Из опыта теоретической демографии и практической футурологии

Сколько бы прибалты не говорили о «русской агрессии» и не ждали её с нетерпением, им ничего не обломится.
Зато у них есть проблема вполне реальная, вполне себе международная, и даже геополитическая: а что потом делать с пустующими территориями этой самой Прибалтики?
«Потом» – это когда на этих землях не останется (или почти не останется) литовско-латышско-эстонского населения. Потому как не только уезжают они, особенно молодые, туда, где работа есть и колбаса слаще, но и остающиеся покидают юдоль земную в силу причин вполне естественных, природных.    

Вот и получается, что уже сами прибалтийские аборигены (из тех, кто оказался поумнее) начинают с грустью говорить о том, что при текущих демографических процессах, например, латышей, как нацию ждет тотальное вымирание через пару-тройку поколений.
Нет, кое-кто на земле ещё и останется, да только никак не хватит этих «кое-кого» для организации и доминирования в сколько-нибудь значимом политическом процессе – например, на выборах или референдуме.
С русскими ситуация иная. Они как-то не очень стремятся в «благополучные Европы», видимо, задним умом понимая, что не всё там так сладко и гладко, как кажется прибалтам. В этом проявляется различие между менталитетом прибалтийским (мечтательным) и русским (более прагматичным и трезвым).
Кстати, о трезвости. Многих ещё в советские годы удивляло большое количество женщин-водителей в Эстонии.
- А что вы хотите, - говорили эстонки. - Мужское население у нас спивается, и далеко не все особи мужского пола по чисто медицинским показаниям способны сдать экзамен на получение водительского удостоверения.
Что-то подсказывает, что нынешняя ситуация с выпивкой-закуской в Прибалтике лучше не становится…
Ну, а коли так, то рано или поздно весь это благословенный край вынужден будет превратиться в исконно-посконно-русский. Против природы не попрёшь.
Таким образом, тихо и спокойно решатся все нынешние проблемы с русским языком, маршами СС и прочими местными болячками. А про «русскую агрессию» за право обладать прибалтийскими шпротами вообще никто не вспомнит.