24 марта 2017
Заметки народного политолога

Юбилей двух бунтов

Пришла к нам из райцентра директива провести мероприятие по случаю столетней годовщины революции. Правда, какой именно, или обеих сразу, указано не было. И методички не прислали. А те, что у нас были – из прошлого века, так что пользоваться ими было бы политически ошибочно.
Проведение мероприятия возложили на директора нашего краеведческого музея Азалию Дормидонтовну и Клаву, главного менеджера избы-читальни.
И вот, пришли мы на собрание в клуб. Даже участковый Ёлкин пришёл, но не как представитель власти, а как член в муках рождающегося гражданского общества и уже изрядно подзабытого правового государства.

Открыла заседание Дормидонтовна. Как человек творческий, интеллигентный и образованный, речь она вела всё вокруг да около, поскольку в нашем селе относительно известных событий бытует хрупкий плюрализм. Проще говоря, кто во что горазд, но без драк и взаимных оскорблений.
И тут наш конюх Кузьмич встаёт и спрашивает:
- А как в качестве гражданина правового государства я должен относиться к бунтам против законной власти?
Притихла Дормидронтовна. Но скоро нашлась, и перевела заседание в русло обсуждения вопроса о необходимости поиска и определения национальной идеи.
Персональный пенсионер Лукич вспомнил про то, что в свое время, когда за вольнодумство в виде выработки этой самой идеи и посадить могли, в узких кругах родилась мечта, что и на Марсе будут яблони цвести. Однако эти воспоминания были с негодованием отвергнуты  собранием.
Доярка Глафира так прямо и сказала:
- Зачем яблоки на Марсе выращивать, если они у нас на земле гниют, а перерабатывающие мощности за тридевять земель, да и те слабосильные...
А из зала кто-то выкрикнул:
- Ну, а какая национальная идея у тевтона – гегельянство? А у француза – лягушатина с театром абсурда? Или у хитрого англичанина – морями править? То-то они ими нынче правят!..
И тогда встаёт Клава и, чуть не плача, начинает цитировать сумасшедшего Чаадаева, утверждавшего, что Русь-матушка никакого вклада в цивилизованный общак не внесла – ни наук, ни искусств, ни даже завалящей философии не придумала. И даже Пушкин этому Чаадаеву возражал робко: дескать, защитили мы цивилизованные европы, и в том наша миссия.
Но тут выступил сторож Пахомыч:
- А что ещё мог сказать православный Пушкин нехристю Чаадаеву?
Дальше Пахомыч развил свою мысль в том ключе, что обо всём потребном для жизни и спасения души сказано в Евангелии, а науки, искусства и философии – суть человеческая отсебятина, ложное умствование как следствие избыточного свободного времени, когда всякая дурь в башку лезет. А русскому мужику умствовать некогда, в нашем климате выживать надобно. Вот, не успел вовремя сена накосить, и считай, что помер с голоду. В общем, удел наш – труд в поте лица своего. Как и заповедовано.
Загудело собрание.
- Мужик дело говорит! - отозвался с места счетовод Евстафьич.
Хотела было Клава Пахомыча в обскурантизме уличить, да призадумалась. Кто-то ляпнул, было, про права человеков как национальную идею, но его на смех подняли, потому как извращенцев в нашем районе не наблюдается, а гуманитарно бомбить мы никого не собираемся. Ну, разве что в ответ. Причём, не обязательно точечно, а как получится...
И тогда встала взволнованная Дормидонтовна и говорит:
- Поняла я, в чём наша национальная идея! Она в том, чтобы мир от гибели удерживать, потому как мы есть какое-никакое православное государство, хоть и чуток демократическое с правовым. И Россия – единственный заслон против зверства извращенцев и прихода антихристова. Еврочеловеки со своей толерантностью скоро и Христа-Бога у себя запретят. Так что удерживающие мы. Весь мир, крещёный и некрещёный, от погибели удерживаем. Вот наша национальная идея!
Тут все в зале без различия пола, возраста и политических убеждений устроили Дормидонтовне овацию. Кто-то даже в честь Третьего Рима здравицу огласил и последнего царя православного добрым словом помянул.
- Без царя народ сирота, - сказал, когда все уже отдышались, Ёлкин.
Как только бурные и продолжительные аплодисменты на убыль пошли, ворвался в залу Илья, агронома нашего Нестора сын. Все так и ахнули, потому как он тридцать лет и три года на печи лежал по причине слабости ног, и ни одна клиника из-за отсутствия страхового полиса его не принимала.
Оглядел Илья притихшую залу, да и спрашивает грозно:
- Куда вы, ироды, нашего царя дели?!
Хорошо ещё, что в тот день из райцентра к нам уполномоченного не прислали, не то бы великий скандал вышел, а может, даже и революция в отдельно взятом селе.
 

Добавление комментариев:
Имя
Текст
Ввведите ответ на контрольный вопрос в синем поле:
Какой сейчас год по календарю?
Читайте в рубрике
Всё-таки давно пора вводить для наших законодателей и управителей обязательный экзамен на знание народной жизни. А то каждый раз получается «как всегда».
Вот, взять, к примеру, закон о самозанятости населения. Аж целых сорок человек на всю державу в том законе отметились. С какого горя они это сделали – вопрос излишний, ибо он не из области общественных отношений. Тут дело, скорее всего, в личных обстоятельствах и особенностях воспитания.

читать далее >>
23 мая 2017
Я всегда любил праздник 1 мая. С детства в семье была традиция в этот день с утра (примерно к 10.00) накрывать праздничный стол с обязательным салатом оливье, включать чёрно-белый телевизор «Темп» и смотреть военный парад…
Да-да, тогда парады на Красной площади проводились 7 ноября и 1 мая.
И праздничное настроение на целый день было обеспечено. Да ещё и салют вечером…
А вот сегодня… Верно говорят и социологи, и не-социологи: праздник медленно, но верно теряет своё значение.

читать далее >>
01 мая 2017
Что сразу бросается в глаза, когда на демократа смотришь? Правильно: это его беспримерная гордыня. Комплекс всезнайства. Он понимает и ведает, как обустроить Россию, мир, вселенную. На чём базируется эта уверенность? Ну, хотя бы на том, что демократ умеет болтать на парижском арго. Примеры? Французские энциклопедисты.
Всё начиналось, как вы помните, хорошо: «Эгалите, либерте, фратерните...»

читать далее >>
25 апреля 2017
Высадился в нашем селе десант какого-то института по изучению общественного мнения. Зазвали нас в сельский клуб. Президиум, стол, зеленое сукно, трибуна, графин с гранёным стаканом...
После того, как староста наш «десантников» представил, дали слово главному гостю в очках. И спрашивает он нас:
- Как вы, господа, относитесь, к демократии? И за какую партию голосовать намерены, ежели случится такая нужда?

читать далее >>
24 апреля 2017