Суббота, ноября 17, 2018

Собрались мы на завалинке, и как-то сам собою зашёл разговор о том, кто и какой праздник будет праздновать в ноябре.
Все сошлись на том, что Казанскую будем отмечать обязательно, всей деревней. А вот конюх Пахомыч прибавил, что будет отмечать ещё и 7-е число, потому как за годы советской власти его организм приучен к употреблению в этот день горячительного. И никакой политики.
Лишь продавщица сельпо Люська сказала, что день народного единства она отмечать решительно не намерена, поскольку не знает, с кем ей в масштабах страны единяться, и прилично ли это для женщины.

Тут-то участковый Ёлкин и обвинил её в аполитичности. Но не так, чтобы оформить привод в участок, а прочитал лекцию.
Для начала он напомнил, что Великий государь Алексей Михайлович ещё в 1649 году – в год принятия Соборного Уложения – повелел праздновать Казанскую как государственный праздник изгнания интервентов и прекращения Смуты, т.е. гражданской войны и усобицы.
Так что Казанская – ежели мы ведем своё духовное родство не от комиссаров в пыльных шлемах, а от Микулы Селяниновича и Владимира Красного Солнышка – есть важнейший политический праздник. Иными словами, те, кому дороги отцов и дедов дороги, просто обязаны праздновать Казанскую, будь они хоть трижды вольнодумны, т.е. таковы, что мысли у них, словно мухи без пристанища, там и сям вольно летают.
И вот ведь какая штука: праздновали Казанскую вплоть до 1917 года, когда новая Смута началась. Новые смутьяны проявили себя как потомки интервентов-ляхов: могилы Минина и Пожарского осквернили и разбили, а храм в честь Казанской Божией Матери, что на Красной площади в Москве стоял, порушили и установили на его месте свой сортир.
Это всё, что нужно знать о большевизме и комсомоле.
И вот, такие вирши печатались (например, в «Комсомольской правде»):
«Я предлагаю Минина расплавить,
Пожарского. Зачем им пьедестал?
Довольно нам двух лавочников славить,
Их за прилавками Октябрь застал,
Случайно им мы не свернули шею
Я знаю, это было бы под стать.
Подумаешь, они спасли Россию!
А может, лучше было не спасать?..»
Одним словом, красные проявили себя как пособники поляков и верные ленинцы – национал-пораженцы, враги Родины. Они русским патриотам и после их смерти мстили, как идейные потомки ляхов и прочих французов и турок.
Ой, сколько же памятников воинской славы было порушено после октября 1917-го... Даже памятник на Бородинском поле вместе с могилой Багратиона взорвали.
В общем, чистой воды смердяковы. Тьфу!
И тут все строго посмотрели на Пахомыча, который условную дату начала новой Смуты на пару с зелёным змием отмечать собрался. И съёжился Пахомыч. И что-то про «желудочные трясения» на ежегодные 7 ноября забормотал.
Умолк Ёлкин. И мы все притихли. А потом загасили папироски и порешили устроить 4 ноября в нашем селе Крестный ход, во ограждение нашей малой родины от всякой нечисти и в память о наших великих христолюбивых пращурах.
Да и с затянувшейся в головах Смутой тоже кончать пора.

Все заметки:

Яндекс.Метрика