Пропагандисты «московского майдана» учат рукопожатных сотрудничать со штурмовиками

Выступление небезызвестного оппозиционера Дмитрия Быкова с панегириком генералу Власову и «освободителю» Гитлеру, серьезно всколыхнуло отечественное  медийное пространство:
«А что это было?»
Многие пришли к выводу, что Быков просто троллит аудиторию, стремясь привлечь внимание к собственной персоне. Другие предположили, что он настолько ненавидит Россию, что всё остальное видится ему меньшим злом. Однако главным был всё же иной мотив.

Некогда розовый купидон, шалун и куртуазный маньерист Быков давно стал суровым бойцом пропагандистского фронта, превратившего своё перо даже не в штык, а в самодельное взрывное устройство.
Стоит напомнить, что «болотная революция», в которой этот персонаж принял живейшее участие, завершилась полным провалом не только по причине отсутствия народной поддержки, а потому, что не было должного «драйва» и нужного количества «пассионариев». Таково мнение самих революционеров.
Умирать на баррикады зазывали лозунгами двадцатилетней давности, вызывая ностальгию по ушедшей молодости… Но жить в палатках на зимних московских улицах и жечь омоновцев «коктейлями Молотова» никто явно не рвался. Либералам просто не хватает «пехоты».
Провальный опыт «болотных» был изучен и проработан режиссёрами и сценаристами всех революций и учтён при организации киевского «майдана», где решающая роль отводилась не интеллигентам пенсионного возраста, а молодым хлопцам из неонацистских банд. Своей агрессивностью и организованностью они с лихвой компенсировали все издержки – в том числе и отсутствие поддержки мятежа на Юго-Востоке Украины, и равнодушие значительной части населения других областей.
Либералам же была отведена роль витрины и подтанцовки для колонн штурмовиков.
Российские «нацики», вроде Поткина и Дёмушкина, тоже рвались «предложить свою шпагу» «болотным», но были отвергнуты их вождями. Дело совсем не в брезгливости старых политических деятелей пониженной социальной ответственности, а в том, что с «нациками» пришлось бы делиться западными траншами, которые они замкнули на себя.
Сегодня значительная часть этих «лидеров» отошла от дел. Но есть фигуры второго и третьего плана, которые не распределяют средства, но играют большую роль в организации протестов. И они относятся к нацистским партнёрам «с предубеждением». Их можно понять. Например, оппозиционному журналисту Андрею Бабицкому было достаточно лишь однажды увидеть «зигующих» бандеровцев, чтобы он стал сторонником «Русской весны».
Во избежание подобных «эксцессов» и был задействован Быков. Он не один трудится на ниве «реабилитации» нацистов и коллаборационистов, но делает это увлекательно, не так, как унылые символы «болотной революции» Леонид Гозман и Михаил Берг. Естественно, его речи адресованы не «нацикам», которые и так почитают Власова и Гитлера. Задача Быкова – убедить своих единомышленников из либерального лагеря, что и в эти исторических персонажах было много хорошего (например, ненависть к России), и тем самым обеспечить смычку либералов и нацистов, без которой рассчитывать на успех «московского майдана» не приходится.