Четверг, июня 21, 2018

Выборы – категория мутная (Часть 1)

Стародавняя мечта тех, кого сегодня мы называем либералами – создать такую государственную систему, при которой проблемы с дисфункцией государственного организма (политической системы) решались бы автоматически. Этому желанию как минимум пара тысяч лет. Только прежде это называлось поиском наилучшей формы правления. Подразумевалось, что такая форма – одна.
Однако в те же самые времена другие философы и мыслители пришли к выводу, что наилучших форм правления может быть несколько, а потому правильнее было бы говорить о правильных и неправильных формах государственного устроения.

Так возникли бинарные пары: монархия (правильная форма) – тирания (неправильная). Соответственно, аристократия – олигархия, демократия – охлократия (власть толпы). Заговорили и о цикличности перехода одних форма правления в другие. Поэтому задачей мыслителя и государственного мужа становится не поиск одной наилучшей формы государственного устройства, а выбор одной из уже действующих правильных форм и недопущения ее перерастания в неправильную. К этому, собственно, сводится вся политическая мудрость.
Современное европейское политическое мышление родом из XVIII века – эпохи Просвещения. Именно в этот период истории Европы наилучшей формой правления открыто или намёками признается демократия, а господствующая форма государственного устроения – монархия – наихудшей, как «противоречащей свету разума».
Чьего именно «разума»? Просветители имели в виду только себя, хотя никто из них ничем, кроме литературы, не занимался. Не говоря уже о трудах в области государственного управления. А монархи воспринимались ими и представлялись в их произведениях исключительно в виде организаторов войн, балов и дворцовых интриг.
Не вдаваясь в подробности, скажем, что аргументов в пользу монархии больше, нежели «за демократию». Однако с победой «демократических революций» республиканская форма правления стала «священной коровой» новоевропейской политической мысли, и потому реальное обсуждение в сравнительном плане преимуществ и недостатков монархии и демократии стало по сути невозможным и могло вестись и ведётся ныне (если вообще ведётся) лишь на общественных задворках.
К тому же, все силы были приложены к тому, чтобы ликвидировать могущественные империи, монархии по свое форме – Российскую, Германскую, Австрийскую. Победившая в Первой мировой войне английская монархия реформироваться до республики и демократии отчего-то упорно не желала, и не терпела у себя отделений всякого рода «интернационалов», инициатором создания которых она же и являлась. Республика и демократия для неё стали товаром на вынос.
Впрочем, как отмечали ещё полвека назад западные теоретики, демократия уже не определяется в качестве жизненной формы, выражающей общие интересы всех индивидов; она действует всего лишь как метод выбора вождей и их окружения. Под демократией больше не понимаются условия, при которых могли бы осуществиться все законные интересы граждан. Теперь она означает всего лишь ключ к распределению неких социальных компенсаций, т.е. регулятор удовлетворения частных интересов. Эта демократия делает возможным благосостояние без свободы.
Демократия больше не связана с политическим равенством, т.е. «равной избираемостью на властные позиции».
Набор формально-демократических учреждений и процедур обеспечивает возможность принятия администрацией решений независимо от волеизъявления граждан. И происходит это с помощью выборов, обеспечивающих, с одной стороны, лояльность избирателей, а с другой, препятствующих их участию в принятии решений.
А теперь перейдём непосредственно к теме нашего разговора – периодическим выборам «вождей» в «демократии».
Принцип периодичности выборов действует лишь в государственно-правовой сфере. Никому и в голову не придёт выбирать олигархов и прочих «капитанов экономики». При этом никто не станет в здравом уме и твёрдой памяти отрицать, что, что последние вносят свой, мягко говоря, весомый вклад в процесс политического волеобразования, т.е. в дело определения победителя на выборах.
Не слышно также, чтобы выбирались всеобщим, равным, прямым и тайным голосованием властелины финансовых империй.
То же относится и к СМИ. Мы пока не видели, чтобы на всеобщих демократических выборах определялись хозяева издательских концернов и главные редакторы изданий. А ведь они давно осознали себя в качестве «четвертой власти».
И, наконец, собственно сфера государственного устроения. Ни для кого не секрет, что налицо рост управленческого, в частности, правительственного аппарата, работающего отнюдь не на выборной основе. Здесь жёсткая иерархия и казарменная дисциплина.
А что же парламенты? Они и есть парламенты. Не они по существу (а не формально) формируют правительство, а наоборот – правительство, точнее, партийная верхушка, одержавшая победу на очередных выборах, формирует парламент и руководит им. Более того, эта же партийная верхушка формирует и когорты будущих депутатов, которым всего-то и остается, как агитировать «электорат» за политику «партии и правительства».
Вот и получается, что Ангела Меркель правит уже четвёртый срок, и конца её правлению не видно.

Новость дня

Русская водка станет ещё лучше и ещё дороже



Алкогольный рынок России ждут инновации. Во-первых, с помощью современного технологического подхода будет улучшено качество водки. Во-вторых, цены на спиртное придут к общему и понятному знаменателю.

Подробнее...

Заметки народного политолога

Ну, а что вы хотели…



Вот, нынче все пенсионный возраст обсуждают. Вернее, его повышение, - чтоб «на дожитие» много времени не осталось. Пара-тройка лет – и точка…
Некоторые особо несознательные уже и челобитные президенту пишут: мол, не губи, милостивец, дай ещё чуток воздухом свободы подышать.
В обществе налицо массовый когнитивный диссонанс. Публика уже без малого три десятка лет живёт при капитализме, к которому стремилась ещё в эпоху «раннего диссидентства», а всё ж таки продолжает ощущать себя в социализме-тоталитаризме с его бесплатной медициной и пенсиями, на которые можно  было пожить, вдыхая воздух несвободы, весьма продолжительное время.

Подробнее...
Мундир



Знаем, видели: главный начальник нашего государства не прочь иногда облачиться в военную форму. А тот, кто этому факту до сих пор удивляется, просто ничего не смыслит ни в истории, ни в политике.
Во времена, не столь отдалённые, не только советники тайные да статские, но даже простые колежские асессоры – все, как один, в мундиры одевались. Но не оттого, что вкуса индивидуального не имели. Порядок такой был. Пусть даже у некоторых на обновление того облачения и не всегда хватало жалования. А почему так было? Правильно. Потому что мундир – это всегда серьёзно.

Подробнее...
Чтобы мощные понесли немощных (из монологов юродивого)



Брат мой!
Ты властвующий. Расскажи мне про высоту твоей власти, и я тебе открою бездну твоего небытия.
Ты видел американские каньоны? А знаешь, как они появились? Некогда бурная река разделила сушу и, опускаясь всё ниже и вымывая породу, разделила материк пропастью. Люди заглядывают в неё с головокружительной высоты, но никому в голову не придет, что то место, где стоят они, и противоположные скалы – одна земля.
Твоя опора – это один народ. Но когда пропасть между бедными и богатыми велика, нет возможности соединить эти берега.

Подробнее...
Нехорошая картина



Пишут вот, что опять на картину Ильи Репина «Иван Грозный и его сын Иван» в Третьяковке покушение случилось. Некий непьющий принял на грудь наркомовские 100 граммов, подошёл к картине и возмутился её содержанием. Потом взял столбик ограждения и картину изрядно подпортил.
С этой персоной опять незадача. Первый раз по ней иконописец-старообрядец, сын мебельного фабриканта три раза ножом прошёлся. Случилось сие 6 января 1913 года. Так что пришлось художнику лица своих персонажей заново переписывать.
Узнав о порче картины, хранитель Третьяковской галереи Е.М.Хруслов под поезд бросился, словно Анна Каренина…

Подробнее...
Яндекс.Метрика