Зачем отечественный кинематограф наполнился лязгом гусениц

Вполне было ожидаемо, что геймерский хит – компьютерная танковая стрелялка «World of Tanks» – наберёт больше всего приверженцев именно в нашей стране. Потому что история крупнейших танковых сражений написана кровью и мазутом именно на нашей земле – начиная с битвы под Расейняем в июне 1941 года и заканчивая танковыми дуэлями под Дебальцево зимой 2015-го.
Разве что немцы ещё могут претендовать на вторую по численности группу фанатов – им тоже есть, что вспомнить…

Такая популярность компьютерной игры не могла остаться незамеченной продюсерами отечественного кинематографа, и один за другим в конце 2018-го – начале 2019-го в российский прокат выстрелили сразу три фильма «про танки»: собственно «Танки», «Несокрушимый» и «Т-34».
Идея фильма «Танки» принадлежит, не поверите, кому: министру культуры Владимиру Мединскому, известному специалисту по истории. Не новая идея, но хорошая. Рассказать, как создавался лучший танк Второй мировой, наш Т-34.
В коммунистическом прошлом, правда, была уже попытка рассказать об этом – двухсерийный фильм «Генеральный конструктор» (1980) с Борисом Невзоровым в главной роли. Но, как вы сами понимаете, что они тогда могли снять? Современной молодёжи все эти перипетии с разработкой двигателя, проблемами броневых листов и сварных башен не интересны. Им интересно познавать историю родной страны в развлекательной форме. И они, благодаря Мединскому, познают. Познаем и мы.
Начало. Оказывается, средний танк Т-34, ставший полной неожиданностью для Вермахта («железный Гейнц», который Гудериан, до самой Москвы глаза протирал и не верил) уже в 1940 году хорошо известен абверу. Хуже того – чертежи переснимаются на фото и сразу же переправляются в Берлин, а вредитель внедрён непосредственно в святая святых - КБ Харьковского завода, где танк, разработанный в Ленинграде, обрастает железом.
Разведка Третьего рейха в панике: у них ничего подобного нет и не предвидится, русских надо остановить сейчас, иначе война на востоке будет проиграна (а дело происходит, когда Гитлер ещё только собирается громить Францию и решает, переправляться ему в Англию или нет). До разработки плана «Барбаросса» целых полгода, и немцы пытаются склонить СССР на свою сторону.
Но и создатель танка Михаил Кошкин (актёр Андрей Мерзликин) не сомневается, что на пороге война с немцами (а почему не с японцами или с англичанами, которые в том же январе 1940 года хотели бомбить каспийские нефтяные промыслы и готовили вторжение на Кавказ в рамках помощи союзной им Польше)?
Поэтому Кошкин-Мерзликин решает перегнать два опытных образца в Москву своим ходом и представить лично Самому. И, несмотря на то, что в реальности дело происходило в морозном марте (тогда Кошкин заболел пневмонией и скончался, заплатив жизнью за свой танк), в фильме события разворачиваются летом. Наверное, чтоб актёры в танках не мёрзли.
По-человечески это понятно. Непонятно другое: каким образом по Советской России летом 1940 года рыскают остатки банд батьки Махно, пополненные кавалергардами в новеньких отутюженных мундирах с аксельбантами, и прочие опереточные персонажи? И не просто рыскают, а лихим кавалерийским наскоком захватывают новейшие танки и с шашками наголо сопровождают их в своё бандитское логово.
Дальше – хуже. По той же самой Советской России на сияющих новеньким заводским лаком мотоциклах BMW, оснащённых лебёдками и крупнокалиберными пулемётами, за новейшими русскими танками охотятся немецкие диверсанты из полка «Бранденбург». И пытаются отбить Т-34 у бандитов. Получается, как в анекдоте про партизан и немцев, поочерёдно с боем занимавших избушку лесника…
Леснику, в нашем случае Кошкину со товарищи, в конце концов всё это надоело, он разворачивает пушку и лупит немцев, случайно (!) завалявшимся на опытном танке снарядом. В итоге бандитам тоже понравилось. Поэтому, пополнив Кошкину запасы солярки, они отпускают танки с миром; кто его знает – глядишь, и что поновей, и посекретней перехватить доведётся.
Тут нужно сходить за новым стаканом попкорна, потому что интрига только нарастает.
Благополучно уйдя из лап махновцев и диверсантов, конструктор и его команда и не подозревают, что впереди их ждёт самое страшное – Рабоче-Крестьянская Красная армия, для которой Т-34 и создавались. Но армия об этом не знает, поэтому построилась на пути танков, выставила пушки и ждёт.
По традиции, сложившейся за последние двадцать лет в отечественном кинематографе, командование РККА приветствует своих героев дружественным огнём. Сначала осколочно-фугасными, затем и бронебойными.
- А это вы видели?! - делает им козу из-за брони Мерзликин, и танки несутся напрямую к Красной площади. Здесь кульминация.
По брусчатке расхаживает кровавый тиран со свитой и, попыхивая трубкой, спрашивает:
- Гдэ же танкы?
И вот на Васильевский спуск вылетает «тридцатьчетвёрка» и несётся на Сталина. «Раздавит, не раздавит?» - нервно думает зритель (в душе желая, как и автор идеи, чтоб раздавила).
- Да нехай живёт, - великодушно решают создатели киношедевра, - ему ещё войну выигрывать…
И танк послушно замирает перед самыми сапогами Сталина.
Такая вот патриотическая клюква. От создателей «28 панфиловцев» (неожиданно) и «Собибора» (тут всё ясно). Жалко актёра Мерзликина, но он хороший актёр – ещё отыграется. Да, в общем, уже отыгрался. Потому что тремя годами раньше вышел замечательный, но, увы, не распиаренный фильм (отягощённый одноимённым сериалом) «Единичка» с тем же Мерзликиным в одной из главных ролей.
Вот там всё на своих местах. Август 1944-го. Продолжается наше наступление в Восточной Польше. Батарее лейтенанта Егорова (актёр Илья Коробко), назначенному новым командиром прославленной «Единички», приказано удерживать мост. Кроме Красной Армии на объект есть виды у прорывающихся из котла немцев с архивами абвера. А тут ещё, как тараканы на пожаре, появляются из разных укромных щелей и бойцы так называемой Армии Крайовой, воевавшей и против русских, и против бандеровцев, а иногда (когда запахло свободой) и против немцев. Управляемые из Лондона патриоты «ще не сгинелой» Польши хотят назло русским взорвать мост. И, в общем, близки к этому.
Но выясняется, что в соседнем полуразрушенном монастыре ютятся глухие сироты под присмотром монахини Евы. Что важно – это польские сироты. Потому что будь русские или белорусские – да и ляд с ними, «пся крев»! При случае можно и прикладом. А тут польские, никуда не денешься, надо спасать.
Учитывая, что к переправе рвутся немцы при поддержке танков, приходится спасать бок о бок с русскими. Потому что без русских – раздавят, как в 1939-м. При этом политрук (Мерзликин) в ответ на пыхтение про «советскую оккупацию», напоминает, как захватившие в 1920-м году эти земли паны (привет стратегическому гению товарища Тухачевского, сдавшему Западную Белоруссию и Украину белополякам) рубили русских военнопленных напополам, просто так – забавы ради. Политрук уточняет, что видел сам, довелось, дескать, понаступать под руководством «невинно репрессированного» военноначальника.
За отсутствием CNN и 6-го американского флота ему никто не возражает.
Дальше, как обычно: русские умирают за чужих детей. Потому что верят, что чужих детей не бывает. Кажется, кроме нас эту веру никто не разделяет.
Через пару лет, году эдак в сорок шестом на их могиле поставят памятник: русским и польским героям, тра-та-та… Спустя полвека с небольшим слово «русским» сотрут, потому что герои могут быть только польскими, если они, конечно, не американские. Хорошо бы кости солдат не тревожили, а так ничего – полежат до Второго пришествия Христа и без надписи.
Впрочем, всего этого в фильме уже нет, но и того, что есть, достаточно, чтобы знать и понимать историю, как этого и хотелось историку Владимиру Мединскому. Только вот благодаря получившейся из его идеи киноклюкве молодое поколение никогда не узнает, что создатель легендарного танка Т-34 Михаил Кошкин был посмертно (!) объявлен личным врагом Гитлера, а на его могилу на центральном харьковском кладбище, немцами была сброшена авиабомба. Так что, надеюсь, понятно, у кого учатся те, кто воюет с могилами.
Но об этом юные зрители фильма «Танки» не узнают.