10 октября 2017
Точка отсчета

Нечистая сила

Ритуальная творческая активность 2017-го (Часть 1).
Чем ближе юбилей начала очередной русской смуты, тем громче голоса тех, кто спрашивает, какими творческими достижениями отмечают мастера культуры столетнюю годовщину революции. И недоуменно разводят руками: «Матильдой».
Следует, однако, признать, что не одной Матильдой Феликсовной беременно наше время. Свой вклад в осознание значимости юбилея решил внести и режиссёр Николай Губенко. В декабре нынешнего года в театре «Содружество актеров Таганки» он выпускает спектакль «Нечистая сила» по одноимённому роману Валентина Пикуля.

Оба события – и «Матильда», и «Нечистая сила» – к столетию Великой Октябрьской социалистической революции. Но рассказывают они, что характерно, не о свержении Временного правительства, а о судьбе последнего российского самодержца. Тенденция, однако. Или спецзаказ. А ведь фильмы и спектакли типа «Троцкий в Октябре», «Зиновьев и Каменев в Октябре» или «Сталин в Октябре» соответствовали бы юбилейной тематике в куда большей степени.
В итоге получается, что именно большевики и левые эсеры свергли русского царя. Ритуально убили – это да; но свергли-то его совсем другие. Вот и поучается: куда режиссёр Учитель с «Матильдой», туда и режиссёр Губенко с «Нечистой силой».
Как сообщает газета «Вечерняя Москва», это будет мультимедийная постановка:
«Вот на экране мелькают кадры кинохроники, сменяющиеся полотнами русских художников, фрагментами из художественных фильмов: Кровавое воскресенье, Цусимское сражение, коронация Николая II, вальс Наташи Ростовой и Андрея Болконского из «Войны и мира» Сергея Бондарчука. А ещё – фотографии Григория Распутина и портреты исторических фигур...
Новый спектакль требует от артистов выносливости, в нём более ста персонажей, и у каждого из труппы по нескольку ролей. Николая II репетируют А.Елизаветский и В.Базынков, на роль Распутина выбран заслуженный артист России М.Басов…»
Показательно, что спектакль на Таганке ставится по роману Пикуля, благодаря которому за писателем в либеральных кругах закрепилась слава «антисемита», а не по известной пьесе А.Н.Толстого и П.Е.Щёголева «Заговор императрицы».
Пьеса двух бойких циников и фальсификаторов, - «красного графа» и Щёголева, - получившая один-единственный положительный отзыв в советской прессе, должна была лечь и в основу фильма, посвящённого последним дням Российской империи. За выполнение этой задачи взялся в 1966 году кинорежиссер Иван Пырьев. Однако он отчего-то бросил эту затею и отдал её на реализацию Элему Климову, который и снял фильм «Агония».
Климов отказался от «картонной поделки» Толстого-Щёголева и предложил написать сценарий И.Нусинову и С.Лунгину, с которыми снимал фильм «Добро пожаловать, или посторонним вход воспрещён».
Роман же «Нечистая сила», столь полюбившийся Губенко, написан в 1972-1975 годах, а его сокращённая версия впервые увидела свет в 1979-м. В перестроечные времена эта книжка издавалась огромными тиражами.
Однако сегодня роман прочно забыт, и потому надо сказать о нём пару слов, поскольку спектакль Губенко носит именно пикулевское название, демонстративно отсылая к скандальному роману.
Начинается он с упоминания имени Матильды Кшесинской – «совы реакции». Уже одно это может привести в недоумение. Если речь идёт о политической реакции, то при чём здесь прима-балерина императорского театра? Ну да, художник, скорее всего, «так видел», перепутав Матильду Феликсовну с другой страшилкой, К.П.Победоносцевым, простершим, по выражению Александра Блока, над Россией «свои совиные крыла».
Каков же образ царя в изображении Пикуля?
Обращаясь ко всем Романовым, пикулевская вдова-царица Мария Федоровна заявляет:
«Мой сын неспособен править Россией! Он слаб. И умом и духом. Ещё вчера, когда умирал отец, он залез на крышу и кидался шишками в прохожих на улице… И это – царь? Нет, это не царь! Мы все погибнем с таким императором…»
Представляете себе сидящего на крыше 25-летнего наследника престола, кидающегося шишками в прохожих? Если да, то можно лишь восхититься читательской фантазией.
Николай, по Пикулю, ещё и любитель бульварных журналов:
«Из писателей же пуще всех ценил Гоголя, ибо его шаржированные герои выглядели ублюдочно-идиотски. Николаю нравилось отражение русской жизни в кривом зеркале, его забавляло и тешило, что Гоголь видел в России только взяточников, мерзавцев, сутяг и жуликов, - понятно, что рядом с его нищими духом героями Николай II, конечно же, во многом выигрывал…»
Даже любовь к Гоголю автор романа ставит царю в вину.
Прост был Пикуль, ох, прост! И что бы ему было поинтересоваться, что на самом деле означает евангельское «нищие духом»…
Николай, по Пикулю, весьма неразборчив в интимных связях. «Однажды в Царском Селе цесаревич соблазнил молодую еврейку, обещая сделать ее царицей (! – Ред.); эту еврейку тут же сослали в Сибирь, чтобы она не растрепала эту дикую новость…»
У Пикуля Николай любит прифрантиться:
«Серая «тройка» с жилетом, на голове – котелок, в руке – тросточка. Напоминал он при этом лабазного приказчика из Сызрани или Тамбова. Носил сиреневые кальсоны. Но англичане, природные джентльмены, кальсон цесаревича не замечали…»
Автор пытался развенчать царя уже не только политически, но и эстетически. Правда, сейчас в интернете можно посмотреть реальные фотографии царя «в штатском» и сравнить свои впечатления с фальшивым пикулевским образом.
Чуть позже, по Пикулю, «цесаревич заболевает секретной болезнью, а лечиться, во избежание сплетен, его отправляют в... Японию. Во время плавания братья Георгий и Николай пьянствуют и заводят на палубе «бесовские игры». Приревновав брата к Матильде, Николай сбрасывает его в трюм.
Глубока пикулевская мысль:
«Когда революция сошлет Николая II с его семейством в Екатеринбург, там, сидя на бревнах, сваленных возле дома купца Ипатьева, царь на свой лад осмыслит давно минувшее в юности. «Господь Бог покарал меня за Георгия, - говорил Николай. - Это я виноват в смерти брата. Если б не пихнул его тогда в люк, Бог не гневался б на меня – и не было б революции на Руси…»
По Пикулю, возникает ещё и некий порочный четырехугольник: генерал Орлов – любовник императрицы и Вырубовой; Николай – муж Аликс и любовник Вырубовой.

Борис Куркин

Добавление комментариев:
Имя
Текст
Ввведите ответ на контрольный вопрос в синем поле:
Какой сейчас год по календарю?
Читайте в рубрике
«Общественное правосудие» начинает и выигрывает.
читать далее >>
12 декабря 2017
Заставь Росгвардию оружием заниматься… она лоб расшибёт.
читать далее >>
07 декабря 2017
Саудовский 1439 год – это наш 1937-й или наш 1916-й?
читать далее >>
28 ноября 2017
С такими «бойцами» любую войну можно проиграть.
читать далее >>
23 ноября 2017