным бизнесом. Савченко подвергли травле в прессе, её стали называть «предательницей» и «троянским конем» Кремля.
Особое возмущение вызвали высказывания депутатки о том, что враг Украины не столько Москва, сколько «наше нежелание увидеть людей по другую сторону фронта, с которыми мы должны договориться и закончить войну». Появились даже версии, что суд над Савченко был спектаклем, что в российской тюрьме она вовсе не сидела, а жила на конспиративной квартире ФСБ.
Свидомые журналисты стали представлять вчерашнюю героиню недалекой дурой, не понимающей, что она говорит, благо Савченко действительно не всегда удачно формулирует свои мысли. Защищавший её на процессе адвокат Илья Новиков заметил:
«Если посмотреть, как освещаются заявления Савченко, то есть ощущение, что она несет бред и говорит ерунду 24 часа в сутки. На самом деле, она говорит очень много здравых вещей, но не умеет это подавать. В среднем из озвученных ею в интервью пяти тезисов один безумный или выглядит безумным, и он разойдётся, остальные четыре никто не услышит…»        
Всего за год Надежда Савченко усилиями её многочисленных недоброжелателей и СМИ превратилась из безусловной героини и «надежды нации» в изменницу и врага Украины. Её исключили из фракции «Батькивщина» и украинской делегации в ПАСЕ, на встречах с избирателями ей приходится постоянно выслушивать оскорбления. В Одессе и Николаеве ее забросали яйцами, постоянно раздаются требования лишить ёе депутатского мандата и геройского звания. А к годовщине освобождения коллеги по раде преподнесли Савченко «подарок», отменив закон её имени, который был признан вредным и способствующим разгулу криминала.      
По большому счёту, пример Надежды Савченко подтвердил древнюю заповедь про то, что не стоит создавать себе кумира. Пока ««украинская Жанна де Арк» сидела в тюрьме, вокруг неё был создан имевший мало общего с реальностью миф, который каждый дополнял, как хотел. Когда его героиня вышла из телевизора, оказалось, что Украина не готова воспринять её вживую. Уж больно неприятные вещи говорит Савченко про свою страну и особенно про тех, кто ей управляет.
Впрочем, саму Надежду это не останавливает. В соответствии со своим атошным позывным она летит дальше, будучи твёрдо уверенной в том, что всё делает так, как надо, а растущее сопротивление воспринимает как признак того, что находится на верном пути.
В искренности ей не откажешь. Она абсолютно уверена, что Украина серьёзно больна, и готова отдать все силы, чтобы помочь родине выздороветь. Вот только, получается, что никому это не нужно. Сама Савченко отметила с горечью:
«Никто меня живой не ждал, никому я была не нужна. Я должна была умереть в тюрьме, и тогда я была бы пожизненным героем Украины…»
С этим трудно спорить. Действительно, самые лучшие герои получаются из мертвых.

Максим Корнилов   

Добавление комментариев:
Имя
Текст
Ввведите ответ на контрольный вопрос в синем поле:
Какой сейчас год по календарю?
Читайте в рубрике
Кто порвёт на части несостоявшуюся державу.
читать далее >>
20 ноября 2017
КПРФ в выборном дежавю.
читать далее >>
13 ноября 2017
Почему «Единой России» необходим соперник.
читать далее >>
02 ноября 2017
Мифы Древней Греции как пособие по практической политологии.
читать далее >>
26 октября 2017