07 апреля 2017
Точка отсчета

Быстрее, выше… дороже

О нетривиальном подходе к организации Олимпийских игр.
Вряд ли родоначальник современного олимпийского движения барон Пьер де Кубертен предполагал, что его детище за сто двадцать лет существования претерпит такие радикальные метаморфозы.
Сегодня Олимпиады, задуманные французским аристократом-романтиком, как международный конкурс спортивных талантов, превратились в коммерческое предприятие, нацеленное на извлечение прибыли. Сам же спорт стал лишь средством для решения этой задачи.

Следствием процессов тотальной коммерциализации олимпийского движения стало то, что, развиваясь по законам экономики, оно пришло к закономерному кризису, который может поставить крест на дальнейшем существовании Олимпийских игр. По крайней мере, в том виде, к которому все привыкли.
И дело даже не в постоянных скандалах, связанных с коррупцией в рядах высокопоставленных функционеров Международного олимпийского комитета (МОК), предвзятым судейством и уж очень избирательной борьбой с допингом, который в той или иной форме принимают многие атлеты, но наказывают за это только обладателей российских паспортов. Со всем этим, в конце концов, можно при желании так или иначе справиться.
Однако есть проблема посерьёзнее. Дело в том, что Олимпиады стремительно утрачивают свою привлекательность для стран-организаторов. С каждым разом желающих принять главный всемирный спортивный форум становится всё меньше.
В сентябре в перуанской столице Лиме пройдет сессия МОК, на которой должна быть определена столица летней Олимпиады 2024 года. Когда два года назад стартовала выборочная кампания, казалось, что её концовка будет интригующей и захватывающей: заявки на проведение Олимпиады подали Париж, Рим, Бостон, Будапешт и Гамбург. Все эти города известны как крупные центры туризма, обладают большим опытом проведения спортивных соревнований самого высокого уровня, а французская и итальянская столицы в прошлом уже становились хозяйками Олимпиад.
Вероятно, увидев этот список, алчные чиновники МОК (а чего тут стесняться после стольких коррупционных разоблачений) уже довольно потирали руки в предвкушении «инспекционных» поездок по городам-претендентам, по опыту зная, что их власти постараются сделать всё, чтобы гостям понравилась именно их заявка. Но, увы, этим надеждам не суждено было сбыться.
Первым из гонки выбыл Бостон, мэрия которого посчитала, что не потянет организацию всемирного праздника спорта. Но тогдашняя администрация Обамы, стремившаяся утвердить первенство США во всех областях, очень хотела, чтобы Олимпиада прошла в их стране, и Бостон в спешном порядке заменили на Лос-Анджелес. 
Следующими отказниками стали рачительные жители Гамбурга, которые на референдуме проголосовали против проведения Олимпиады, видимо, посчитав, что «понаехавших» у них хватает и без спортсменов-олимпийцев.
Очередной удар по амбициям выборщиков из МОК прилетел с Апеннин, из Вечного города. Летом 2016-го там на выборах мэра победила тридцативосьмилетняя адвокатесса и зоозащитница Вирджиния Раджи, которая выдвигалась от популистской партии «Движение пяти звезд». Едва освоившись в руководящем кресле, римская градоначальница отозвала заявку на проведение Олимпиады, заявив, что решение о её подаче было безответственным и принималось без учета сложной финансовой ситуации в городе и стране.
Интригу с выбором олимпийской столицы 2024 года практически убили венгры. В начале этого года группа будапештских активистов выступила с инициативой проведения референдума по вопросу об отказе от проведения Игр. Всего за месяц в поддержку этой затеи было собрано двести тысяч подписей горожан. Этого оказалось достаточно: венгерский заявочный комитет решил не дожидаться предсказуемых результатов голосования, и Будапешт выбыл из олимпийской гонки.   
Таким образом, менее чем за полгода до сессии МОК в списке кандидатов осталось всего два претендента – Париж и Лос-Анджелес.
У французской столицы шансы выглядят предпочтительнее, хотя бы из тех соображений, что МОК старается не повторяться при выборе места для игр. Как и американский конкурент, Париж ранее дважды принимал Олимпиады, но последний раз это было почти сто лет назад. Лос-Анджелес же проводил Игры сравнительно недавно, в 1984-м, и они стали одними из самых скандальных из-за бойкота, устроенного странами социалистического блока во главе с СССР.
Не стоит забывать, что «город ангелов» вступил в гонку позже остальных, под давлением администрации Обамы. Как к этому проекту относится новый хозяин Белого дома, пока неизвестно, однако к числу фанатов спортивных зрелищ он явно не принадлежит, отдавая предпочтение конкурсам красоты. А учитывая постоянно декларируемое президентом-бизнесменом стремление оптимизировать (т.е. сократить) расходы на то, что не приносит стране ощутимой выгоды, можно предположить, что в Штатах не сильно расстроятся, если Олимпиаду не получат.
Однако есть вероятность, что Лос-Анджелес вообще останется единственным кандидатом. В начале марта в Париже, так же как до этого в Гамбурге и Будапеште, была зарегистрирована инициативная группа по организации антиолимпийского референдума. Пока жители самой гламурной столицы мира, увлеченные скандальными перипетиями кампании по выборам президента страны, не проявляют к нему большого интереса, но после того, как Франция обретёт нового руководителя, ситуация может измениться. По крайней мере, социологические опросы фиксируют стабильный рост числа парижан, не желающих видеть в своем городе Олимпиаду.
Так что вполне может получиться, что в сентябре на сессии МОК в Лиме пройдут безальтернативные выборы.
В принципе, это можно было бы объяснить неудачным стечением обстоятельств, если бы речь не шла об устойчивой тенденции, свидетельствующей о том, что с каждым разом находить место для Олимпиады становится всё труднее. Это относится не только к объективно затратным летним, но и к сравнительно дешёвым зимним Играм.
Раньше, скажем, лет двадцать назад, ситуация была совсем иной. От желающих принять у себя Олимпиаду в буквальном смысле не было отбоя. Считалось аксиомой, что ее проведение – это не только почётно и престижно, но и выгодно. Ажиотаж был настолько велик, что МОК разбивал отбор на этапы, чтобы отсеять наименее подготовленных претендентов. Однако даже после этого до финала доходило не менее четырёх городов-кандидатов.
Так было вплоть до выборов столицы зимней Олимпиады-2018, на проведение которой было подано всего три заявки, что стало худшим показателем за последние десятилетия. Тогда предсказуемо победил южнокорейский Пхёнчан, до этого уже дважды безуспешно претендовавший на право проведения игр, но уступивший сначала Ванкуверу, а потом Сочи.
Ещё более чахлая интрига была при выборе места для зимней Олимпиады 2022 года. Хотя изначально о своем желании принять её заявили шесть городов, четверо из них – Осло, Краков, Стокгольм и Львов – по разным причинам досрочно отозвали свои заявки. В итоге членам МОК пришлось выбирать между Пекином и Алматы; при этом казахская столица еще на старте рассматривалась как заведомый аутсайдер и ей дали дойти до финала, только для того, чтобы сохранить подобие интриги.
Сейчас ситуация еще хуже. Из двух оставшихся претендентов на летнюю Олимпиаду-2024 ни один не горит желанием стать её столицей. И понять их можно. Главная проблема для организаторов состоит даже не в том, чтобы построить (реконструировать) спортивные объекты и гостиничные комплексы, а в том, чтобы как-то задействовать их потом, «отбив» хотя бы часть понесённых расходов и не дав им превратиться в гигантские «чемоданы без ручек».
У всех перед глазами печальный опыт Афин, власти которых уже второе десятилетие вынуждены изыскивать средства на поддержание хиреющих стадионов и спорткомплексов, сооружённых к Олимпиаде-2004. Хитом соцсетей стали свежие фотографии арен Рио, производящие впечатление давно заброшенных, хотя лишь в прошлом августе на них вовсю кипели спортивные баталии. С подобными проблемами сталкиваются власти Пекина, Ванкувера, Турина и других бывших олимпийских столиц.
Конечно, МОК осознаёт проблему и пытается найти выход из ситуации. Его глава Томас Бах постоянно говорит о необходимости удешевления Игр и недопустимости роста их бюджета. Для этого МОК даже готова снизить требования к объектам, принимающим Олимпиаду. Однако наплыва желающих принять у себя главный спортивный праздник всё равно не наблюдается...
В этой ситуации возникают интересные перспективы. Скажем, можно выступить с инициативой предоставить России без всякого конкурса право на проведение и зимних (в Сочи), и летних (в Москве) Олимпиад после 2024 года, раз уж никто особо на эту роль не претендует. Благо, и необходимый опыт, и значительная часть инфраструктуры у нас уже есть. Плюсы для всех очевидны: один раз построенные олимпийские объекты всё время в «работе», не надо постоянно возводить новые. Отпадает необходимость каждые два года мучиться с поиском, инспектированием и отбором кандидатов. Можно сразу заключать долговременные контракты со спонсорами и телекомпаниями с привязкой по месту. Спортсмены будут выступать на знакомых аренах и им не потребуется дополнительная адаптация. И много чего ещё. 
Тем, кто захочет поговорить о монополизме (а такие, безусловно, найдутся), можно напомнить, что во многих видах спорта, например, в большом теннисе и шахматах, топовые состязания из года в год проводятся в одних и тех же местах, и все к этому давно привыкли. И чем в этом смысле Олимпиада отличается от турниров Большого шлема, никогда не менявших прописку? Ведь ни у кого не вызывает возмущения, что Организация объединенных наций постоянно заседает в Нью-Йорке, хотя это не очень справедливо по отношению к другим странам.         
Наверняка, такое радикальное предложение по Олимпиадам найдет сторонников в руководстве МОК. Не все же там русофобы и коррупционеры. А взамен можно обоснованно рассчитывать на то, что спортивные и околоспортивные чиновники наконец-то прекратят троллить Россию, придумывая для представляющих её олимпийцев и параолимпийцев всё новые обвинения и наказания.
Но даже если с этой затеей ничего не выгорит, не беда. Сам факт её появления заставит наших «заклятых друзей» принять меры, чтобы не допустить превращения Москвы и Сочи в несменяемые олимпийские столицы. Для этого им придётся предложить себя, а значит, опять появится конкуренция среди желающих провести Олимпиаду. Уже за одно это МОК будет нам безмерно благодарен. После такого о «докладах Макларена» и «разоблачениях Родченкова» можно будет надолго забыть.  
                  
Максим Корнилов
 

Добавление комментариев:
Имя
Текст
Ввведите ответ на контрольный вопрос в синем поле:
Какой сейчас год по календарю?
Читайте в рубрике
Кто отменил в этом году лето в России.
читать далее >>
13 июля 2017
Две философии, которым вместе не сойтись.
читать далее >>
05 июля 2017
Как пьяное хулиганство приводит к большим международным проблемам.
читать далее >>
29 июня 2017
Про то, как вор у вора дубинку украл.
читать далее >>
23 июня 2017