В Югре неизвестный мститель расстрелял местного «хозяина жизни»

Нередко приходится слышать о «возвращении 1990-х». И события, происшедшие в Ханты-Мансийском автономном округе, действительно говорят о том, что в некоторых уголках нашей страны 1990-е никуда не уходили.
Драматическая история поселка Ванзеват Белоярского района ХМАО началась именно в 1990-е, когда нелёгкая занесла туда некоего петербуржца Владимира Теплова. Место ему так понравилась, что он, скупив у местных жителей паи разорившегося совхоза, стал владельцем окрестных земель. По сути – помещиком, или, вернее, латифундистом.

Но выращивать кофе или сахарный тростник, как его латиноамериканские коллеги, дон Владимир в Югре не мог – климат не позволял. Вот и пришлось ему заняться тем, к чему располагала тайга, а именно лесозаготовкой и браконьерством. Всё было поставлено на широкую ногу. В распоряжении Теплова и Ко были катера, вездеходы, снегоходы, много оружия.  Он наладил продажу добытой рыбы и дичины в промышленных масштабах в Питер и Москву.
Объемы «производства» росли, требовали рабочих рук, да и какой помещик без крепостных... Теплов обзавёлся работниками, которые впрочем, больше напоминали рабов. У них отобрали телефоны и документы, денег за свой труд они не получали, содержал их «барин» впроголодь, не скупясь только на побои. Попытки побега наказывалась жестокими экзекуциями. В «крепостных» у таёжного «латифундиста» были только люди пришлые, которых обманом заманивали в Ванзеват.
Но, впрочем, и с местными у Теплова отношения были так себе: их он обоснованно подозревал в посягательствах на «его» леса, дичь и рыбу. Особенно не любил «хозяин тайги» аборигенов-хантов, которые по закону имеют льготы на охоту и рыболовство. Жители посёлка рассказывают, что он даже установил «премии», обещая пять тысяч рублей каждому, кто изобьёт ханта, появившегося в «его» угодьях, и в десять раз больше тому, кто его «замочит».
Разумеется, подобная ситуация не была бы возможна без поддержи властей. По словам местных жителей, полиция была полностью «прикормлена» Тепловым, а глава Полноватского сельского поселения Лариса Макеева пробивала ему государственные гранты и субсидии на развитие агробизнеса, как «успешному предпринимателю», «возрождающему жизнь на селе».
В 2017 году обитатели посёлка попытались найти управу на беспредельщика, обратившись к властям ХМАО – губернатору Наталье Комаровой, прокурору Ботвинкину, главе Белоярского района Маненкову и омбудсмену администротивного округа Стребковой.
Итогом этого обращения стал рейд в Ванзеват ОМОНа, который принялся «трясти» школьников, обвиняя их в хулиганстве и нанесении ущерба… Теплову. Только после этого визита до жителей, наконец, дошло, что «до царя далеко», а «закон – тайга». Один из аборигенов под впечатлением от действий ОМОНа сказал журналистам, что придётся,  видимо, переходить к «партизанским действиям».
От мысли до её воплощения прошло два года. И вот, в конце февраля труп Теплова нашли в Ванзевате. Он был «исполнен» со знанием дела – выстрелом из ружья в живот. Выжить при таком ранении невозможно, а умирает человек не сразу и в тяжёлых мучениях. Кто оказался «ворошиловским стрелком», - абориген или кто-то из «крепостных», - не известно: «любили» питерского «латифундиста» практически все обитатели этих мест.
Собственно, именно благодаря этому событию широкой публике стало известно о том, что происходило в «медвежьем углу» России более двадцати лет благодаря соучастию властей. Но при этом нет надежды на то, что виновники возникновения этой ситуации будут наказаны. И никто не даст гарантии, что со временем не появится новый «теплов».
Наблюдая происходящее, люди понимают, что государство стоит на страже интересов богатых беспредельщиков; и делают вывод, что никакие президентские послания Федеральному собранию не помогут, защищаться придётся самим.