Уроки Первой мировой для современной российской «элиты»

О народном единстве у нас любят поговорить. Особенно таких разговоров много сейчас, когда страна втягивается в новую холодную войну с Западом. Даже Русская Православная Церковь призвала всех сплотиться вокруг высшего политического руководства.
И вроде правильно всё сказано...
Да, государство не от хорошей жизни идёт на непопулярные шаги. И думаю, что народ готов всё это терпеть, потому что ситуация в мире действительно опасная и народное единство нам точно не помешает.

Однако это самое единство действенно только тогда, когда сплачивается всё общество без исключения, но не через высокопарный патриотический трёп, а на деле – когда тяготы и лишения несут все без исключения. А вот с этим в России сегодня очень большие проблемы.
Складывается уверенность, что главную тяжесть сложного периода взвалили исключительно на плечи простого народа, а вот государственная и деловая элита живёт так, будто никаких проблем у страны нет. Ещё два года назад швейцарские социологи  сообщили, что Россия вышла на первое место в мире по имущественному неравенству населения. Как подсчитано в исследовании издания Global Wealth Report, в нашей стране 89% совокупного благосостояния населения принадлежит 10% домохозяйств. Тот есть, остальным 90% граждан достаётся лишь 11%. На всех!
Нечто подобное наблюдалось сто лет назад, в годы Первой мировой войны. Война, как известно, началась на ура-патриотическом подъёме, когда всем народом грозили немцев шапками закидать. Но когда война затянулась, стало ясно, что военные тяготы несёт на себе лишь простонародье.  
Вот как разочарование государством происходило в российской провинции.
Недавно нижегородские архивисты выпустили двухтомный документальный сборник под названием «По обстоятельствам военного времени». Это архивные документы, которые показывают жизнь Нижегородской  губернии в годы Первой мировой войны, все её непростые стороны. Из этого сборника видно, как патриотический энтузиазм первого, 1914 года войны довольно быстро выродился сначала в общественное разочарование, потом – в недовольство, а под конец уже в антиправительственные революционные настроения.
Судя по документам, главным виновником произошедшего стала власть, которая, с одной стороны, взвалила всю тяжесть войны на простого человека, а с другой – закрывала глаза на бессовестные деяния нижегородской буржуазии, которая набивала себе карманы на военном лихолетье. Особо «прославился» тогдашний глава Нижнего Новгорода, купец и владелец целой «пароходной империи» на Волге Дмитрий Васильевич Сироткин, который, используя своё служебное положение, прибрал к рукам наиболее выгодные военные заказы и фактически монополизировал поставки в город продовольствия. Прибыль прямиком шла в карман городскому голове.
Такие как Сироткин привели ситуацию к тому, что к 1916 году продовольственный рынок целиком оказался в руках спекулянтов. Народной реакцией стали стихийные погромы купеческих лавок и складов, которые прошли в том же году по всей губернии. Примечательна реакция губернских властей: они, вместо того, чтобы дать спекулянтам по рукам, фактически закрывали глаза на происходящее.
В сборнике представлены официальные рапорты разных уровней, которые шли наверх. Если какой-нибудь рядовой полицейский чин ещё писал своему начальству правду о настроениях народа («озверение», по словам одного полицейского исправника), то уже на уровне уезда, а тем более губернатора рапорт тщательно «приглаживался». Своё непосредственное начальство в лице Министерства внутренних дел Российской империи губернатор А.Ф.Гирс информировал сдержанно, дозировано и выборочно, опуская самые острые моменты, например, о размахе стихийных погромов или о настоящих причинах волнений (сокрытие спекулянтами соли и сахара до очередного повышения расценок). А ведь волнения пришлось подавлять при помощи войск (сил полиции уже не хватало).
Понятно, что Гирс более думал о собственном должностном благополучии, нежели о вверенной ему губернии. Но если такими же мыслями руководствовались губернаторы всей империи, то что же тогда ложилось на стол министру и самому царю? Правильно, дезинформация. Стоит ли тогда удивляться тому, что высшая власть, убаюканная «сдержанными» отчётами с мест, ничего не знала ни о реальной жизни страны, ни о наступающей революционной ситуации…
Стоит ли удивляться и тому, что социальная напряжённость стала перекидываться с тыла на фронт, где всё чаще стали задаваться вопросом: а за что и за кого мы, собственно, воюем? Из полицейских документов видно, что вера в царя у солдат исчезла задолго до потрясений 1917 года. Так, в феврале года 1916-го рядовой Я.С.Шашин из Лукояновского уезда отказался уезжать из краткосрочного отпуска обратно на фронт, потому что не хотел «служить такому болвану» как Николай Второй. А родители погибших на фронте и вовсе не стеснялись в выражениях: «Наш государь не умеет распорядиться, он дурак, его, окаянного, следовало бы послать под первую пулю». А в рабочих цехах, да и просто на улицах всё чаще можно было увидеть листовки с призывами: «Долой милитаризм! Долой самодержавие! Да здравствует революция!..»
В конце концов, в 1917-м случилось то, что и должно было случиться...  
Знаете, почему мы победили в другой войне, в Великой Отечественной? Да потому, что советская элита извлекла уроки из Первой мировой и жила, по сути, единой жизнью с воевавшим народом (хотя ситуация порой была куда как хуже, чем при царе). Вот это и было настоящим народным единством, обернувшимся великой Победой.
Увы, нынешняя элита пытается подражать своим царским предшественникам. Ничем хорошим для России это не закончится...