Какие решения предлагают нефтяники Азербайджана, Казахстана и Туркмении для выхода из наметившегося "энергетического штопора" и борьбы с последствиями мирового экономического кризиса?

На фоне "ценовой войны" за нефтяной рынок кавказские и центральноазиатские соседи России стараются дистанцироваться от экономических потрясений и найти новые пути для решения своих энергетических проблем. В ответ на актуальные вызовы Баку, Астана и Ашхабад, к примеру, готовятся привлечь средства крупных зарубежных инвесторов для увеличения объемов экспорта своей нефти в ЕС, Турцию, Китай и Индию. Предлагаем подробнее познакомиться с мерами, которые сегодня предпринимают нефтедобывающие компании Азербайджана, Казахстана и Туркмении для борьбы с заставшим их врасплох мировым энергетическим кризисом на фоне потрясшей весь мир коронавирусной истерии…

Транзитные и нефтедобывающие страны Центральной Азии и Закавказья после падения сырьевых цен на нефть испытали серьезную рецессию. И если Россия при этом имеет определенный запас прочности, то большинство российских соседей находятся в патовой ситуации. 

Так, бюджет Азербайджана на 2020 год был сверстан из расчета прогноза цены на нефть марки Azeri Light на уровне 55 долларов за баррель. Текущее мировое падение котировок углеводородов привело к сокращению нефтяных доходов Баку на 16%. Однако компенсировать столь заметное падение цен на нефть существенным увеличением объемов добычи у Азербайджана при этом вряд ли не получится. На фоне кризиса пока достаточно скромно, но все же уже звучат в Баку заявления о необходимости модернизации и расширения нефтеперевалочных портов Азербайджана в целях увеличения транзита азербайджанского "черного золота" на восток – в Китай и Индию.

Такая же ситуация наблюдается и в Казахстане. В частности, сегодня казахские энергетики всерьез задумываются об ускорении темпов реализации инфраструктурных проектов, которые до настоящего времени продвигаются, можно сказать, не шатко-не валко. В контексте развивающего кризиса Казахстан намерен увеличить объем инвестиций в свой проект прокладки нефтепровода по дну Каспийского моря, который в перспективе должен соединить месторождения казахстанского Прикаспия с уже действующим нефтепроводом "Баку-Тбилиси-Джейхан", принадлежащим BP и Азербайджану.

Туркмения, в свою очередь, заявляет о наращивании темпов добычи нефти и, более того, создании собственного стратегического запаса, что, впрочем, является вполне разумным действием с учетом складывающейся рыночной конъюнктуры – резкого падения спроса на энергоносители и снижения текущих цен на "черное золото". В качестве собственной антикризисной меры туркменские нефтяники решили объявить международный тендер на оказание услуг по горизонтально-наклонному бурению двух скважин на своем каспийском месторождении "Северный Готурдепе". Также топ-менеджмент туркменского государственного концерна "Türkmennebit" заявил о наращивании мощностей по переработке попутного газа и конденсата.

Как мы видим, все предлагаемые руководством азербайджанских, казахских и туркменских нефтегазовых компаний антикризисные меры фактически сводятся к увеличению притока зарубежных инвестиций в обмен на увеличение иностранных активов в структуре управления стратегическими отраслями республик. Относительно продуманной можно назвать лишь политику Ашхабада, который нацелился на выкуп собственной резко подешевевшей нефти для формирования стратегического государственного энергозапаса. Однако на фоне других показателей и туркменские решения не способны помочь вывести государство из шокового преддефолтного состояния на фоне обвала мировых нефтяных котировок. Возможно, настало время объединяться со "старшим братом" – Россией – для выработки совместных эффективных решений в ответ на демпинг ближневосточных и американских нефтяных картелей, не забывая при этом и об имеющемся у Москвы запасе прочности на случай повторения подобных резких конъюнктурных колебаний?