20 декабря 2016
Политический пейзаж

Время неудачников

Зимняя сказка: от Трубецкого до Навального.
Обычно «месяцем цезарей» называют август и вспоминают при этом всякие неудавшиеся путчи и перевороты – корниловщину, ГКЧП и всякое-прочее... Однако, если присмотреться к фактам, то с куда большим основанием на «переворотный месяц» должен бы претендовать декабрь, поскольку именно на декабрь пришлись три самые знаменитые попытки революции в российской истории – «восстание» декабристов, московский мятеж большевиков и «болотная революция» 2011 года.
И, что характерно, все три закончились провалом. Право же, есть в этом нечто мистическое, особенно если учесть обстоятельства, этим попыткам предшествовавшие.

При описании «восстания» декабристов без кавычек обойтись трудно. Замысел пятичасового бессмысленного стояния на Сенатской площади состоял в том, чтобы этой «вооруженной демонстрацией» заставить Сенат отказаться от присяги новому царю Николаю.
Однако идея эта провалилась с самого начала. Сенат присягнул в 7 утра, а первый полк пришел на Сенатскую только к 11-ти. Стоять перед пустым зданием. И уж коли так получилось, то надо было импровизировать, что-то делать... Ан-нет, ничего не происходило, поскольку «диктатор» Трубецкой на «мятеж» не пришёл, а действовать самостоятельно господа офицеры не решались и просто тупо чего-то ждали.
А вот если бы не ждали? Если бы сообразили, что «диктатор» сдрейфил, выбрали бы по-быстрому другого и... Что тогда? Да вообще-то, понятно, что – начинать действовать по рецептам и опыту уже имевшихся к тому времени «военных революций» в Испании и итальянских государствах. Это захват арсеналов (прежде всего артиллерийских), выкатывание пушек к королевскому дворцу и (если понадобится) к казармам «ненадёжных» частей, аресты «потенциально опасных» чиновников, занятие типографий и печатание соответствующих манифестов.
Конечно, такая активность гарантий успеха не давала, но не давала она и гарантии разгрома при полном бездействии и пассивном ожидании невесть чего.
И ведь что важно: о «военных революциях» в Испании и Италии в России знали неплохо, опыт достаточно было осознать и использовать... Но нет.  Никому из господ офицеров это почему-то в голову не пришло. Сословная спесь, скажете? Ну, допустим.
Но как тогда быть с декабрьским восстанием в Москве в 1905 году? Там-то уж спеси точно было не место, а должен был присутствовать строго научный анализ социальной ситуации, которая, к тому же, ещё и развивалась вполне стандартно. Можно даже сказать, что как по учебнику, сперва возмущенный народ всероссийской стачкой «выдавливает» из царя согласие на созыв законодательного органа (Думы); затем оный орган, чувствуя поддержку народа, постепенно смелеет, армия и полиция начинают колебаться, а уж потом...
Так вот, со всех точек зрения разумнее было дождаться этого «потом», а уж тогда призывать публику браться за оружие в поддержку Думы. Тем более, что весь опыт восстаний XIX века говорил о том, что если таковые побеждали, то не потому, что толпа на улицах оказывалась сильнее регулярной армии, а потому, что армия переходила на сторону восставших. Так было в Париже в июле 1830 и феврале 1848 годов... И наоборот – армия, оставшаяся верной присяге, неизменно быстро и кроваво давила сколь угодно многочисленных революционеров. Так было в том же Париже в 1837 году и в июне 1848-го... Однако вместо того, чтобы сосредоточиться на пропаганде среди солдат, большевики и эсеры почему-то увлеклись созданием «боевых дружин», которые не имели никаких шансов в столкновении  с Семёновским полком.
Так что и большевики оказались мятежниками весьма посредственными, не обобщившими исторического опыта. 
Однако большевиков извиняет хотя бы то, что обобщать этот опыт им надо было своим умом. В отличие от «болотных революционеров» 2011 года, которым мистер Джин Шарп составил специальную методичку о том, как надо делать «цветные революции». По этой методичке, между прочим, «привычным оппозиционерам» следовало бы как раз лишний раз не отсвечивать, а  поставить в «руководство движением» максимально «широкий спектр сил», которые все вместе, все против режима...  И постоянно придумывают что-то новенькое.
Между прочим, рекомендации Джина Шарпа зимой 2011-2012 могли бы и сработать. На стороне «болотных» были тогда не только националисты, но даже  коммунистически функционеры от КПРФ, размечтавшиеся о своей доле в реальной власти. Тут и силовики бы заколебались...
Но что сделали «болотные вожди», уже успевшие набить оскомину мало-мальски политически грамотным москвичам? Нечто прямо противоположное рекомендациям. Они не только сами выперлись на трибуну, не только снова начали шпынять националистов и коммунистов, но еще и разъехались под Новый год оттягиваться по Ибицам и Куршавелям. Хотя новогодние каникулы – вроде бы самое время для устройства всяческих митингов и шествий; народ на них мог собраться просто от нечего делать.
Ан-нет, куршавели, выпивка и закуска для навальных и немцовых оказались важнее.
Так что в декабре и под Новый год власти в России волноваться не о чем. Проблема только в том, что потом наступает февраль...

Антон Черков

Добавление комментариев:
Имя
Текст
Ввведите ответ на контрольный вопрос в синем поле:
Какой сейчас год по календарю?
Читайте в рубрике
Кто порвёт на части несостоявшуюся державу.
читать далее >>
20 ноября 2017
КПРФ в выборном дежавю.
читать далее >>
13 ноября 2017
Почему «Единой России» необходим соперник.
читать далее >>
02 ноября 2017
Мифы Древней Греции как пособие по практической политологии.
читать далее >>
26 октября 2017