Равнодушие Москвы и грузинские программы «реинтеграции» угрожают южному флангу России

Подводя итоги 2018 года, президент Абхазии Рауль Хаджимба назвал жизнь в республике «непростой». А военный журналист Владимир Попов на презентации переиздания своей книги «Абхазский крест» в пресс-центре РИА «Новости» охарактеризовал её как «безнадёга и озлобленность».
Причина такой оценки – в так и не состоявшемся экономическом возрождении Абхазии, не сумевшей оправиться от последствий войны, завершившейся четверть столетия назад.

Объяснять это леностью абхазов было бы несправедливо. После завершения войны 1993 года и освобождения от грузинской оккупации население республики сократилось более, чем вдвое, а сама она лежала  в руинах. Абхазия лишилась главного своего дохода – туристического бизнеса, да ещё и оказалась в условиях блокады со стороны России. Перевезти орехи или мандарины через пограничный переход на реке Псоу можно было только в сумке-тележке. В таких условиях ни о каком возрождении народного хозяйства и речи быть не могло.
Некоторые подвижки начались в 2000-х, но ситуация радикально изменилась лишь после признания республики Москвой в 2008-м. Это событие даже вызвало значительный приток отдыхающих из России, который обозначили как «туристический бум». В те сравнительно «сытые» для российской экономики годы в Абхазию поступали солидные денежные транши. Впрочем, как часто бывает, они надлежащим образом освоены не были. Не было сделано достаточных вложений ни в туристический, ни в аграрный сектора. А деньги просто проели.
Сегодня к всегдашним конкурентам Абхазии – Черноморскому и Азовскому побережьям Краснодарского края – добавился Крым, оттянувший на себя значительную часть туристического потока.
Серьёзной проблемой остаётся и суровый пропускной режим на российско-абхазской границе. Так, в разгар сезона отпусков российским отдыхающим иногда приходится по нескольку часов на солнцепёке ожидать очереди у КПП. Понятно, что это не добавляет притягательности абхазским здравницам…
Абсурдность ситуации подчёркивается тем, что вся граница Абхазии, - и сухопутная, и морская, - охраняется российскими пограничниками.
Сегодня, конечно, всем живётся непросто. Однако получается так: Абхазию защитили, обеспечили безопасность её рубежей – и живите, как хотите. Но такой подход, помимо всего прочего, несёт в себе серьезную геополитическую угрозу.
Тут придётся вспомнить о грузинской программе «деоккупации» и «реинтеграции» Абхазии и Южной Осетии, территории которых в Тбилиси продолжают считать своими. Помимо продолжающейся модернизации грузинской армии и её подготовки к возможным силовым действиям против соседей, проводятся мероприятия, можно сказать, гуманитарно-рекламного характера.
Так, абхазам в грузинских клиниках оказывают высококвалифицированную и, главное, бесплатную медицинскую помощь. Достаточно позвонить, куда следует, и заболевшего на грузинской стороне Ингури встретит машина скорой помощи; его доставят в больницу, где он получит всё необходимое. А ещё его посетит член «правительства Абхазии в изгнании» и вручит тысячу долларов «на поправку здоровья»...
По некоторым данным, этой программой уже воспользовалось не менее четверти населения Абхазии. Для жителей республики в грузинских вузах предоставляются бюджетные места. У них по льготной цене скупают сельхозпродукцию.
В отличие от Южной Осетии, в 2008 году боевых действий на территории Абхазии как таковых не было. То есть, уже выросло целое поколение, которое не знает войны и не помнит грузинской оккупации. Именно на них рассчитана грузинская программа подкупа. Почему подкупа? А потому, что если вдруг Грузия сумеет так или иначе занять территорию Абхазии, США немедленно прекратят финансирование «реинтеграции», и эта программа будет свёрнута.
Грузинские власти, говоря о своей любви к абхазам, отказывают им в политической субъектности, даже не рассматривая возможности переговоров с властями республики. То есть, если бы Тбилиси удалось вернуть власть над Абхазией, то работавшая в течение всего ХХ столетия программа «огрузинивания» её жителей была бы продолжена. А для России это означало бы присутствие войск НАТО в окрестностях Сочи. Ведь в этом случае единственное препятствие на пути Грузии в Североатлантический альянс – территориальный спор – будет устранено.   
Тем временем, называть Абхазию чужим для нас государством нельзя. По той простой причине, что девяносто процентов ее жителей – граждане Российской Федерации,  за судьбу которых Москва в ответе.