Ушёл Георгий Данелия

Не знаю, насколько велик был этот режиссёр, но он умел сказать самое важное, творя буквально из ничего.
Отчего-то никто не вспоминает его фильм 1982 года «Слёзы капали». Это, по сути, евангельская тема, замаскированная под детскую сказку о злом волшебнике Тролле, смастерившем зеркало, в котором всё доброе исчезало, а безобразное становясь ещё хуже. Если осколки зеркала попадали в человека, то жить ему становилось невмоготу.
Но это всего лишь дань условности, цензуре, если угодно. А перед нами фильм-притча о муках одержимости и одолении в человеке зла.

Свой фильм Данелия снимал в Ростове Великом, на фоне русских храмов, пребывавших в ту пору в мерзости запустения. Отчётливо звучала православная тема: человеку не дано самому одолеть вселившихся в него бесов, только с Божьей помощью. Сказать это словами было никак нельзя, но Данелия это показал...
Тонкий и светлый фильм, начинающийся как скверный анекдот. Терзаемый бесами человек бежит из «каменных джунглей», где и жить, и дышать невозможно. Он приходит к бескрайнему озеру, на берегу которого вековечный храм и берега омывают волны времени…
Единственное, что осталось святого в душе несчастного товарища Васина (Евгений Леонов) – его внучка. Именно она советует ему поплакать, чтобы вместе со слезами вышли попавшие в него осколки злого зеркала.
Фильм предельно символичен: вот телега, запряжённая лошадью, на телеге пианино; лошадь ведёт под уздцы некий персрнаж в шляпе – владелец фортепиано, мелкий бес, исполняющий вариации на темы «Собачьего вальса». Но раскаявшийся и прошедший через страдания герой вдруг начинает играть «Лунную сонату».
Если «Слёзы капали» – это картина со счастливым концом, то этого никак не скажешь о фильме «Кин-дза-дза»,  который стал пророческим. В нём безбожное общество приходит к своему концу, к самоуничтожению. И пусть зрителя не смущают сатира на «тоталитарное» и «демократическое», что почище тоталитарного – с ничтожными правителями, живущими на другой планете и появляющимися перед подданными лишь в виде голограммы.
«Тоталитарное» и «демократическое» – это лишь частности, две дороги к одному обрыву. И то, и другое живёт без Бога и не нуждается в нём. Страшная, по сути, вещь; одновременно и смешная, и грустная. А вот, поди ж ты: захватывает целиком и не отпускает, как зубная боль.
Фильм ли это вообще? Искусство ли это?
Но пусть над этими вопросами ломают себе головы специалисты.
Мы, зрители, избавлены от необходимости вдаваться в профессиональные тонкости. Для нас важно, что Георгий Данелия в нашей жизни был, а его фильмы пребывают с нами.