22 августа 2017
Точка отсчета

Дракон по имени НОАК расправляет крылья

Как в Поднебесной отмечают 23 февраля по-китайски (Часть 2).
Не успев толком закончить гражданскую войну, НОАК оказалась вовлечена в корейскую мясорубку. Назвать этот эпизод боевой истории китайского воинства успешным можно лишь с большой натяжкой.
С одной стороны, «китайские добровольцы» маршала Пэн Дэхуая не позволили уничтожить союзную КНДР, но с другой – основная задача, состоявшая в объединении под красным флагом всего полуострова, не была решена.

Линия фронта замерла примерно там же, где проходила до начала войны.Опять же, потери китайцев были очень большими и заметно превосходили те, что понёс противник – т.н. «войска ООН».
В тот период НОАК достигла своей максимальной численности в шесть миллионов с четвертью солдат и офицеров. Пожалуй, никогда и ни у кого не было такой огромной армии, и, наверное, уже никогда не будет.
Последующие эпизоды боевого использования НОАК носили в основном локальный характер. Среди них были как успешные (захват Тибета в 1959-м, пограничные конфликты с Индией в 1962-м и 1967-м), так и не очень (бои в Тайваньском проливе в 1950-х, инцидент на острове Даманский в 1969-м, «первая социалистическая война» с Вьетнамом в 1979-м).
Кроме того, НОАК принимала активное, но весьма неоднозначно оцениваемое участие в событиях «великой культурной революции». Армии также принадлежит решающая роль в подавлении студенческих выступлений на площади Тяньаньмэнь в 1989-м, по поводу которых до сих пор нет единства мнений – то ли это был задавленный порыв народа к свободе, то ли неудачная попытка «цветной революции по-китайски».
В общем, девяностолетняя история НОАК представляет собой летопись сомнительных побед над априори более слабыми противниками. Противостояния с более-менее равными по силе заканчивались для китайских военных в лучшем случае боевой ничьей.
Хотя правящая компартия прилагала колоссальные усилия, чтобы представить боевой путь НОАК в максимально благоприятном победном свете, эта картина годилась только для внутреннего потребления. Понимали это и в Пекине, поэтому широко праздновать 1 августа в стране было не принято.
Долгое время основными козырями НОАК являлись её многочисленность и неисчерпаемость мобилизационных ресурсов. На этих факторах базировалась тактика боевого применения войск, которые должны были действовать в наступлении методом «людских волн». От тех времён сохранились анекдоты, вроде следующего.
В штабе НОАК планируют нападение на СССР. Командующий показывает на карте направления ударов, комментируя:
- Первая армия наступает на Читу, вторая – на Благовещенск, третья – на Хабаровск, четвёртая – второй эшелон.
Вопрос из зала:
- Товарищ командующий, а танки где пустим?
Генерал ненадолго задумывается, потом тычет указкой в карту:
- Один – здесь, второй – тут.
- А куда третий?
- Третий оставим в резерве.   
Смех смехом, но проводившиеся в Советском Союзе натурные эксперименты показали, что в случае реального боя наша штатная мотострелецкая рота, используя имеющееся вооружение, была в состоянии полностью выкосить три первых прущих на неё «волны» и остановить четвёртую, зато пятая и шестая гарантированно накрывали ротный опорный пункт, выводя в прорыв тех, кто шёл следом.
Приоритет в боевой подготовке НОАК отдавался не столько обучению солдат приёмам применения вооружения, сколько формированию у них психологической готовности ценой жизни выполнить поставленную боевую задачу. Ущербность такого подхода наглядно показала война с Вьетнамом, когда некоторые китайские части, понеся огромные потери, отказывались идти в очередную атаку. Тогда в Пекине задумались над необходимостью проведения глубокой реформы и модернизации армии. Эта работа была начата в 1980-е под руководством «мудрого улыбчивого хитреца со стальным сердцем» Дэн Сяопина и продолжается до сих пор.
За минувшие годы китайцы радикально переписали свои боевые уставы и наставления, поменяли программу обучения войск, вернули знаки различия и воинские звания (в 1960-1970-е бойцов от командиров отличали только по числу карманов на тужурках), несколько раз переодели военнослужащих, упразднили военные округа, введя вместо них зоны боевого командования, насытили войска передовой техникой и вооружением, учредили новый род войск стратегической поддержки, на который возложен широкий круг задач - вплоть до ведения кибервойны и проведения информационных операций.
Наглядным признаком качественного изменения китайской армии стал её нынешний юбилей. К девяностолетию НОАК был приурочен грандиозный военный парад, состоявшийся на полигоне Чжучжихэ во Внутренней Монголии, которому предшествовали проведённые там же впечатляющие по масштабу манёвры.
В отличие от России, где граждане ежегодно на 9 Мая имеют возможность полюбоваться на слаженное прохождение войск по московской брусчатке, в Поднебесной подобные мероприятия проводятся не часто. Нынешний парад стал всего лишь пятым за последние тридцать с лишним лет. Однако предыдущие были посвящены годовщинам образования КНР, которые отмечаются 1 октября, и 70-летию Победы во Второй мировой войне. Они проводились в Пекине на площади Тяньаньмэнь и больше напоминали театрализованные представления – с оркестрами, иностранными гостями на трибунах, коробками солдат в парадной форме своих родов войск, женским батальоном в белоснежных юбках и блестящих сапогах, макетами боевой техники и прочими аттракционами. 
Нынешний парад принципиально отличался от предшествующих как поводом (впервые он был приурочен к Дню НОАК) и местом проведения (в нескольких сотнях километров от Пекина), так и содержательно. Все двенадцать тысяч его участников, включая верховного главнокомандующего – генсека КПК, председателя КНР и обоих центральных военных советов Си Цзиньпина, были облачены в полевую форму, что символизировало готовность войск немедленно вступить в бой.
В параде приняло участие свыше 600 единиц боевой техники, в том числе новейшие образцы, которые ранее не демонстрировались публично. Среди них были истребитель-«невидимка» пятого поколения J-20 «Ченду», система залпового пуска самоуничтожающихся дронов ASN-301, самоходный комплекс HJ-10, способный поражать не только танки и прочую бронетехнику, но и вертолеты, а также множество других новинок китайской оборонки. Гвоздём программы стала провезённая по пустыне на мобильной платформе сорокотонная туша межконтинентальной баллистической ракеты «Дунфэн 31AG», представляющая собой местный аналог нашего «Тополя-М».
Чтобы ни у кого не возникало сомнений, по поводу чего устроен весь этот сыр-бор, пролетевшие над войсками вертолеты выложили в небе иероглифы «1 августа» и «90».  
По всей видимости, руководство КНР пришло к мнению, что миру наконец-то стоит узнать, что из себя на самом деле представляет и как выглядит нынешняя китайская армия. Увиденное впечатлило многих.              
По оценкам экспертов, сейчас НОАК является вполне современной военной силой, которая способна эффективно отстаивать интересы КНР, правда, пока только в прилегающих регионах. Однако дракон по имени НОАК уже расправляет крылья, которые со временем могут закрыть солнце. По крайней мере, китайцы уже строят военную базу в Джибути, на далеком Африканском Роге. Вероятно, на этом они не остановятся.

Леонид Маринский

Добавление комментариев:
Имя
Текст
Ввведите ответ на контрольный вопрос в синем поле:
Какой сейчас год по календарю?
Читайте в рубрике
Ритуальная творческая активность 2017-го (Часть 2).
читать далее >>
13 октября 2017
Ритуальная творческая активность 2017-го (Часть 1).
читать далее >>
10 октября 2017
Как учили воевать в русской армии.
читать далее >>
02 октября 2017
О вреде «культуры компромисса».
читать далее >>
26 сентября 2017