Пятница, марта 22, 2019

Захожу я давеча в кибер-пространство и читаю новость про то, как бывший телемагнат руки на себя наложил. Но не в Англии, а в Гишпании.
Сразу же в нашем селе пошли слухи, что это жена его довела. Точнее, жёны, ибо был он по юридическому факту двоежёнец и разводился мучительно – «через борьбу и по необходимости», как говорил один древний греческий философ. Через борьбу с адвокатами бывшей благоверной и по необходимости спасать в заморских странах нажитые праведными трудами каменные палаты.
О том, что ушёл магнат вольной волею, сообщено было позднее. И задумался я: «Неужто богатые тоже плачут, и от безнадёги в петлю лезут?»

Но не придал я этой вести значения, потому как не люблю я, когда человек душу свою на вечные муки обрекает. Это новость для гламура среднего пошиба: эка невидаль – от злой жены-процентщицы, фигурально выражаясь, в петлю полезть! Это вам не в Солсбери тихо-мирно пивко потягивать...
Захожу я в сельпо (вечером гости нагрянут), а продавщица Люська меня с порога спрашивает:
- Слыхал?
- Как не слыхать, - говорю ей. - Только об том и долдонят. Точно злодеев, на Скрипалей покушавшихся, с поличным взяли…
- Я думаю, - говорит Люська, - что это его Ксюша грохнула. Чтоб никто не узнал, что в её предвыборном генштабе творилось. Они же там, все как один, креативщики!
- Тебе бы, Люська, Агатой Кристи работать. Или штатным политологом на «Сарафанном радио», - отвечаю я ей, а сам ассортимент «Мира Европы» изучаю. Не придал я Люськиной версии подобающего значения.
Выхожу с покупкой, а навстречу мне наш участковый Ёлкин.
- Слыхал? - спрашиваю я его вместо приветствия.
- Как не слыхать! - отвечает мне наш Шерлок Холмс, а сам мундштук папироски продувает.
- И что на все это скажешь? - спрашиваю. И Люськину версию ему пересказываю.
Прищурился Ёлкин и говорит:
- А где такое видано, чтобы мужик без причин с места сорвался и срочно в другую страну полетел, чтобы там, не мешкая, удавиться?
- Так он инсульта боялся, - отвечаю я. - Меркантильная жена не токмо до сумы и алкоголизма, а ещё и до передоза снотворного доведёт.
- Ну да,- говорит, выпуская дым, Ёлкин. - Не ждать же ему было, когда его паралич разобьёт…
Посмотрел я нашему участковому в глаза, и загорелась у меня в мозгу фраза одного давно позабытого киногероя: «Кто обманет Джагу, того ждет это!»
- Вот именно! - отвечает мне телепатически Ёлкин. Он не только Агату Кристи, но  ещё и мысли читает; работа у него такая. И подумалось мне, что работа участковым у него – прикрытие, а сам он по другому ведомству служит. Пусть и на пол-ставки.
Не удивлюсь, если узнаю, что он в свободное от службы время ещё и детективы пишет под грифом «До прочтения сжечь».
А ещё решил я для себя, что в Гишпанию кататься нынче стрёмно: могут на тебя и труп повесить. С них станется. Пойду, от греха подальше, билеты сдавать.

Все заметки:

Яндекс.Метрика