Танковый биатлон Сидорова и Петрова на большом киноэкране

Во время новогодних праздников, традиционно не богатых на событийные поводы, заметное место в новостных выпусках занимали сообщения о кассовых успехах свежего отечественного блокбастера «Т-34». Телеканалы дружно гнали в эфир шаблонные сюжеты с крупными планами восторженных зрителей, распинавшихся в благодарностях создателям фильма и грозившихся повторно (а то и не раз) насладиться полюбившимся зрелищем о «героическом прошлом нашей страны» и «славном подвиге предков».  

Лица говоривших менялись, но произносимый текст оставался примерно тем же: «кино – супер», «ничего лучше не видел (не видела)», «берет за душу», «великолепная игра актёров» и далее в том же духе. Ещё обязательно про переполненные залы, слёзы зрителей и аплодисменты на финальных титрах. И ни одного недовольного.
Стремление представить очередной, уже третий за год кинофильм, где главную роль играет советская бронетехника времён войны (до этого были «Танки» и «Несокрушимый»), в максимально позитивном свете понятно. Нынешнее творение режиссёра Алексея Сидорова, прославившегося на заре 2000-х разухабистым эпическим баяном «Бригада» о многотрудной жизни «братков» в «лихие 90-е», лепилось в рамках госзаказа на патриотическое кино при непосредственном участии ВГТРК, т.е. государства. Поэтому ни у кого не должно возникнуть ни малейших сомнений: снято именно то, что надо народу, который пребывает от увиденного в полном восторге и готов нести денежку в кассы кинотеатров.
С задачей извлечения максимальной прибыли продюсеры «Т-34» справились: за первые две недели проката фильм посмотрели более пяти миллионов зрителей, а кассовые сборы превысили 1,7 миллиардов рублей. Коммерческому успеху, помимо агрессивной рекламной кампании и эксплуатации модной военной тематики, способствовали удачное время премьеры (на праздниках людям делать особо нечего, так почему бы не сходить в кино), расчищенное от фильмов-конкурентов, а также задействование в проекте востребованного молодого актёра Александра Петрова, уже имеющего постоянно растущую армию восторженных поклонниц. Дополнительным бонусом (по крайней мере, в глазах тех, кому крепко за сорок) стало назначение на важную роль мехвода-виртуоза Виктора Добронравова, который оказался внешне похож на талантливого советского актера Вадима Спиридонова, сыгравшего Федора Савельева в сериале «Вечный зов» и комдива Деева в экранизации романа Юрия Бондарева «Горячий снег».
А вот со всенародной любовью, которая должна была обеспечить «шедевру» Сидорова и Петрова достойное место среди лучших отечественных фильмов о Великой Отечественной, получилось не очень. Бесконечный позитив по поводу восприятия публикой «Т-34» присутствовал только в выпусках новостей. А вот на профильных сайтах, аккумулирующих отзывы зрителей, ситуация оказалась иной: негативные отклики там преобладают. Даже министр культуры Мединский потрясён (и возмущён) количеством отрицательных отзывов.
Претензий к картине масса, и по большей части они обоснованные.
Авторы, по недоброй бизнес-традиции сэкономившие на военных и исторических консультантах, допустили кучу ляпов самого разного свойства. Тут и «забытый при обыске» нагрудный знак у Ивушкина-Петрова, и аккуратно подстриженные усы персонажа Добронравова, который, вроде как, уже третий год томится в плену, и пропуск на «свободный выход в город» из концлагеря, и два вражеских танка, уничтоженных одним выстрелом, и немыслимые траектории полета болванок.
Умилило и слово «Пермь», нанесённое на броне в 1944-м, когда сей город назывался Молотов. Возможно, так авторы пытались подмигнуть фанатам сериала «Реальные пацаны» (его действие происходит как раз в Перми), откуда в «Т-34» перекочевал актер Антон Богданов, изображающий башнёра (кстати, весьма упитанного для узника фашистской «фабрики смерти»), но ведь можно было обойтись и без этого. Тем более, что потом этот же персонаж в боевом угаре вопит что-то про «привет фашистам от комсомольцев Приамурья».    
Впрочем, всё это, по большому счету, ерунда. Ведь и во всеми любимых советских фильмах про Великую Отечественную ляпов хватает. Но там глаз зрителя за них просто не цепляется, поскольку неточности с лихвой компенсируются внятным сценарием, понятной мотивацией персонажей и великолепной игрой актеров, которым веришь, вне зависимости от расположения наград на гимнастёрке, цвета околыша фуражки и отсутствия видимых ран от вражеских выстрелов в упор.
А вот, смотря «Т-34», верить в то, что тебе показывают, очень сложно. Тем, кто восхищается актёрской игрой в фильме Сидорова, наверное, не доводилось видеть Николая Олялина в «Обратной дороги нет» или Леонида Быкова в «Аты-баты, шли солдаты». По сравнению с ними Петров, чей Ивушкин не сильно отличим от вожака чертановских гопников из «Притяжения» или «Полицейского с Рублёвки», и Богданов, даже в танке не выходящий из амплуа «реального пацана», выглядят участниками кружка самодеятельности при районном ДК.
Однако гораздо хуже наплевательское отношение к сюжету, который так же далёк от реальности, как Приамурье от Перми. Если не дальше.
Недоуменные вопросы начинаются прямо с первого кадра. Вот везущая Ивушкина полуторка подъезжает к дорожному указателю, который немецким языком сообщает, что до Москвы отсюда 35 километров. Поскольку дело происходит в конце ноября 1941-го, увидев это, любой советский военнослужащий понял бы, что оказался в глубоком вражеском тылу, поспешив побыстрее убраться из опасного места. Ведь контрнаступление советских войск начнётся только 5 декабря, немцы ещё нигде не отступили, и встретить указатель с готическим шрифтом за нашими позициями совершенно невозможно. Но Ивушкину на это наплевать, и он не успокаивается, пока не срубит топором символ вражьего присутствия на родимой земле. Естественно, тут же появляется фашистский танк, предоставляя персонажу Петрова продемонстрировать, какой он крутой Шумахер. 
Последующий бой в деревне Нефедьево, когда один наш Т-34 практически под ноль уничтожает роту панцерваффе, пожалуй, лучший эпизод фильма. Снято красиво, панорамно и объемно, а пролетающие в замедленной съемке болванки еще не усевают надоесть (это потом от них станет тошно). Однако уже тут становится ясен главный посыл картины: наши танкисты – неуязвимые молодцы, которым нипочём даже насквозь прошибающий башню снаряд, а немцы – законченные недоумки. Свой неискоренимый дебилизм гитлеровцы будут последовательно демонстрировать ещё два часа, и так от него и не избавятся до самого финала.
Вот, скажите на милость, зачем им нужно было три года возиться с Ивушкиным, который отказывается назвать имя и звание, да ещё и постоянно пытается сбежать? А ведь его ещё и вылечить после ранения надо было.
Во время войны, конечно, бывало всякое, но ведь герой не просто стоически переносит пытки, почти не отразившиеся на его внешнем виде, но ещё и повышает образовательный уровень: едва увидев Т-34-85, который начали выпускать лишь в 1944-м, несгибаемый младший лейтенант уверенно сообщает товарищам по несчастью его тактико-технические характеристики, включая толщину брони. Ему гитлеровцы, что,  разведсводки в камеру приносили?
Формирование Ивушкиным экипажа для танка – ещё один пример полного пренебрежения логикой. По идее, командир должен хотя бы поинтересоваться у стоящих перед ним бедолаг, кто они по специальности. Ведь определяя пригодных строго на глаз, как делает это герой Петрова, велик риск остаться без механика-водителя – единственного члена экипажа, по-настоящему нужного для затеи гитлеровцев. И то, как безошибочно делает свой выбор русский командир, немцев почему-то не настораживает.            
Дальше степень идиотизма врагов только нарастает. Перед тем, как доверить трофейный танк военнопленным, немцы даже не удосужились посмотреть, что у него внутри. Хорошо, допустим, побрезговали; но ведь в любом концлагере хватало добровольных помощников из числа тех же военнопленных, истово служивших новым хозяевам за страх и на совесть. Однако почему-то этого сделано не было, и Ивушкин со товарищи обзаводятся шестью снарядами. Операция по их перепрятыванию, залегендированная под захоронение прежнего погибшего экипажа, проходит без сучка и задоринки. А ведь незаметно перетащить шесть десятикилограммовых чушек, и ни разу не звякнуть об булыжник под носом часового – задача для якобы измождённых узников явно нерешаемая.
Ну, а дальше, когда Т-34, утюжа всё подряд, вырывается с полигона, начинается форменный беспредел. Танк беспрепятственно носится по немецким автобанам, городкам и лесам, наводя ужас на обывателей, а тупые гитлеровцы, задавшись целью уничтожить его непременно «пантерами», начисто забывают о других способах борьбы с бронетехникой – противотанковых орудиях (разок мелькнуло только одно), штурмовой авиации, ручных гранатометах (пресловутых «фаустпатронах»), которые очень даже эффективны в городских условиях. А чтобы остановить неудержимого беглеца, достаточно было перебить ему гусеницу, а это можно было сделать и ручными гранатами.      
В общем, киношные немцы сделали всё, чтобы Ивушкин с вновь обретёнными друзьями и женщиной в придачу славно поураганили на просторах Третьего рейха и беспрепятственно растворились в направлении Чехии. По логике, тамошние аборигены, всю войну демонстрировавшие подчеркнутую лояльность оккупантам и в подавляющей массе своей не помышлявшие ни о каком сопротивлении, должны были русских, волочащих раненого товарища, немедленно и без разговоров сдать немцам, но этого не происходит. В конце концов вся компания, пройдя несколько сот километров или, как вариант, где-то спрятавшись минимум на полгода, возвращается домой. Все наши живы и здоровы, а враг Ивушкина Ягер помер, пожав на прощание руку советскому танкисту в знак уважухи и признания своего полного бессилия.
Если бы гитлеровцы действительно были такими имбецилами, какими они показаны в «Т-34», война закончилась бы нашей победой не в мае 1945-го, а намного раньше, и платить бы за нее пришлось не такую высокую цену. Увы, всё было совсем не так, как изобразили Сидоров и Петров.  
Ощущение тотального бреда усугубляется звучащей в конце песней «Бери шинель, пошли домой», прочно ассоциирующейся у старшего поколения с трагическим финалом замечательного фильма «Аты-баты, шли солдаты». Вот там действительно слеза прошибала. А тут просто становится тоскливо и неловко.    
Лично мне показалось очень обидным сравнение «Т-34» с действительно великолепным советским фильмом «Жаворонок», вышедшем на экраны в далеком 1965-м. Общее в сюжете действительно есть. Там тоже советский танк, ведомый военнопленными (правда, без единого снаряда), вырывается с немецкого полигона, где выполнял роль мишени, и мчит по Германии, сея ужас и панику среди немцев и вселяя надежду на скорое освобождение в советских женщин, угнанных в нацистское рабство. Но это сходство чисто формальное, хотя режиссер Сидоров попытался в меру сил скопировать некоторые сцены (например, с дегустацией пива).
При этом «Жаворонок» намного короче и дешевле, в нём почти нет спецэффектов и известных актеров. В советском фильме очень мало говорят, а у героев нет предысторий и даже имён (кроме одного). И, несмотря на это, там всё понятно; никаких дурацких вопросов по ходу просмотра не возникает, а к финалу к горлу подступает комок. Потому, что это было действительно кино с большой буквы. А «Т-34» – просто прошитый нелепыми диалогами и перемежаемый необязательными игровыми сценами микс из сцен танкового биатлона и заставок компьютерной игрушки «World of Tanks».  
Тот фильм действительно врезался в память навсегда, даже если видел его всего один раз. А вот интересно, сможет ли кто-нибудь из тех, кто сейчас восхищается творением Сидорова и Петрова, вспомнить о нем лет через пять? Очень сомневаюсь.
Создателям «Т-34» можно сказать «спасибо» только за то, что многие, посмотрев его, вспомнили и о незаслуженно забытом «Жаворонке».