Суббота, декабря 15, 2018

Президент России на встрече с чинами прокуратуры и Росгвардии поставил задачу ужесточить оружейное законодательство. В целях профилактики трагедий.  
Насколько такие страшные преступления можно спрофилактировать, вопрос риторический. Но приказы, как известно, не обсуждаются.
Задача, прямо скажем, не из простых: российское оружейное законодательство неплохо продумано, и внесение изменений может сломать всю систему. К решению дилеммы – и наказ выполнить, и сделать всё так, чтобы не стало хуже – подключились законодатели.
Но лучше бы они это не делали...

Разумеется, отметилась депутатка Ирина Яровая – известная сторонница запрещений, ограничений и ужесточений. Она предложила обусловить получение лицензии на приобретение оружия предъявлением не только справки и характеристики с места работы, но зачем-то ещё и копией налоговой декларации…
Народная избранница показала недюжинное знание правовых аспектов этой темы. Так, она заявила, что сегодня граждане с 18 лет могут стать владельцами «нескольких видов оружия» (интересно, каких именно?), но только для покупки оружия «повышенной убойной силы», - гладкоствольного для охоты и обороны, - достаточно просто иметь охотничий билет.
В связи с этим вспоминается герой анекдота – абитуриент литинститута, который не читал Пушкина и Гоголя, поскольку пришел учиться не на читателя, а на писателя.
Вообще-то для первичного приобретения огнестрельного длинноствольного гладкоствольного оружия необходимо пройти медкомиссию, получить справки о том, что нет медицинских противопоказаний. Далее нужно окончить курсы первичного обучения, получить акт участкового о наличии условий хранения оружия (т.е. сейфа). Затем – пройти проверку на предмет отсутствия судимости и административных взысканий. Причем, если оружие приобретается для самообороны, а не для охоты, то охотничий билет вообще не нужен.
Но все это скрыто от Яровой, которая настолько занята законотворчеством, что углублённо изучать существующую правовую базу ей недосуг.
Можно вспомнить, как в свою бытность президентом России Дмитрий Медведев в 2010 году после очередного ЧП поведал, что, оказывается, можно купить травматический пистолет в подземном переходе по паспорту, и поэтому необходимо запретить свободный оборот оружия в стране (вероятно во второй раз, так как он уже был запрещён после революции 1917 года).
В этом своём историческом выступлении нынешний премьер называл пистолеты то «травматическими», то «пневматическими», вероятно, полагая, что это слова-синонимы, и потребовал ужесточить законодательство.
В принципе, было бы достаточно доложить тогдашнему главе государства, что указанные недостатки устранены, свободный оборот прекращён, а травматические пистолеты больше не продаются по паспорту в подземных переходах. Однако законодатели не пошли по лёгкому пути и ужесточили оборот травматического и, на всякий случай (поди, разбери, что босс имел в виду), ещё и пневматического оружия.
Результат последовал быстро: люди стали отказываться от «травмата», причём, многие его просто «потеряли». Можно предположить, что часть этих «потеряшек» превратилась в криминальный короткоствол.

Все заметки:

Яндекс.Метрика